Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №7 (84) → Есть ли жизнь после службы?

Есть ли жизнь после службы?

№7 (84) / 17 •июля• ‘09

Ксения Возгривцева Простые вопросы

•В этой теме:•

Простые вопросы
Матушки – о батюшках
Евгений Алабушев и Ксения Возгривцева

Сегодня мы с о. Евгением Попиченко поговорим о такой службе, которая охватывает всю жизнь человека, требует непрерывного напряжения духовных и физических сил; о службе, которая не заканчивается демобилизацией. Наш разговор — о служении священника вне церковного богослужения.

Сегодня нетрудно увидеть священников на официальных мероприятиях, ток-шоу, школьных линейках, военных парадах, в больницах и многих других местах. Зачем священнослужители посещают все эти места и мероприятия? Почему не ограничиваются церковным богослужением?

Апостол Павел сказал: «Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых. Сие же делаю для Евангелия, чтобы быть соучастником его». (1 Кор. 9, 2023).

Цель Церкви — спасение людей через приведение к жизни со Христом.

А священник, как служитель Божий, является знаком присутствия Церкви на Земле. В любой сфере жизни общества необходимо присутствие Церкви, как совести народа, как критерия Истины, Добра, Справедливости. Ведь у людей есть множество «своих маленьких правд», которые могут совсем не иметь отношение к Истине в силу зависимости от частных интересов. Истина есть у Христа, в Евангелии, поэтому так важно не забывать сравнивать свою «правду» с евангельской Истиной.

Вот поэтому священник и должен быть везде: и в школе, и в больнице, и в тюрьме, и на официальных мероприятиях. Он присутствует там не просто как напоминание, а как проводник жизненно необходимой благодати Божией, как совершитель Таинств, как образ Христа. Ведь он неспроста носит бороду и черную одежду. И неспроста люди на него всегда реагируют: кто-то радостно, кто-то раздражаясь.

Вот эта радость или злоба направлены на самом деле всегда не к самому священнику, а ко Христу. Своим внешним видом и произносимым словом священник напоминает людям о Боге.

Но ведь основная масса людей не догадывается обо всех этих смыслах, но воспринимает священника просто как статусную фигуру, лицо, приглашенное для совершения некоего ритуала — и все!

Да, интересно, что часто священника вне храма (например, в больнице или во дворе дома, куда он отправляется, чтобы освятить квартиру) люди воспринимают как «ангела смерти», как совершителя «заупокойных ритуалов» — это одна из особенностей современного восприятия священника.

Еще очень часто священник воспринимается, как «палочка-выручалочка». Там, где общество не справляется со своими бедами, должен появиться священник и все устроить: исправить заключенных, утешить больных и сирот, вразумить наркомана. Получается, что священник — компенсатор низкой социальной активности?

Часто власть придержащие и воспринимают священника как «специалиста» по разрешению неразрешенных проблем. Когда священник отправляется в тюрьму, или работать с наркоманами, или в дом престарелых, то это воспринимается как само собой разумеющееся. То есть, когда речь заходит об исправлении пороков общества, Церкви «дают зеленый свет».

А когда мы говорим о профилактике, то отношение меняется. Например, Церковь предлагает: «Давайте мы детей научим закону Божиему, ведь путь в тюрьму всегда один и тот же: сначала человек ругается с родителями, потом пробует наркотики или алкоголь, потом ворует деньги и в результате оказывается в тюрьме. Давайте мы эти этапы будем профилактировать!». Но тут оказывается, что «не место священнику в образовательном и воспитательном учреждении».

Не хотим заниматься профилактикой — будем заниматься лечением болезней, что более затратно и чаще всего малоэффективно. Сегодня мы наблюдаем огромный процент рецидивов (будь то в случае уголовного преступления, наркомании или алкоголизма), за исключением тех случаев, когда человек приходит к Богу, к покаянию и начинает менять свою жизнь.

А еще есть и другого рода «профилактика» — работа по оглашению людей, уже находящихся в Церкви, но мало что о ней знающих. Марк Аврелий как-то сказал своему сыну: «Твои неудачи, как сына, это — мои неудачи, как отца». Перефразируя, можно сказать так: то, что священник занимается сейчас всем — это неудача всей Церкви, поскольку миряне, которые должны быть и миссионерами, и катехизаторами, и свидетелями о своей вере, и помощниками священнику, сегодня крайне пассивны.

Священник стал похож на рабочую лошадку, которая тянет за собой огромный воз административного управления приходом, миссионерской, воспитательной и социальной работы. А еще у священника есть семья, которая требует особого служения, которая для него является основной частью прихода. Если бы у священника были активные помощники в лице мирян, то это было бы более правильно.

Поэтому одна из задач служения современного священника — это активизация жизни христиан. Очень мало люди готовы отдать Богу. Хотя есть закон: десятую часть отдавать Богу. Причем это касается не только материальных доходов, но и времени. Так из тридцати дней месяца три дня нужно отдать Богу. Это сверх того времени, о котором говорится в заповеди: «Седьмой день Господу Богу твоему».

Да и как мы приходим в седьмой день в храм? Только на несколько часов. А после «духовного самоудовлетворения», после утешения, после того, как прозвучат последние слова богослужения, сразу уходим. А кто же будет заботиться о храме? А кто будет общаться с детьми и подростками? А кто будет помогать людям, приходящим в храм, ориентироваться в Церкви? Кто будет старшим братом, опорой и поддержкой? Ответ один — батюшка! Все — в одном лице!

Он же никуда после службы не уходит из храма, он остается...

Да... Он — без сил, но остается... Вот это — проблема. Если говорить о включенности человека в жизнь прихода, то, конечно, основную часть «актива храма» составляют новообращенные, которые ищут Бога, которые готовы понуждать себя к чтению, готовы отдавать, жертвовать и трудиться.

А вот жизнь многих людей, которые ходят в храм уже лет десять, живут в своей «скорлупе» и как-то успокоились, самодостаточна. Такого человека подвинуть на какоето дело, которое не касается лично его, бывает крайне сложно.

А чем батюшка себя мотивирует заниматься столь разнообразными направлениями деятельности?

Слава Богу, у священника есть свобода выбора заниматься сегодня тем, что ему доставляет радость. Например, мне доставляет радость пойти в институт к заинтересованным, думающим студентам. Также и в работе с прихожанами. Ведь тот формат общения священников и прихожан, который сегодня наиболее распространен — когда священники и прихожане существуют «в своей плоскости», когда на каждого человека у священника есть только пять минут во время исповеди, за которые человек просто не может рассказать что-то значимое для него — исключает возможность живого непосредственного общения с прихожанами, душеведения.

Нужно создавать условия для бесед с прихожанами, на которых люди могли бы общаться, помогать друг другу, по=христиански участвовать в жизни друг друга. Сегодня возникает содружество приходов и священников, которые пытаются наладить работу с прихожанами. А для этого священнику нужны помощники-катехизаторы. Тогда священник мог бы заниматься тем, чем и должен, и хочет: совершением Таинств, воспитанием, духовным окормлением прихожан.

Слава Богу, что сегодня сочетается то, что священник делать хочет, и то, что он должен делать. Владыка Викентий — очень деятельный архиерей, и поэтому он стимулирует священников заниматься какими-либо актуальными направлениями социальной работы, окормлением всевозможных организаций.

Есть ли у приходов специализация, которая определяет сферу деятельности священника вне богослужения?

Всегда жизнь прихода определялась тем местом, где приход создается. Если приход появляется при больнице, то подразумевается, что должно возникнуть сестричество.

Если при тюрьме, то понятно, что главным направлением деятельности будет реабилитация заключенных. Если это университетский храм — в основе будет работа с молодежью.

И в данном случае интересы священника становятся вторичными? На первый план выходит «надо»: в какой храм попал, тем и занимайся?

Не совсем так. Подобное тянется к подобному. Над всеми нами еще и Господь, который подбирает людей с определенными талантами для определенного служения. Как бы это ни выглядело жестко административно, все равно назначение на приход и определение служения происходит по воле Божией. Священник получает «задание», близкое его личным устремлениям.

В прошлом номере «Православного вестника» мы говорили с Вами о времени и его наполненности. Сколько времени в сутках священника? Как священник все успевает?

Он успевает далеко не все. Например, он часто не успевает быть дома. Это — самая главная неуспеваемость.

Батюшка, расскажите о служении священника в семье.

Господь говорит: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7, 16). Вечная жизнь людей будет зависеть от того, какие плоды они после себя оставили. Если человек семейный, то это — его дети. Если несемейный, то — его дела, реализация талантов, данных ему Богом. Священник будет отвечать за приход: насколько он был примером для прихожан.

То есть он понесет на себе часть ответственности прихожан, которые следовали или не следовали его примеру, откликались на его призывы. А за свою семью он будет отвечать непосредственно. Дом — это маленький приход, где нужно служить, «заступать на вахту», общаясь с детьми, кого-то хваля или наказывая, исполняя определенные послушания. Здесь очень помогают матушки, которые делают все для того, чтобы батюшка любил возвращаться домой, чтобы он мог там немного отдохнуть.

Когда, например, ты заходишь домой, и матушка говорит детям: «Все! Тишина!».... Но тишины не получается. Когда дети встречают, когда дома порядок и проявлена забота — как это важно, это такая поддержка в совершении священнического служения! В жизни обычного прихожанина Бог на первом месте, семья на втором, а работа на третьем. А у священника работа и Бог сочетаются и поэтому очень часто перевешивают семью. Такого не должно быть.

Необходимо правило: в определенное время священник просто должен выключить телефон, исчезнуть из поля зрения прихожан, выключиться из текущих дел и на несколько часов посвятить себя семье. Всегда есть искушение с кем-то пообщаться, утешить в скорби, доделать какое-то дело. Но надо помнить, что редко встречается важное дело, которое нельзя было бы доделать утром, а вечер важно посвятить своим детям, жене, себе, друзьям.

О. Евгений, а дружба священников отличается чем-то от дружбы между простыми мирянами?

Святитель Амвросий Медиоланский сказал: «Прекраснее дружбы ничего нет на свете. Она служит утехою в настоящей жизни. Что может быть выше и драгоценнее того, как когда ты имеешь кому открыть твое сердце, поделиться тайнами, поверить сокровенное? Что может быть утешительнее, чем когда ты имеешь искренно преданного тебе человека, который в счастии тебе сорадуется, в несчастии состраждет, в гонениях подаст тебе утешение?»

Человек, не имеющий друзей, крайне несчастен. Дружба как между мирянами, так и между священниками, единомыслие, единство цели, духовное родство — это важнейшая опора в жизни. Сегодня часто можно наблюдать как оказавшиеся в Церкви мальчики, сближаются в мыслях и делах, затем поступают в семинарию, рукополагаются во священники и сохраняют дружбу через годы. Так же радостно наблюдать дружбу между священником и паствой, которая и вырастает на почве общности духовной жизни, общего делания и живого общения.

Практически лишенными такой поддержки оказываются священники, назначенные на служение в дальние приходы. Оставшись один на один с проблемами прихода, они могут найти поддержку только у прихожан, да и то не всегда, как не всегда она перерастает в дружбу.

Поэтому счастлив священник, имеющий друзей, с которыми вместе можно решить какие-то вопросы, поделиться опытом, просто порыбачить, отправиться в поход или пострелять из ружья. Друг для друга тогда люди становятся отдохновением: отдыхом и вдохновением одновременно.

О. Евгений, можно задать личный вопрос: совпадают ли Ваши представления о священстве, которые были до рукоположения, с тем, что Вы сейчас знаете об этом служении?

Конечно, не совпадают. Когда юношей я ходил в Вознесенский храм и смотрел на благообразных алтарников в белых стихарях и на священнослужителей, то воспринимал их как небожителей, которые живут у себя в алтаре, молятся... Эдакие полулюдиполуангелы. Если бы тогда, когда я мечтал о священстве, мне ктонибудь рассказал бы режим дня священника, то я бы, возможно, задумался о выборе. Но юношеский максимализм, желание подвигов и все такое...

Максимализм не сохранился через несколько лет служения?

Он быстро врачуется трезвым настоятелем. Ведь максимализм — это проявление гордости, самомнения, самоуверенности, и это очень опасно для духовной жизни. Со временем начинаешь более реалистично воспринимать свою жизнь, оценивать свои способности и возможности.

Батюшка, в конце беседы что бы Вы хотели сказать нашим читателям?

Дорогие читатели «Православного вестника»! Здоровье священника, как душевное, так и физическое — это достояние прихожан, достояние Церкви.

Поэтому чем больше прихожан будут сознательно и активно участвовать в жизни прихода, тем дольше батюшки смогут жить и трудиться на благо Церкви. Священники не семижильные. Рано или поздно «завод» кончается, и это не сулит ничего хорошего самим прихожанам. «Ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада» (Мк. 26, 31). Берегите своих отцов!

P. S.: А как просто было бы относиться к священникам как к полуангелам! Всегда рассчитывать на их бесконечные силы и возможности, прибегать к ним в трудностях, что-то брать, получать, на что-то постоянно рассчитывать.

Замечательно было бы удивляться их человеческим проявлениям («Ух ты! Батюшка-то у костра песни поет! Ух ты! Батюшка просто радостно общается с прихожанами! Надо же! Батюшки, оказывается, устают!»). Да, можно было бы пребывать в таком мечтательном состоянии в отношении к священникам, разделяя жесткой границей «их» служение и «наше» пребывание в храме.

В Церкви, которая является живым организмом, это недопустимо: те, кто молятся в храме, неотделимы от тех, кто молится в алтаре. Просто у последних большая ответственность перед Богом. И если мы называем этих людей «отцами», то и относиться к ним нужно как к отцам, родным людям: со вниманием, заботой, теплотой.

А иначе как же мы произнесем слово «отец» и как же сможем откликнуться на призыв «братья и сестры»?

 

•В других номерах:•

№4 (93) / 15 •апреля• ‘10

Простые вопросы

Смех может быть утешением

Ксения Возгривцева

Он бывает заразительным и гомерическим, радостным и непосредственным, злым и «сквозь слезы», нервным и издевательским. Он передается, как зевота, стоит только поймать его «бациллу». Он может поссорить, а может и подружить. Некоторые считают, что он порожден бесами, а другие…

№1 (90) / 12 •января• ‘10

Простые вопросы

Что такое катехизация?

Светлана Ладина

И снова — о катехизации — предмете дискуссий среди священнослужителей и мирян. На эту тему мы беседуем с о. Алексием Яковлевым, настоятелем храма во имя святителя Николая Чудотворца, действующего в микрорайоне Синие Камни г. Екатеринбурга.

№2 (79) / 12 •февраля• ‘09

Простые вопросы

Встреча с Богом

Ксения Возгривцева

Не ленись, о душа моя, искать Владыку! И очистись осиянием света, тогда Владыка Сам, придя, весь возобитает в тебе, и с тобой будет пребывать Тот, Кто мир сотворил, и ты будешь обладать истинным богатством, Которого мир не имеет….

 
Простые вопросы

Матушки – о батюшках

Евгений Алабушев и Ксения Возгривцева

Дорогие читатели, сегодня «Православный вестник» предлагает вашему вниманию то, что обычно оказывается скрыто от посторонних глаз. О жизни батюшек во внеслужебное время и о жизни их матушек мы расспросили… самих матушек. И вот что они нам рассказали…

 
Встреча с батюшкой

«Церковь – это сложный богочеловеческий организм, в котором нельзя все делить на черное и белое»

Ксения Возгривцева

Одно из самых распространенных в среде мирских и даже верующих людей мнений о заключенных в тюрьмах таково: «Сами виноваты — теперь каются». 

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс