Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №5 (94) → Градо-Екатерининский Собор: за и против

Градо-Екатерининский Собор: за и против

№5 (94) / 19 •мая• ‘10

Светлана Ладина Актуальный разговор

•В этой теме:•

Актуальный разговор
Екатеринбург – город, который
Светлана Ладина Актуальный разговор
Кто в храм, а кто на митинг

То, что развернулось вокруг идеи восстановления на его законном месте взорванного в 30-е годы прошлого века Градо-Екатерининского собора, нельзя назвать полемикой. Это, скорее , истерика. Хорошо подготовленная, тщательно разработанная, прекрасно организованная массовая истерика. Ее кульминацией стал митинг – по заявлениям организаторов, «против любой застройки площади Труда без согласования с общественностью», на деле – против Бога и Его Церкви. Эта грязная PR-кампания создала множество мифов. И люди, насколько грамотно, настолько же и подло введенные в состояние озлобления, даже не задумались о сути того, против чего они протестуют. Теперь, когда страсти несколько поутихли, появилась надежда на то, что здравые аргументы

ЗА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ГРАДО-ЕКАТЕРИНИНСКОГО СОБОРА будут услышаны. Мы специально не спрашивали мнения священнослужителей, на наши вопросы отвечали люди светские, в Екатеринбурге известные и уважаемые. Каждый говорил о том, что наиболее задело его во всей этой шумихе.

1. «Выступая в программе «Архипастырь», Владыка Викентий проклял противников возведения храма и их потомков до седьмого колена»

Цориев Андрей Эльдарович, ассистент кафедры лучевой диагностики Уральской Государственной Медицинской Академии, кандидат медицинских наук:

Давайте разберемся в словах Владыки.

Владыка: «Митинг – не совсем правильное, ненормальное явление, когда люди противятся Церкви. То есть продолжается то богоборчество, которое было в годы атеизма». Многие люди и не скрывают этого: да, против Церкви, Церковь и Бог не одно и то же и так далее. Наврал тут Владыка Викентий? Нет.

Владыка: «К сожалению, у нас так укоренилось, что в обществе еще остались богоборческие тенденции». Они есть, люди этого и не скрывают. На митинге, кроме всего прочего, был очень популярен молодой человек в майке «Бога нет. Расслабьтесь и живите спокойно». Наврал Владыка Викентий? Нет.

Владыка: «Нужно помнить: всех людей, кто боролся против Церкви, Господь отметил – ни один человек, который противился Богу, не скончался своей смертью». Владыка Викентий как пастырь знает традицию церковную. Он говорит о таких вещах, которые широко освещены церковным преданием. То есть, если человек этого не знал, он это смог услышать от Владыки Викентия. Опять же, если ты человек неверующий, пропусти мимо ушей слова Владыки – раз ты не веришь в то, что он говорит, зачем тебе это слушать и так возмущаться?

Владыка: «Мы говорим, что противиться Богу есть очень опасно для самого человека, рано или поздно Господь пошлет ему вразумление, наказание». Слово «наказание» в церковнославянском языке – это однокоренное слово со словом «наказ». То есть, обучение, вразумление.

Наказание – это не значит казнь или что-то подобное. Но Господь к Себе приводит скорбями. Мы и сами знаем: человек от радости в церковь не бежит, а от горя бежит. Это доказательство того, что горе – это наказание, вразумление, в результате которого человек обращается к Богу. Наврал Владыка Викентий? Нет.

Владыка: «Это наказание Божие передается на протяжении семи поколений». Ну, это еще в Ветхом Завете написано. Кто не верит, могут сами прочитать эту древнюю книгу. И не только христиане это знают, но и иудеи, и мусульмане, которые тоже чтят Ветхий Завет, только он у них называется по-другому.

Владыка: «Люди будут мучиться, иметь неприятности в течение очень долгого времени». Назовите мне хоть одного человека, который не мучается на протяжении своей жизни. Люди страдают, и их мучает совесть от того, что они кого-то обидели, что кому-то не помогли, или что их кто-то обидел. То есть, вся человеческая жизнь – это смесь более или менее частых неприятностей. По церковным понятиям человек не мучился, пока грешить не начал. Мучения – это результат греха, об этом архиепископ и пытался сказать.

Владыка: «…Не вразумились, не научились на горьком опыте, всё продолжаем быть богоборцами. Ну что ж, кто что заслужит, тот то и получит». И об этом написано тоже в Священном Писании. Но тут мы даже больше знаем – что Господь милостив. Он милости хочет, а не жертвы. И поэтому, если человек раскаивается, дорога назад для него никогда не закрыта. Для православного человека это очевидно. А если кто-то хочет увидеть оскорбление в свой адрес, он может его здесь разглядеть.

Но еще раз говорю, что Владыка ничего не придумал, а охарактеризовал явление в обществе, которое на самом деле есть. И, более того, некоторые даже бравируют этим в силу молодости своей – подростковый максимализм. Есть отношение церковной традиции к этому явлению – Владыка его и озвучил. Он как пастырь печется о душах. Он не может равнодушно к этому относиться. Если бы он относился к этому равнодушно, он бы не был архиепископом. Поэтому человек с болью сказал: «Что же вы делаете? Это же чревато!» Никакого проклятия здесь не было.

А на всех новостных сайтах пестрят сообщения: Архиепископ Викентий, или Церковь, или епархия прокляли богоборцев. Неправда. Это передергивание.

Людей, которые негативно отреагировали на слова Владыки (а большинство не слышало их в оригинале, а просто повторяет «апрельские тезисы» различных СМИ), можно разделить на две группы. Одни люди – им лишь бы поскандалить – такие, к сожалению, тоже есть. Другие люди не совсем поняли, что Владыка хотел сказать. И, может быть, для них эти слова прозвучали агрессивно и резко. А, может быть, это показатель того, что слова эти достигли своей цели. Если был резонанс в сердце – так, может, Владыка этого и добивался? И не надо в ответ обозляться еще больше, но прислушаться к словам мудрого человека, который занимается спасением человеческих душ.

Кстати, верующие люди-то ведь не митингуют. Ни мусульмане, ни иудеи – никто против не выступает. Потому что как человек верующий будет выступать против того, что другому верующему свято? Другое дело, что должна быть интеллигентная дискуссия, выслушивание аргументов двух сторон и принятие соборного решения. Вот это будет правильно.

2. «Зачем вообще нужно восстановление собора?»

Ройзман Евгений Вадимович, историк, писатель, создатель музея «Невьянская икона», президент Фонда «Город без наркотиков»:

Будет справедливо, если этот варварски разрушенный, оскверненный, уничтоженный собор будет восстановлен. Мало того, если к этому подойти без истерик, конструктивно, спокойно, то площадь такова, что туда войдет собор, парк, фонтан, лавочки – ну, и хоть какая-то духовность появится, потому что мрачное, серое здание бывшего обкома КПСС духовности городу не задает.

И когда кто-то говорит: зачем восстанавливать собор? Затем, он там стоял. Его поставили предки, и многие из тех, кто вышли на митинг, не понимают очень простых вещей: кого-то из их предков в этом храме крестили, венчали, отпевали, провожали в последний путь – это наша история. С чего вдруг одни дикие люди просто взорвали, закатали, заасфальтировали, а следующие боятся восстановить справедливость и восстановить храм? Восстановление храма – это в данном случае восстановление справедливости.

Изначально собор был заложен в 1723 году по прямому указанию де Генина. Это тот самый знаменитый отец-основатель города Вильгельм де Генин (а здесь его звали Виллим Иванович, его любили) – знаменитый автор указа о недаче взяток и еще многих подобных указов. Так вот, он же основал и первый городской храм.

Первый храм был интересный. Стены выстроили на деревянных столбах, замазали глиной – делали, как могли. Причем, строили на казенные деньги, считали это обязательным. И вместе с городом поднялся храм. Потом его перестраивали. Когда собрали деньги на новый храм, сюда приехал Татищев и там, где сейчас стоит Вознесенская церковь, поставили дом главного командира заводов – все туда пошло, на этот дом. Потом храм новый, все-таки, построили.

А каменный собор закладывался в 1768 году. Это был, действительно, очень красивый трехпредельный храм. И центральный иконостас был огромный, пятиярусный, тоже очень красивый. Собор назывался Градо-Екатерининский.

Когда произошла революция, собор дал приют людям, которые в эти жернова попали. В этом храме они могли найти какое-то питание, там их могли укрыть, не отдать большевикам. Такая была форма сестричества – женщины, в основном, этим занимались; они держались достаточно стойко.

В 1922 году собор был полностью разграблен, с икон были сняты драгоценные оклады – как раз то, что жертвовали жители, то есть, это не на казенные деньги было куплено, это отдавали горожане, это людское было. Все было изъято. И еще один интересный факт: в 1923 году собору исполнялось 200 лет, и прихожане, жители Екатеринбурга, подарили храму замечательную икону святой великомученицы Екатерины. Эта икона сегодня находится в картинной галерее (той, что на Плотинке). Это единственная сохранившаяся икона Градо-Екатерининского собора. Икона великолепная.

В 1930 году собор обрушили – причем, обрушили его с третьего раза, потому что он не сдавался, он был построен на совесть. Очень интересный момент: в соборе была прекрасная библиотека – научная, духовная литература и периодика, и там же находился огромный архив, но сохранились лишь несколько архивных документов и одна книга.

У этого собора трагическая судьба. То, что построили на опустевшей после его уничтожения площади – то, что называют фонтаном и совершенно дикое и нелепое здание обкома партии – я думаю, что именно оно не дает покоя тем, кто сейчас против восстановления храма. А мысль о восстановлении храма – она совершенно внятная и спокойная. Она справедливая.

Цориев Андрей Эльдарович, ассистент кафедры лучевой диагностики Уральской Государственной Медицинской Академии кандидат медицинских наук:

Любой мусульманин с трепетом относится к своим святым местам. И любой иудей с трепетом относится к своим святым местам. Любой христианин так же. А диалог о святыне с человеком маловерующим либо совсем неверующим заведомо неравноправен. Для атеиста это просто место, а для человека верующего – святыня. Мне кажется, что у нас равноправие, равное право на свое мнение и у верующих, и у неверующих. А сейчас почему-то требуют соблюдения прав неверующих: это наш фонтан, отдайте нам фонтан!

Но то, что фонтана не будет – это еще один миф. Ведь тот макет реконструкции, который ходит в Интернете, нужен не для того, чтобы начать по нему стройку, это не генеральный проект. Это создано, чтобы показать горожанам, как было. И вопросы насчет сосуществования фонтана и храма легко решаются – можно и храм восстановить, и фонтан оставить.

Еще один аргумент противников восстановления собора: ну, давайте тогда уж будем восстанавливать все – конку, деревянные трамваи, грязные улицы… Это тоже передергивание. Мы ведь не восстанавливаем то, что было плохо. Мы восстанавливаем то, что было хорошо. Это был символ города, на всех открытках того времени все начинается с Градо-Екатерининского собора. Поэтому надеемся, что с вашей помощью, с вашего согласия собор будет восстановлен. Но, опять же, на все воля Божия.

3. «Почему епархия создала проект и вынесла его на градостроительный совет, не спрашивая горожан?»

Мазаев Григорий Васильевич, заслуженный архитектор России, член-корреспондент Российской Академии Архитектуры и строительных наук, профессор, кандидат архитектурных наук, с 1982 по 2010 год – главный архитектор области:

Епархия внесла предложение. Это предложение должно же быть как-то выражено. Нельзя сказать просто: хочу построить храм. Какой храм? В каком месте? Поэтому создается архитектурный эскиз. Это и есть эскизное проектное предложение, которое люди могли бы обсуждать.

Никто и не говорит о том, что завтра надо начать что-то там копать, разрушать эту площадь. Я думаю, что проектные работы по такому объекту займут не менее трех лет. Естественно, должны пройти обсуждения. То, что сегодня появляется в Интернете и идет по телевидению – это и есть элемент обсуждения (правда, чересчур эмоционального).

Обвинять архитекторов в том, что они на это обсуждение какую-то картинку выставили, по меньшей мере, странно. Если бы этой картинки не было, нечего было бы обсуждать. Была бы некоторая виртуальная, вербальная идея – мол, давайте восстановим. А сейчас люди, по крайней мере, видят¸ что они обсуждают.

Если бы кто-то хотел что-то построить тайно, поставили бы забор и начали бы работы. Но ничего такого не делается. И первое, что сказали специалисты Министерства, что сказал Губернатор – должно быть общественное обсуждение. Но общественное обсуждение – это не есть народное вече, где все собрались и начали кричать.

Поэтому надо выслушать мнения специалистов, архитекторов, градостроителей, историков, ученых, которые разъясняют гражданам города, почему они считают, что храм надо или не надо восстанавливать. Это не должен быть просто крик по принципу: нас больше, мы громче кричим, и поэтому слушайте нас. Такие кампании обычно ни к чему не приводят. Городская ткань – это система очень сложная, вмешательство в нее очень сложно. Никто же не собирается перед хирургическими палатами и не решает митингом, делать операцию или не делать. А сегодня эмоциональная сторона совершенно неоправданно превалирует над здравым смыслом и над желанием понять, что же, собственно, предлагается.

4. «Храм испортит площадь с архитектурной точки зрения»

Мазаев Григорий Васильевич, заслуженный архитектор России, член-корреспондент Российской Академии Архитектуры и строительных наук, профессор, кандидат архитектурных наук, с 1982 по 2010 год – главный архитектор области:

Я как архитектор-градостроитель могу сказать, что традиция уральского зодчества заключалась в том, что, когда строили плотину, через нее возникала улица, выше по течению был пруд, а ниже по течению был завод. Левобережная и правобережная части города могли сообщаться только через плотину. Она становилась главной, потому и проспект в Екатеринбурге назывался Главный проспект. Соответственно, левый и правый берега получали площади. Эти площади были заложены еще при основании Екатеринбурга. И, конечно, на этих площадях строились соборы для левобережной и правобережной части города. Это градостроительная традиция исторических городов Урала, к которым относится Екатеринбург. Поэтому для меня восстановление храма святой Екатерины – это, прежде всего, восстановление исторической градостроительной традиции Урала.

Эта площадь очень большая. Почему-то все рассматривают только маленький скверик, который на ней располагается. Но, если посмотреть со стороны Плотины, то станет очевидно, что площадь образует большой карман, примерно одинаковый по высоте, достаточно гармоничный и абсолютно пустой. Этот карман сделан для какого-то градостроительного акцента. Конечно, фонтан таким акцентом быть не может, это элемент благоустройства.

Собор святой Екатерины – это первое культовое здание Екатеринбурга из капитальных – я не говорю о тех деревянных церквях, которые ему предшествовали. Это здание XVII – начала XVIII веков, очень интересное по архитектуре – там северные строгановские мотивы. Конечно, его очень хочется восстановить для того, чтобы эта площадь, наконец, получила тот акцент, который утрачен.

Предеин Николай Петрович, скульптор и график, член Союза художников России:

Звучат разговоры о том, что на площади уже стоит памятник конструктивизма, а в сочетании с храмом получится эклектика. Но масса в истории нашей страны и в мировой истории архитектуры примеров того, что эклектика неизбежна. И на протяжении даже краткой истории все это обживается людьми, город это принимает. Тем более, весь смысловой фон здесь органичен. И, глядя на эскизный проект храма, я думаю, что он прекрасно сюда впишется.

5. «Храм уничтожит зону отдыха, заняв собой всю площадь Труда – излюбленное место отдыха горожан»

Цориев Андрей Эльдарович, ассистент кафедры лучевой диагностики Уральской Государственной Медицинской Академии, кандидат медицинских наук:

Любимое место отдыха горожан… Это даже комментировать как-то неудобно. Если взять Исторический сквер, парк Маяковского, Каменные палатки – намного больше горожан там отдыхает. После того, как началась вся эта история, я специально много раз и проезжал, и проходил мимо этого злополучного фонтана. За редким исключением я там видел несчастных, упивающихся пивом и курящих подростков. Они еще и выражаются нецензурно, и ни одна мамаша с ребенком не будет там гулять – потому что это просто неприлично. Фонтан забросан банками, бутылками. И даже во время митинга «в защиту фонтана» там была грязь. Ну, если уж это любимое место отдыха горожан, так вы, господа хорошие, привели бы его в надлежащий вид! А если за ним не ухаживают, в чем тогда любовь проявляется? Поэтому, мне кажется, это передергивание. Люди хотят отстоять свое мнение и пускают в ход все аргументы, какие только в голову пришли. Но этот аргумент остается только на словах.

Любимым местом отдыха фонтан считать я не могу. И все те, у кого я спрашивал, тоже не могут. Одно из любимых мест тусовки подростков – может быть. Но, господа, давайте расставим приоритеты. Мы будем нравственность в стране поднимать, преемственность поколений восстанавливать, решать демографическую проблему, или мы будем сохранять тусовочное место, где подростки портят свое здоровье, в том числе и репродуктивное, что отразится на качестве их потомства? Нет, этот аргумент я принимать не склонен.

Топорков Валерий Петрович, заслуженный артист России, солист Театра Эстрады:

Площадь Труда – излюбленное место горожан?.. Как бы обойтись без сарказма?.. Как это «Любимое» место отдыха горожан – редко работающий фонтан КАМЕННЫЙ ЦВЕТОК, превращенный горожанами в большую пепельницу место может быть любимым? Да, оно вписалось, мы привыкли к пейзажу с ржавым фонтаном, с кустарниками, которые аккуратно подстригаются. Но это не парк – это сквер, которых должно быть много в нашем городе. Они уничтожаются, но уничтожаются за счет активного наступления новостроек, среди которых торговоразвлекательные центры – можно массу таких примеров привести.

Даже не нужно быть наблюдательным человеком, чтобы понять: площадь Труда – место бойкое, транспорт проходит по центральной улице. Но находящийся рядом Исторический сквер, действительно, является местом отдыха. А здесь – шум и пыль. И, еще раз подчеркиваю, неработающий фонтан. И это никак не располагает к отдыху.

Я слышал такую фразу – молодой человек говорит: «Я здесь познакомился со своей девушкой, возникла любовь, нам дорог этот фонтан». Во-первых, это знакомство могло произойти в любом уголке города. А во-вторых, эти воспоминания могут сохраниться в душе, а затем из них может произрасти радость от того, что там, где вы познакомились, теперь стоит храм. Так зайдите в этот храм, поставьте свечку и поблагодарите Господа за то, что Он позволил вам здесь познакомиться.

Мазаев Григорий Васильевич, заслуженный архитектор России, член-корреспондент Российской Академии Архитектуры и строительных наук, профессор, кандидат архитектурных наук, с 1982 по 2010 год – главный архитектор области:

Сам храм не столь велик. Мы посмотрели достаточно многочисленные эскизы, которые показывались и по телевидению. С моей точки зрения, появление двух башен в начале XIX века испортило этот храм, придало ему тяжеловесность. Мне кажется, что его надо восстанавливать в том первоначальном виде, в котором он существовал. При этом его габариты уменьшаются весьма существенно. Он становится практически на то же место, где находился. Есть варианты его сместить, чтобы сохранить часовню, есть варианты перенести эту часовню целиком в другое место, есть очень интересный вариант, когда эта часовня оказывается внутри храма – нечто подобное существует в Храме Христа Спасителя.

Мне кажется, та излишняя эмоциональность, которая сегодня возникла, пройдет. Люди поймут, что им предлагают варианты, спрашивая их мнение – это достаточно естественный процесс, ничего страшного я в нем не вижу. Я думаю, что на этой площади возникнет достаточно большое пространство для отдыха – между западным фасадом собора святой Екатерины и памятником Татищеву и де Генину хватит места и для фонтана, и для сквера.

6. «Множество горожан возражает против строительства храма»

Цориев Андрей Эльдарович, ассистент кафедры лучевой диагностики Уральской Государственной Медицинской Академии, кандидат медицинских наук:

Надо четко разделить людей, которые участвуют в этом бурном процессе, на две группы. Одна группа – это люди, которые любят скандалы. В другую входят люди, которые действительно хотят понять, что же происходит. С ними надо разговаривать спокойно, без митингов.

С людьми заинтересованными, вдумчивыми, надо вести диалог, и я уверен, что любой здравомыслящий человек увидит, как все это может быть, и влюбится в Екатерининскую площадь, которая будет намного красивей, чем сейчас. Не удивлюсь, если именно так и будет.

Топорков Валерий Петрович, заслуженный артист России, солист Театра Эстрады:

Митинг против строительства храма я наблюдал по телевизору. Мне очень не понравилось – есть ощущение зомбированности людей, искусственной агрессивности. Хочется сказать: против чего вы боретесь? Вы только вдумайтесь, против чего! Не хватает духовности в стране катастрофически. Духовность народа – это его подлинные, искренние чувства. Я надеюсь, что этот храм будет построен, и что основная масса населения нашего города, от мнения которого зависит решение о строительстве этого храма, все же, поддержит.

Ройзман Евгений Вадимович, историк, писатель, создатель музея «Невьянская икона», президент Фонда «Город без наркотиков»:

В случае с митингом и тем, что ему предшествовало, мы видели манипуляцию общественным сознанием. Я считаю, что этот митинг был собран для того, чтобы отвлечь внимание от коррупционной темы, от тарифов ЖКХ, от проблем на дорогах и, конечно же, от грязи, потому что в это время обычно проводится очень жесткий митинг против грязи в городе. Я приблизительно понимаю, кто заказчики этого митинга – они остались за кадром, а остальные люди – их просто дергают за веревочки, они кричат там нужные слова. От себя скажу: по общественному мнению – по настоящему общественному мнению – конечно, большинство населения ЗА восстановление храма.

Продолжение следует.

Подготовила
Светлана Ладина

 

•В других номерах:•

№4 (116) / 25 •декабря• ‘14

Актуальный разговор

Самое высокое звание — юнга

Светлана Ладина

№4 (93) / 15 •апреля• ‘10

Актуальный разговор

Таинство брака: путь к настоящей любви

Светлана Ладина

Как выразилось некое городское информагентство в одном из новостных сообщений, «венчаться в пост считается грехом». Является ли эта забавная ошибка случайной оговоркой или следствием искреннего непонимания сути (ведь в постное время повенчаться в принципе невозможно)…

№6 (118) / 3 •июля• ‘15

Актуальный разговор

Призыв к миссионерству: воцерковлять расцерковленных соотечественников

Материал подготовили матушка Наталья Зайцева и Дина Дьячкова

 
Актуальный разговор

Екатеринбург – город, который

Светлана Ладина

Когда и как случилось это с городом, вопрос сложный. Тогда ли, когда убили здесь Помазанника Божия и его семью… Тогда ли, когда город отказался от покровительства святой Екатерины и принял кровавое имя Свердлова… Тогда ли, когда взрывали храмы и уничтожали духовенство… Но…

 
Актуальный разговор

Кто в храм, а кто на митинг

Кто в храм, а кто на митинг

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс