Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №3 (115) → Счастье — доверять Богу!

Счастье — доверять Богу!

№3 (115) / 15 •декабря• ‘14

подготовке материала принимали участие Анастасия Нехорошкина, Ксения Кабанова Актуальный разговор

Сестричество Православной Службы Милосердия традиционно отправляется в паломничество раз в два месяца. Встречи со святынями, духовные беседы, обмен опытом и просто дружеское общение в совместном паломничестве – то, что дает сёстрам новые силы в служении любви.

Великим постом 2014 года сёстры милосердия отправились в Тюмень. Побывали в Свято-Троицком мужском монастыре, приложились к мощам святителя Филофея (Лещинского), митрополита Сибирского и Тобольского. Два дня провели в Богородице-Рождественском Ильинском женском монастыре, где их радушно встретила игумения Нина (Схулухия). Вместе с воспитанниками монастырского детского приюта и насельницами обители прочитали акафист целителю Пантелеимону; совершили крестный ход к Поклонному кресту, установленному на пути следования Царственных Страстотерпцев в тобольскую ссылку; приложились к чудотворной Абалакской иконе Божией Матери «Знамение», которая была привезена в восстанавливаемый Благовещенский собор Тюмени.

Но главным подарком стала духовная беседа с игуменией Ниной. Два часа продолжалось общение, а сёстры не хотели, чтобы эта встреча заканчивалась. Хотелось запечатлеть в памяти каждое слово, которое через матушку Нину было передано по милости Божией. И сегодня мы делимся этим сокровищем с читателями «ПВ».

Рассказывает настоятельница Богородице-Рождественского Ильинского женского монастыря игумения Нина (Схулухия).

Упасть в ноги отцу — смириться перед Самим Богом

Слава Богу за родителей, которых Он мне дал. Потому что именно благодаря им я в монастыре. Они были крещёными, они были порядочными людьми, но в храм не ходили, как и многие из их современников. Отец был членом партии, занимал большие должности, но ценности – личностные и семейные – были не советские, а как бы вневременные. Господь через отца ясно показал, что значит «дети да слушаются родителей», а именно, как дочь должна почитать своего отца.

С малых лет нас приучали к труду. Когда у соседей была свадьба или похороны, вся улица помогала. Всё своё отодвигалось на второй план: надо помочь – идёшь и помогаешь, так жила наша семья и многие семьи в Грузии, именно такое отношение друг к другу помогает нашим народам сегодня выжить. Я не щадила себя, когда трудилась, но при этом в мою душу незаметно вкрадывалась гордыня, которую я, конечно, не замечала: хвалили меня все – и родные, и окружающие, да и я сама была о себе высокого мнения.

Наша мама умерла внезапно от кровоизлияния в мозг. Остался отец, два младших брата и я – второкурсница. Отец, которому на тот момент было всего 50 лет, очень любил маму. Иногда я просыпалась ночью от того, что он рыдал, глядя на фотографию матери… Это было страшно. Господь сделал так, чтобы я отцу помогала во всём, давал силы, чтобы хоть немного облегчить ему страдание.

Я всё время в жизни искала чего-то. Дороги к Богу я ещё не знала. Мне казалось, что это "что-то" кроется в мозге человека, и я стала заниматься наукой. О, бедные обезьяны! Сколько их пострадало во время наших опытов. Господи, прости меня! Наука и семья – на личную жизнь времени не оставалось. До 30-ти лет отец знал каждый мой шаг. Даже если я отправлялась на дружескую встречу, отец меня привозил и увозил. Однако, в науке я разочаровалась, увидев, как делаются диссертации, как всё продаётся, – и для меня это были крах, трагедия, смерть.

И в эти минуты сокрушения Матерь Божия направила мои стопы в храм. По дороге между домом и институтом, где я работала, располагался Благовещенский кафедральный собор. Был вечер, служба уже закончилась. Я зашла в храм, увидела большую Иверскую икону Божией Матери и поняла, что искать истину надо не в нервной клетке головного мозга, а у Самого Бога. Я стала приходить в храм, и уходить из него не хотела. Готова была всё время подсвечники чистить, убирать, жить в храме. Я там находила отдушину, и на все вопросы, которые у меня были (научные, физиологические, политические) – на всё Господь давал ответы, или вопросы просто теряли актуальность.

Старший всегда прав – будь то муж, или отец, или игумен. Поэтому младшему или подчиненному, нужно поверить, что поставленнный над ним человек от Бога, а Бог всегда прав и судит по милости СВОЕЙ. Счастье - это доверять Богу!

Вот тут-то и начались искушения с отцом. Отец очень любил, чтобы я его встречала, когда он возвращался с работы: открывала ворота (он на машине заезжал), накрывала ему на стол, любил беседовать со мной. Мне бы в голову не пришло заявить отцу: «Иди ужинай, в холодильнике еда есть». В субботу или в воскресенье мы ездили с ним на рынок закупать продукты. Он в выходные дни всегда был дома, занимался хозяйственными делами, а мое присутствие его утешало и укрепляло. Но теперь в субботу мне хотелось бежать на Всенощное бдение, хотелось молитвенно готовиться к Причастию. В воскресенье мне надо быть на Литургии. Поэтому, как только я возвращалась из храма, отец начинал мне выговаривать: «Ты как монашка! – он первый нарёк меня монахиней. – Все люди, как люди – свечки поставили и домой пришли, а ты там пропадаешь».

Я стою в углу, молчу, а папа мне сгоряча выговаривает и выговаривает. Молчать-то я молчу, а внутри всё равно обида растёт. Ропщу, что все замуж выходят, а я с отцом и братьями вожусь, да еще и терплю от них. Это теперь я понимаю, что тогда Господь награждал меня золотым крестом. Простой крест – служить мужу и детям, а золотой – служить отцу и братьям. Папа заканчивал ругаться, я поднималась на второй этаж дома и не спускалась вниз. Питалась там сухарями, молилась, поклоны делала… Словом, в прелести самомнения и саможаления находилась. Внутренний голос мне подсказывал: «Отец прав!». Но в душе копилось и недоумение: «Отец на меня гневается, не пускает в храм. Господи, что мне делать?». Через какое-то время я спускалась вниз, просила у отца прощения земным поклоном и выдавливала из себя: «Папа, прости». Бедный мой страдающий отец прощал и радовался до следующего моего Причастия. И так длилось пять-шесть лет.

Но ведь наше дело – пахать ниву нашей души и ждать, пока Господь ответит на твоё недоумение. И действительно, мои мучения и мучения моего отца Бог разрешил. В один прекрасный день совершилось чудо. Я прихожу из храма после Причастия, и отец, как всегда, на меня с упрёками, а я стою, выслушивая отца, и вдруг бросаюсь перед ним на колени, обнимаю его и говорю: «Папа, прости меня за то, что я такая гордая дочь, причиняю тебе столько боли, я умоляю тебя – прости меня, и не запрещай мне ходить в храм! Меня Господь научил, что ты по Его воле мой отец, и даже если ты меня сейчас ударишь, я всё равно должна твои ноги целовать». У отца полились слёзы, он меня обнял, и с тех пор ни разу мне не запрещал ходить в храм. Мало того, он давал мне деньги, я объездила очень многие святые места Грузии и России… А потом и вовсе ушла в монастырь. Так Господь показал мне через отца, что значит смириться: ведь изменилась я – и отец тут же готов осыпать меня всеми благами. Отец – орудие Божие, чтобы я научилась отсекать свою волю. Отец – как бы почтальон между Богом и мною.

Так и жёны, когда гордятся: они в храм ходят, акафисты читают, а у них нет согласия с мужьями; причина – жена, а муж – инструмент для смирения женской гордости.

Старший всегда прав – будь то муж, отец или игумен. Поэтому младшему или подчинённому нужно поверить, что поставленный над ним человек – от Бога, а Бог всегда прав и судит по милости Своей. Счастье – это доверять Богу!

Я увидела, что действительно отец мой мучился из-за моей гордыни. У него своего горя достаточно, а тут ещё и я – «примерная» дочь. И ещё я заметила один момент: когда я думала, что всем служу, все почему-то на меня обижались. Раз я была не замужем, все мои родственники (дяди, тёти, двоюродные братья и сёстры) постоянно обращались за помощью: «Марина (меня в миру Мариной звали), помой мне машину, Марина, посиди с моими детьми»… Всем я служила – и всем не могла услужить. А всё потому, что отец мною был обижен. А раз так – весь мир будет тебя клевать. А когда мы с отцом примирились, все изменили отношение ко мне. Поэтому наша задача – бить свою гордыню. В этом наша вера православная. Послушание – это то самое важное, что когда-то нарушили Адам и Ева. Так и супруг, игумен (игумения), духовный отец, архиерей, патриарх – это люди, которых Господь избрал, чтобы через них творить Свою волю, а мы должны смиряться, то есть отсекать свою падшую волю, а иначе зачем читать молитву «Отче наш»...

Лечебница для гордых

Благодарю Бога, что Он привёл меня в монастырь, потому что именно в монастыре оголяются страсти, которые мешают творить волю Творца. Господь показывает твоё уродство, и ты в ужас приходишь от созерцания самой себя. Уже нет желания тщеславиться, прихорашиваться, человекоугодничать. Монастырь – это как операционная, где надрезы, кровь, гной, боль. Но после операции идёт реанимация, потом санаторное лечение. А потом снова на операционный стол, потому что в нашей душе огромные фурункулы, которые надо удалять.

Мы же врачу не указываем, как ему делать операцию. Поэтому и в монастыре все насельницы должны слушаться игумению. От них требуется доверие воле Божией, что именно Бог тебя привёл в этот монастырь и дал именно эту матушку, этих сестёр. И вот это доверие к Богу и есть основа для отсечения своей воли.

Для мирян так же. Нужно делать не так, как я хочу, а как хочет мой любимый супруг, или как благословил батюшка. Вот основа Православия. Во всех искушениях центром вины является сам человек. Отсечение своей воли научит послушанию, послушание – покаянию, покаяние – смирению, смирение – молитве, молитва – жертвоприношению. Именно для этого нам дано время, именно для этого восходит солнце каждый день, чтобы мы этому научились. И вся земная жизнь нам дана для того, чтобы мы вновь вернулись на свою небесную родину. Все остальные пути – ложные, потому и рождается столько сект, столько религий.

Говорить о послушании легко, а на самом деле нелегко отсекать свою волю. Вот, например, отправляю я сестру в трапезную обед готовить, а она внутренне возмущается, мысленно бранится: «Вот, опять я, все молятся, а я и вчера была на кухне». На Афоне, например, если брат приготовил трапезу в брани, старец эту трапезу выливает. Он не дает её братьям. Брань – это страшно, это яд. Игумения начинает сестру вразумлять: «Тебя, грешную, Господь доверительно просит: "Чадо моё, Я хочу, чтобы ты сегодня приготовила братскую трапезу, трапезу любви", – а ты посмотри на себя со стороны, где же твоё покаяние, где твоя благодарность?». И ведь сестра сразу не смиряется, начинает обижаться. Я её второй, третий раз уже при всех обличаю – то есть, причиняю ей боль, кого люблю, того и наказываю, чтобы она отреклась от своих горделивых помыслов и сказала со смирением: «Прости!». И тогда сестра вместе с игуменией радуется, и они вместе восхваляют Господа.

Когда сестра бранится, то есть слушает лукавого, в монастыре через эту сестру образуется дыра, по которой чёрные духовные черви пролезают и везде ползают. А игумения ведь сторож, она должна принять меры. Я сестре говорю: «Вот, ты в болоте страстей своих погибаешь, кричишь: «Помогите!». И Господь тебе посылает человека для спасения. В монастыре это игумения. Хватайся за мантию игумении – Господь вытащит тебя. А ты что делаешь? Вместо благодарности начинаешь ворчать: «Я не хочу эту игумению, она плохая, давай мне другую». Это гордыня, с ней надо бороться, и помощниками в этой борьбе и являются наши старшие.

То же самое приложимо к мирянам. Часто приходят за советом жёны, которые плачут и жалуются на своих мужей: «Он такой-сякой, не такой!». Первый совет им – смирись. Смирись, приди домой, прими господина своего, как подобает ему, посади за стол, спроси: «Как, Сашенька, дела?» – да он тебя всю жизнь на руках носить будет! Когда мы это поймём, тогда совершенно по-другому будет сиять Православие и в наших душах, и в наших семьях, и в нашем государстве. А за одно малейшее смирение Господь столько Божественной радости даёт, что ни одна мирская радость и близко сравниться не может с ней.

Без битвы со своим ветхим человеком, который требует ложного внешнего благополучия, ради которого мы творим свое «хочу», мы никогда не вкусим истинного благополучия и счастья, не испытаем истинной любви ни к отцу, ни к мужу, ни к ближним, ни к игумение, ни к Родине, а значит – и к Богу.

Помоги нам, Господи, познать истину Твоей Любви!

Простите меня, грешную, которая очень нуждается в ваших молитвах!

 

•В других номерах:•

№5 (94) / 19 •мая• ‘10

Актуальный разговор

Екатеринбург – город, который

Светлана Ладина

Когда и как случилось это с городом, вопрос сложный. Тогда ли, когда убили здесь Помазанника Божия и его семью… Тогда ли, когда город отказался от покровительства святой Екатерины и принял кровавое имя Свердлова… Тогда ли, когда взрывали храмы и уничтожали духовенство… Но…

№4 (116) / 25 •декабря• ‘14

Актуальный разговор

Самое высокое звание — юнга

Светлана Ладина

№5 (94) / 19 •мая• ‘10

Актуальный разговор

Градо-Екатерининский Собор: за и против

Светлана Ладина

То, что развернулось вокруг идеи восстановления на его законном месте взорванного в 30-е годы прошлого века Градо-Екатерининского собора, нельзя назвать полемикой. Это, скорее

 
Царские дни

«И первою Сестрой святого милосердья...»

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

 

 
Жизнь прихода

Богородице-Казанская

Авторы: Олег Васюнин, Ольга Морозова

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс