Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №3 (80) → Подготовка к исповеди

Подготовка к исповеди

№3 (80) / 12 •марта• ‘09

Полина Митрофанова Простые вопросы

Что такое покаяние?
Оставление прежнего и печаль о нем.

Преподобный Исаак Сирин

Начался Великий Пост, время воздержания от грехов и, конечно, время покаяния. Но всегда ли мы понимаем, что такое покаяние, что такое сокрушение о грехах и каково значение исповеди в деле покаяния? Сегодня тема "Простых вопросов" — подготовка к исповеди как к непременной составляющей нашей духовной жизни. Мой собеседник — протоиерей Евгений Попиченко.

Исповедь — это Таинство, которое довольно многих людей останавливает на пути к Богу. Это, пожалуй, самое непростое испытание для нашей души, и поэтому новоначальным христианам порой хочется его избежать. А нет исповеди — нет и Причастия, самого важного церковного Таинства. Почему же исповедь так важна, почему без нее нельзя? И почему мы не можем исповедовать свои грехи дома перед Богом, зачем нам посредник в лице священника, который порой смущает?

Во-первых, исповедь — это то, что Господь заповедовал своим апостолам и здесь нужно четко усвоить, что Таинство покаяния — это Таинство, установленное лично Христом, когда Он, обращаясь к своим ученикам, сказал: " Примите Дух Свят. Кому отпустите грехи — тому отпустится, кому оставите — тому оставится". И ученики Христовы, апостолы, впоследствии передали этот дар и собственно само совершение Таинства своим ученикам, епископам, священникам.

Первый принципиальный момент, который нужно усвоить — насколько я христианин, насколько я доверяю Христу, насколько моя вера соответствует вере Православной? Потому что очень часто, к сожалению, человек для себя устанавливает какие-то собственные заповеди, собственные законы и начинает по ним жить. " А я считаю, что мне Церковь не нужна, а я думаю, что с Богом можно общаться напрямую". Хорошо. Считай так, тогда считай и то, что ты в этом случае не являешься христианином, потому что ты не принимаешь веры православной, создаешь какую-то свою веру. И как это ни грустно, ни печально, но этим самым ты себя отрываешь от Церкви. Как, допустим, Лев Николаевич Толстой, который считал одно, другое, третье по-своему, находил этому какие-то обоснования, но тем самым он противопоставил себя Церкви, он вывел себя из единого Тела Христова, как мертвую клеточку и, собственно говоря, погиб для вечности. Если человек при жизни не был причастен Церкви Христовой и Телу Христа, а Церковь — это Тело Христово по слову апостола Павла, то после смерти это исправить невозможно.

Трудная исповедь

Первый момент: нужно признать, что если Христос считает участие в Таинстве исповеди необходимым, если это путь примирения с Богом, значит, доверяя Христу, я принимаю это, смиряюсь перед этим. Это очень важный момент — смириться перед верой Христовой, отложить свое умствование, свое мудрование, какие-то свои заповеди и представления, и сказать: я христианин, поэтому все, что Христос сказал, все, что Церковь восприняла и в жизни установила как норму христианской жизни, я принимаю.

Исповедь — это одно из центральных мест наших отношений с Богом. И здесь нужно понимать, что исповедь — это только маленький элемент важнейшего процесса, наверное, самого главного процесса в жизни человека, о чем и Господь, начиная свое служение, в первую очередь сказал — процесса покаяния. " Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное" (Мф. 3:2). Исповедь не всегда может быть покаянием, исповедь — это только элемент покаяния, важный, необходимый, но не завершающий полноту того процесса, к которому нас призывает Господь.

Исповедь — это как некоторый прием лекарств, которые необходимы человеку для того, чтобы уврачевать раны, полученные в греховной жизни, в борьбе в грехами, в борьбе со страстями. В исповеди человек не только открывает свои раны Богу в присутствии священника, он получает необходимую благодатную помощь для борьбы с грехом. Можно, конечно, ощущая в себе какую-то болезнь, что называется, " выпендриваться", что я сам могу гепатит преодолеть, я знаю какие-то средства, волшебные слова.

Трезвый человек должен понять, что если не будет серьезного курса лечения, приема антибиотиков и прочих процедур, то это собственное излечение, желание самому преодолеть свою болезнь просто доведет до очень скорой смерти.

Опять же, некоторые противники христианства говорят, что главное для христиан не в том, чтобы не грешить, а в том, чтобы правильно покаяться. Что исповедь — это такое установление Церкви, которое помогает христианам жить в свое удовольствие, а потом прийти, покаяться на исповеди, получить прощение этих грехов и дальше идти с чистой совестью грешить...

Есть такое представление о Церкви и о Таинстве исповеди, абсолютно ложное, абсолютно лукавое, потому что только лукавый может внушить человеку такое отношение к исповеди — причем, как христианину, так и не христианину. Я еще раз повторю, что исповедь — это не покаяние, это часть покаяния. И отношение к исповеди как к некоторой " бане", в которую человек сходил, омылся для того, чтобы снова пачкаться, совершенно неверное, вражеское, дьявольское. Но, к сожалению, очень часто даже мы, христиане, именно так к этому и относимся. Мы приходим на исповедь " сдавать свои грехи". Как сказал один мальчик, когда его спросили: " Зачем ты каешься?" — " Чтобы освободить место для новых грехов". Но это не покаяние.

Разрешительная молитва

А что такое покаяние? Например, человек матерился, пусть даже за рулем, пусть только в каких-то критических ситуациях, но вырывалось, что называется. В какой-то момент он понял, что этими скверными словами он огорчает Бога, он хулит Божию Матерь. И до глубины души осознав, он вырывает этот грех, кается в нем и больше не повторяет. Вот это — покаяние, то есть покаяние как изменение ума, покаяние как исправление жизни.

Более того, Иоанн Креститель, обличая грех и фарисеев, говорил: " Порождения ехиднины! кто внушил вам бежать от будущего гнева? Сотворите же достойный плод покаяния. И не думайте говорить в себе: " отец у нас Авраам" (Мф. 3:7-9), то есть не думайте оправдываться принадлежностью к роду еврейскому, наследству Авраама, или к Церкви православной. Принесите достойные плоды покаяния.

Что такое плоды покаяния? Это исправленная жизнь, и не просто неделание греха, а, по слову пророка Давида: " уклонись от зла и сотвори благо". Мало выкосить сорняки на поле, важно насадить добрые семена и получить урожай. Поэтому каждой страсти всегда противостоит добродетель. Например, против чревоугодия — воздержание, против блуда — целомудрие, против тщеславия — смирение, против гордости — любовь. Не просто вырвать из себя, а на этой почве насадить добрые зерна и собрать хороший урожай.

Но это и самое сложное для христиан, если мы понимаем, что покаяние — это изменение души, то и исповедь как один из элементов покаяния тоже должна вести к какому-то изменению. Но мы из раза в раз, приходя на исповедь, понимаем, что грехи-то в нас те же самые и остались: как можно победить в себе разом гордость, тщеславие? Мы исправить их в себе не можем и как-то уже стыдно идти снова с ними к священнику, к Богу.

С одной стороны действительно, порой человек приходит с одними и теми же грехами. И вывод здесь достаточно простой: человек не кается, у него нет покаяния, потому что настоящее покаяние должно вырывать грех из души человека. Он ведь может этого не делать? Может! С другой стороны есть у святителя Игнатия замечательная статья, которую рекомендую всем нашим читателям: " Как относиться христианину к страстям его". И святитель пишет о том, что очень естественно для нашего падшего естества впадать в согрешения.

После впадения в грех у человека может быть два пути, два вектора. Первый путь — это путь Иуды. Отчаялся — пошел и повесился. И очень часто, осознавая свои немощи, человек начинает унывать: я не меняюсь, у меня не получается, я вновь и вновь делаю то же самое. Это путь лукавого. Христианина осознание собственных немощей должно приводить к покаянию. Я понимаю, что я грешный, я осознаю свои грехи, я вижу их, я каюсь в них, я хочу от них избавиться. Господи, если хочешь, можешь меня от них очистить!

У человека рождается сокрушение о своих грехах. И это очень важный момент в наших отношениях с Богом. " Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное" (Мф. 5:3).

Первая ступенечка в восхождении к небесному состоянию — это осознание своей нищеты. " Видение своих грехов, бесчисленных, как песок морской, — говорит прп. Петр Дамаскин — это начало исцеления человеческой души". Начало исцеления. И это необходимое условие для наших отношений с Богом. Потому что весь мир разделен на две неравные группы людей: есть больные люди, которые понимают, что они больны и пытаются с этими болезнями — пусть даже хроническими, пусть пожизненными — что-то делать; по крайней мере, искать врача, который помог бы облегчить страдания.

Есть абсолютное большинство людей, которые больны, но при этом считают, что у них все нормально. Все, как у людей, не хуже других. Они никого не убивают, не воруют, они просто не осознают своих болезней. Но Господь многократно в Священном Писании говорил, что не здоровые нуждаются во враче, но больные. " Я пришел не к праведникам, а к грешникам, чтобы грешников привести к покаянию".

Момент осознания своей немощи, своей нищеты, своего рабства греху вводит человека в правильные отношения с Богом. Видение греха рождает в человеке сокрушение сердца и покаяние, а покаяние рождает правильную молитву. Молитву не такую: " Боже, благодарю Тебя за то, что я не такой, как прочие человецы". А молитву: " Боже, милостив буди ми, грешному". Да, я грешник, но я надеюсь, что Ты можешь меня помиловать по велицей милости Своей.

О. Евгений, но ведь умение видеть свои грехи — это уже определенная ступень духовного роста. И не все ее достигли. Многие люди, желающие вести христианскую жизнь, приступать к Таинству Евхаристии, и пошли бы на исповедь, но они не знают, в чем же им каяться. Они не умеют пока видеть свои грехи. Что им делать?

У нас сейчас, грубо говоря, 80% людей, так или иначе, считают себя православными христианами, из них только процентов 7 реально пытаются жить церковной жизнью. И вот этот огромный зазор в 70 с лишним процентов этой инертной, по сути, духовно мертвой массы, которая не осознает необходимость спасения своей души, не знает опытно духовной жизни и, тем не менее, считает себя православными христианами — вот с этим нужно что-то делать, воцерковлять. Потому что это звучит жутко страшно, но это действительно так. " Какое общение у света с тьмою? Какое общение у Бога с Велиаром?" — говорит Священное Писание, — то есть с дьяволом?

Многие люди говорят: я верю в Бога в душе. Хорошо. Давайте проверим. Зададим два ключевых вопроса и сразу поймем, в каком состоянии находится душа человека. Вопервых, вопрос личной жизни, то есть насколько у тебя в личной жизни, в отношении с противоположным полом, все чисто, честно? Насколько отсутствует, например, смертный грех блуда или прелюбодеяния?

И второй вопрос, собственно, как мужчинам, так и женщинам: сколько детишек? Ну, например, двое. А сколько беременностей было? Пять. Чтото не сходится. Где потерялись трое детей? Человек пребывает в состоянии неосознанного, нераскаянного смертного греха. И мужчины тоже, потому что в большинстве случаев женщина идет на это страшное преступление, на убийство, или с прямого разрешения своего супруга, или с его пассивного к этому отношения: решай сама, дело твое.

Но если человек не верен Богу в таком важном деле, в соблюдении прямых заповедей: не убий и не блуди, то как он может быть с Богом? И в этом случае приходится констатировать страшную ситуацию: душа мертва, душа потеряла связь с Богом, потеряла связь с Церковью. И вот в таком состоянии у нас находится абсолютное большинство христиан. 80% вроде как православных. Спрашивается, откуда 5 миллионов абортов ежегодно? Почему 7 из 10 браков заканчиваются разводами? Откуда такой процент алкоголизма, наркомании, ВИЧ-инфекции, которая распространяется и половым путем, и через наркоманию? Кто это делает? Мусульмане? Мусульмане в основном очень добропорядочны, они рожают детей, они уважают старших. Это делают христиане, то есть основной процент населения нашей страны. Что за христиане, которые так живут?

Поэтому основная задача, которая сегодня перед нами стоит: создавать условия для воцерковления людей. Проводить огласительные беседы, занятия с прихожанами, индивидуальные занятия. Учить людей, готовить их к Таинству Крещения, Таинству Покаяния, Таинству Причастия. Это огромная работа. Должен быть создан отдельный институт катехизаторов, то есть людей, которые не просто теоретически дают представление о Церкви, о вере. Обычно у нас катехизация воспринимается как научение вере. Но это только первая ступенька. А потом — научение духовной жизни, то есть разбор души, разбор грехов, разбор болезней, приведение человека к покаянию.

Читаем слово Божие...

Опять же у святителя Игнатия Брянчанинова есть замечательная беседа о спасении. Там он четко говорит о шести ступенях, которые приводят человека к спасению. Первая — это научение православной вере, именно православной, потому что сейчас поговоришь с людьми, которые ходят в храм, о том, во что они верят — просто такой кошмар! Совершенно извращенные, еретические, зловерные представления о Христе, о смерти, о вечной жизни! Люди не знают своей веры.

Это первая ступень, потому что если вера кривая, то, соответственно, кривая жизнь. Второй момент — это приведение человека к покаянию, к осознанию своей прожитой жизни, своих ошибок в прошлом и отречению от них: я хочу начать новую жизнь, я хочу измениться, я не хочу быть врагом Божиим. И только третья ступень — это крещение. То есть крещение должно быть после этих двух моментов. Ступень четвертая — научение нравственной жизни, евангельской жизни, пятая ступень — приведение человека к регулярному, частому Таинству Причастия. И шестая — это, собственно, научение человека покаянию и участию в Таинстве Исповеди. Это схематичный, но очень четкий и конкретный путь к спасению.

У нас большинство людей, конечно, больше половины этих ступеней миновали, попытались перепрыгнуть... Батюшка, если мы все-таки достаточно серьезно хотим подойти к Таинству Исповеди, мы должны к нему подготовиться. В первую очередь, заглянуть в свою душу и " перетряхнуть" ее. Но для тех, кто редко ходит на исповедь, и тем более для тех, кто пойдет на нее впервые, это порой невыполнимая задача — вспомнить все свои грехи. Надо ли это делать? Ведь нераскаянный грех — это серьезно. Так как же разложить по полочкам всю свою прожитую жизнь?

Нужно, прежде всего, настроиться на серьезную работу, и, как во всякой учебе, здесь есть пособия, есть учебники. Наверное, самым совершенным из всех методических пособий по подготовке к исповеди является книга архимандрита Иоанна (Крестьянкина) " Опыт построения исповеди". В ней о. Иоанн очень хорошо, подробно разбирает все стороны жизни человеческой. И я думаю, к первой исповеди нужно постараться принести все самые тяжелые камни своей души, то, что называется смертными грехами. А они всегда заметны, только мертвая совесть человеку не откроет при внимательном обращении в прошлое эти тяжелые повреждения, глубокие раны.

Каждый человек помнит свои смертные грехи. Здесь нужно просто сосредоточиться. Но для этого, конечно, требуется немного изменить режим жизни перед исповедью. Рекомендуется чаще ходить в храм, хотя бы через день побыть в тишине храма. Обязателен пост, обычно предлагается трехдневный пост, обязательно домашнее молитвенное правило, чтение покаянного канона. Чтобы душа, умягченная этими психофизическими упражнениями, обратилась к самой себе, чтобы человек заглянул внутрь себя. Внимательно изучая труд о. Иоанна (Крестьянкина), человек как через призму смотрит на себя. И если он себя узнает в тех или иных событиях, которые описывает о. Иоанн, то это можно тезисно на бумажку выписывать. То есть составлять некий план своего покаяния.

Многие люди смущаются тем, что, когда готовятся дома, у них есть покаяние, есть сокрушение сердечное, есть слезы, а когда приходят на исповедь в храм — этого нет. Но это и не обязательно, потому что важно, чтобы было сокрушение и переживание о грехе пусть даже дома, потому что храм, его обстановка, не всегда может этому благоприятствовать. Исповедь по-разному в разных храмах принимается. Где-то есть отдельная кабинка, отдельная комната, а где-то просто батюшка стоит впереди и с кающимся разговаривает, а народ сзади стоит, не всегда благоговейно молится, кто-то может просто шуметь, разговаривать... Поэтому обстановка тоже может повлиять, и не надо этого смущаться, потому что все-таки основная работа по подготовке к покаянию — домашняя.

И приходить потом с этой бумажкой с перечнем своих грехов на исповедь будет верно? Не будет ли это опять же формальным подходом: прийти и зачитать свои грехи? Многим это действительно проще, дома в спокойной обстановке все вспомнить, записать, а в храме уже просто зачитать... Допустимо ли такое?

Это очень часто встречается, потому что мы, к сожалению, далеки от совершенства, постоянно не можем пребывать в покаянном состоянии, в сокрушении сердечном, и такое отношение к исповеди, конечно, допустимо. Другое дело, опять же, покаяние не заканчивается исповедью. И священник может задать, например, провокационный вопрос: " Вот ты пришла на покаяние. Если бы сейчас вернуться в то время, когда ты совершала эти грехи, наиболее тяжкие грехи, наиболее болезненные, как бы ты поступила?" И вот здесь от того, как честно человек отвечает для себя, для священника, зависит и состояние его души. Есть покаяние или нет?

Иногда на исповеди слышишь: " А что, я их всех рожать должна была?" То есть, человек пришел каяться в грехе убийства собственных детей, но его мысли, его ум абсолютно не изменились. И если вернуть все, человек снова совершит то же самое. Говорить о каком-то покаянии абсолютно не приходится. Это состояние мертвой души. Потому что показатель живой души — это боль от раны.

Так же, как когда мы тело свое царапаем, когда ранка появляется, если у человека нормальное состояние организма, нормальные нервные окончания, боль должна о себе сказать, чтобы человек смазал, уврачевал ранку, если нужно — к врачу обратился. И так же всякий грех оставляет след в душе, если душа чуткая, совесть живая — грех болит, человек хочет вырвать эту занозу, этот крючок. А если нет чувства боли, нет покаяния — это признак мертвости. И здесь необходимы очень серьезные меры по воскресению души.

И это не только относится к людям, у которых нет покаяния, это относится ко всем людям, впавшим в те или иные страшные грехи. Есть очень тяжелые, по сути, страшные слова послания восточных Патриархов, где говорится, что душа христианина, который впал в те или иные смертные грехи, исповедовал их, но не понес положенной епитимии (а епитимия — это духовное упражнение, которое необходимо человеку для заживления раны, для примирения с собственной совестью, для исцеления души) — оказывается в аду.

Жуткие слова, и они потрясают. А дальше Патриархи поясняют: эта душа может получить облегчение за молитвы родных, за молитвы Церкви, за милостыню, особенно за поминовение на проскомидии, то есть во время Божественной Литургии. И поэтому Церковь всегда эту практику епитимии проводила, и потихоньку это нужно восстанавливать. Другое дело, что в первые века, когда люди были очень ревностные, очень крепкие, очень честные, искренние, то и епитимья была соответствующей их духовной силе.

Например, за блуд от Церкви отлучали на 15 лет, за убийство — на 20 лет, за обращение, как мы говорим, к экстрасенсам, к целителям, к колдунам человек на 7 лет отлучатся от Церкви. Что значит отлучение от Церкви? Это не просто ему сказали, что ты грешник, иди на все четыре стороны, — нет. Вырабатывался некоторый план восстановления души. Человек ходил в храм, он молился, он каялся, он нес какието послушания при Церкви, милосердное служение и т. д.

Но нужно понять, что это не было сродни сроку юридического наказания. Это было время, необходимое для того, чтобы душа воскресла, чтобы душа вновь вернулась к жизни, чтобы Тело Христово, Кровь Христова, Которые человек по прошествии епитимии принимает, были бы для него не в суд или во осуждение, а во спасение. Надо помнить, что Таинство Причастия — это огонь, пожигающий недостойных, и апостол Павел очень резко говорит христианам коринфской церкви: поэтому у вас многие болеют, а некоторые и умирают только из-за того, что вы приступаете к Таинству Причастия без рассуждения, то есть невнимательно, неподготовленно.

Нужно иметь в виду, что человек может прорваться к Причастию, что-то скрыв на исповеди или просто недостаточно к ней подготовившись. И, подойдя к Святой Чаше, причаститься, по слову святителя Иоанна Златоуста, как Иуда. Иуда, как мы знаем из Евангелия, причастился, и вошел в него сатана. То есть настолько неправильное, кощунственное отношение было к этому Таинству, что после этого его душа совершенно осквернилась.

Каяться нужно в поступках или в грехах, которые к этим поступкам побуждают? Насколько подробной должна быть исповедь? Мы каемся в том, что обидели соседку грубым словом или делом, или каемся в своей гневливости на людей, не расшифровывая это конкретными проступками?

Надо понимать устройство человеческой души. В нашей душе живут хронические болезни. Это страсти, которые есть у всех. Чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, уныние, печаль, тщеславие и гордость. Это те хронические болезни, которые нас все время возвращают на служение греху. Грех, то есть поступок, это тот плод, который вырастает на этом дереве, дереве страсти.

Если человек осознает действие страстей, то он начинает замечать грехи. Если он кается в грехах, то этим он иссушает действие страстей. То есть нужно каяться в поступках, конечно, но нужно понимать, что если я раздражился, значит, тем самым я напитал страсть гнева, если я пресытился — страсть чревоугодия.

Нужно понимать, как страсти действуют в моей душе. И именно фиксировать конкретные поступки, конкретные грехи, потому что часто человек приходит и кается: согрешил тщеславием, гневом, гордостью...

Я говорю: расскажи, в чем это проявлялось? И человек не может даже ничего сказать, просто он где-то услышал эти общие фразы о своих хронических болезнях.

Так же человек приходит на прием к врачу и говорит: я все время кашляю. А ты симптоматику расскажи: когда и от чего бывает обострение, подробнее симптомы попробуй назвать — тогда можно будет выписать соответствующее лекарство. В этом-то еще один момент необходимости присутствия на исповеди священника, человека духовно более опытного или, по крайней мере, более сведущего в церковной жизни, знающего произведения Святых Отцов.

Важно же не просто узнать свою болезнь, а еще и получить какое-то необходимое лекарство, и священник может что-то посоветовать: вот почитай авву Дорофея, например, или давай-ка мы попробуем настроить твой режим питания, если чревоугодие у тебя присутствует, то давай начнем с этим грехом бороться. И человек получит маленький рецепт, как ему побеждать ту или иную страсть.

Насколько регулярной должна быть исповедь? Мы знаем несколько точек зрения на этот счет. Раньше любая Литургия должна была заканчиваться Причастием, которому еженедельно предшествовала исповедь. Некоторые священники и архиереи говорят, что достаточно исповедоваться и причащаться один раз в большие посты, а у нас их четыре в году, а Апостольское правило говорит иное... Так есть ли здесь " золотая середина"? Как часто мы должны приступать к исповеди? Только ли когда " наболело", или нужно себя все-таки заставлять?

Мне кажется, сейчас у нас в Церкви есть некая болезнь — неправильное отношение к Таинству Святого Причастия. Во многом это благодаря Синодальному периоду Церкви, во многом благодаря тому формализму, который, собственно, и привел к октябрьской революции, когда в народе фактически умерла вера, Церковь настолько потеряла смысл в сознании людей, что к Причастию относились формально. Поскольку Церковь государственная, то нужно, проверив твою благонадежность, посмотреть, насколько ты вообще православный христианин, поэтому раз в год ты должен под запись прийти на Исповедь и на Причастие.

Такой формализм иссушил в народе веру, и до сих пор какие-то пережитки этого остались, когда мы считаем, что необходимо раз в год или четыре раза в год приходить на Святое Причастие. Но мы должны смотреть, как это было в апостольской Церкви, что говорят по этому поводу правила святых апостолов. Например, 80-ое апостольское правило говорит, что человек, три недели без уважительной причины не присутствовавший на Литургии и соответственно не причащавшийся, отпадает от общения церковного, то есть прерывается духовная связь.

Другие апостольские правила гласят, что человек, присутствующий на Литургии, но не приступающий к Причастию, тем самым отлучается от Церкви до покаяния, до исправления. Поэтому где-то вот с такой периодичностью в две — три недели при нормальном настрое духовной работы человек должен стремиться к этому источнику жизни, к этой пище души.

Другое дело, что похорошему человек должен один раз досконально проработать свою жизнь, очень внима- тельно, может быть, вместе со священником разобраться, как была прожита жизнь, то есть покаяться во всех смертных, тяжких грехах, и потом просто поддерживать себя в каком-то христианском режиме. Когда человек научится внимательно к себе относиться, то не нужно составлять десятиминутные исповеди. Неделька-другая прошла, он составил для себя свою исповедь, что гнев проявлялся так-то и так-то, тщеславие так-то. Я в этом каюсь, я с этим буду так-то и так-то бороться. Это занимает всего одну-две минутки и не возникает проблемы, когда человек приходит на исповедь, и священник каждый раз должен ему полтора часа рассказывать о том, что такое вера, Кто такой Христос, как нужно жить, что такое грехи и зачем вообще нужно с ними бороться.

То есть человек уже прошел какую-то школу подготовки, институт катехизации. Сейчас это наболело. Людей нужно готовить, и это должны делать даже не священники, потому что нет в Церкви таких ресурсов, а опытные христиане, опытные прихожане, которые сами, под руководством священника, как-то разобрались со своей душой и могут другим помочь подготовиться к исповеди.

Наверное, нам нужно постоянно помнить и о том, что исповедь — это не просто допуск к Причастию. Есть такое мнение, что мне нужно причаститься, но, раз уж без исповеди до Причастия меня батюшка все равно не допустит, значит, надо и исповедь пережить. Исповедь — это самостоятельное, очень важное и нужное Таинство Церкви и относиться к нему нужно соответственно.

Исповедь — это, по сути, возможность сканировать душу, возможность лишний раз проверить, насколько моя жизнь соответствует Евангелию, соответствует учению Церкви, учению Святых Отцов, поэтому всегда к исповеди нужно готовиться внимательно, усердно. Потому что пренебрежение этим Таинством может вообще человека увести с твердого, правильного пути, иссушить душу, привести к какому-то формализму, как к некоторой тяжелой повинности перед Таинством Причастия.

Нужно понять, что здесь все-таки взаимосвязь присутствует: умение человека видеть, бороться и каяться в сво- их грехах и достойная подготовка к принятию Причастия. В некоторых христианских Церквях от этого отошли, например, в католичестве исповедь с Причастием вообще совершенно отдельно стоят, и что мы видим? К Причастию человек может спокойно подойти вообще без какой-то подготовки, просто зайти в храм и приступить к Таинству. Но мы же помним, что Причастие — это Тело и Кровь Христовы, это великая святыня, к которой нужно соответствующее отношение, поэтому слава Богу, что наша традиция очищения души перед Причастием не нарушена. И это не нужно ломать и не нужно этим пренебрегать. Просто усердно к этому готовиться.

Спасибо большое, о. Евгений. И просим вашего благословения всем читателям нашего журнала.

Бог благословит вас, дорогие братья и сестры! Мы сейчас все находимся в стадии ученичества или неофитства, потому что многие из нас пришли к Церкви только максимум 15 лет назад, и это период только начала изучения духовной жизни.

Хочется всем нам пожелать усердия на этом пути, смирения, принятия веры церковной, изучения веры, потому что цель нашей жизни — это спасение во Христе, а все, что Церковь предлагает на этом пути, это необходимые ступени, через которые не перепрыгнуть, которых не избежать. Просто дорогу осилит идущий, вот и желаю всем нам, чтобы мы никогда не останавливались на своем духовном пути.

 

•В других номерах:•

№4 (93) / 15 •апреля• ‘10

Простые вопросы

Смех может быть утешением

Ксения Возгривцева

Он бывает заразительным и гомерическим, радостным и непосредственным, злым и «сквозь слезы», нервным и издевательским. Он передается, как зевота, стоит только поймать его «бациллу». Он может поссорить, а может и подружить. Некоторые считают, что он порожден бесами, а другие…

№1 (90) / 12 •января• ‘10

Простые вопросы

Что такое катехизация?

Светлана Ладина

И снова — о катехизации — предмете дискуссий среди священнослужителей и мирян. На эту тему мы беседуем с о. Алексием Яковлевым, настоятелем храма во имя святителя Николая Чудотворца, действующего в микрорайоне Синие Камни г. Екатеринбурга.

№2 (79) / 12 •февраля• ‘09

Простые вопросы

Встреча с Богом

Ксения Возгривцева

Не ленись, о душа моя, искать Владыку! И очистись осиянием света, тогда Владыка Сам, придя, весь возобитает в тебе, и с тобой будет пребывать Тот, Кто мир сотворил, и ты будешь обладать истинным богатством, Которого мир не имеет….

 
Угодники Божии

Святой благоверный князь Даниил Московский

Алексей и Галина Коршун

День памяти – 4 марта.

 
Милосердие

Богадельня

Полина Митрофанова

Никто не может исправить своих дел, не любя ближнего и не заботясь о его спасении. Собственная польза каждого соединена с пользой ближнего.

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс