Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50


Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия

 
Главная → Номера → №1 (123) → Яблоко от владыки

Яблоко от владыки

№1 (123) / 24 июля ‘17

Светлана Кислова, Ольга Морозова

В этой теме:

Екатерина Косточка: Мифы о добровольческом служении
Светлана Кислова, Вера Пыжьянова
Человек доброй воли: от хобби к профессии
Ксения Кабанова, Вера Пыжьянова

В обыденной жизни можно представить, наверное, не так много ситуаций, в которых могли бы встретиться журналист и руководитель в коммерческом банке — разве что во время интервью для модного глянца или бизнес-издания. Однако к возможности встретиться, раскрыться и по-настоящему узнать друг друга наших героев привел отнюдь не профессиональный интерес, а общность взглядов и служение церкви и людям. О своем пути к вере, добровольчеству и друг к другу рассказали добровольцы Православной Службы Милосердия Евгений и Анастасия Камшиловы.

По изгибам Чусовой

Евгений Камшилов:
Всю жизнь я был журналистом: начинал в газетах «Уральский рабочий», «Вечерние ведомости»; в «Нашей газете» проработал 10 лет. Издание было не политическим и не религиозным, церковные темы там не поднимались вообще, да и мне все это было чуждо. Тогда, в 2000-х, епархия часто звучала в новостях: то были выступления против гей-клубов, то запреты певцов — все время шли разные акции, обстановка нагнеталась. А поскольку я постоянно находился в информационном поле, то был в курсе этих событий, но старался не вникать: да, священники существуют, только пусть они ходят со своими крестными ходами где-нибудь в стороне, а меня не трогают.

Впервые я поговорил с батюшкой лет 7-8 назад. Тогда у нас с друзьями была общественная организация «Хранители Чусовой». Занимались мы тем, что очищали от мусора берега реки, тушили пожары, сплавляли туристов, детдомам помогали. Практически все выходные я проводил на Чусовой. Как-то мы обнаружили на берегу часть декораций к фильму «Золото»: для съемок была построена церковь, которую потом разобрали, а купол с крестом так и остались лежать. Мы не могли пройти мимо находки и направили в епархию письмо, в котором описали ситуацию.

В итоге с нами связался отец Виктор Вильчинский из поселка Старая Утка, туда и было решено перевезти купол. Батюшка пригласил нас к себе. В Староуткинске, пока мы ехали по селу, то и дело к нему обращались разные юди, что-то спрашивали, советовались — чувствовался авторитет, уважение к батюшке, что для меня было удивительно… И пока он с нами разговаривал, ни разу не произнес имя Иисуса Христа — иначе бы я точно сбежал — а говорил: Господь, Бог, Спаситель, Создатель, Творец... Эти слова есть во всех мировых религиях, и меня они не раздражали. Батюшка тогда посоветовал: «Положись на волю Бога. Когда никого не будет рядом, расскажи Ему обо всем, что тебя волнует, чтобы только Он слышал тебя, и скажи: «Господи, да будет во всем воля Твоя». После этого я начал вечерами на балконе бубнить что-то, причем, обращался не конкретно ко Христу, а как-то абстрактно: «Господи, если ты есть, пусть все будет так, как Ты хочешь».

И пока он с нами разговаривал, ни разу не произнес имя Иисуса Христа — иначе бы я точно сбежал — а говорил: Господь, Бог, Спаситель, Создатель, Творец... Эти слова есть во всех мировых религиях, и меня они не раздражали.

Право на выбор

Потом я решил уйти из «городской» журналистики и подался во внутренний туризм, в Центр развития туризма Свердловской области, в отдел рекламы и связей с общественностью. При нашем участии в Верхотурском округе проходил очередной фестиваль-ярмарка, на котором присутствовал и митрополит Кирилл. Я тогда еще не знал, кто такой митрополит, и воспринимал его просто как «большого священника». На ярмарке владыку сопровождал мэр Верхотурья, они обходили торговые ряды, разговаривали, владыка слушал и улыбался, торговки то и дело его угощали плодами своего урожая — это был конец лета, начало осени. Кто-то угостил его яблоком, и владыка держал его в руках. Я стоял в полутора метрах от него, с сигаретой в зубах, с фотоаппаратом — кадры щелкал, и еще мысль мелькнула, что неудобно с сигаретой стоять, дымить в лицо человеку, но, с другой стороны, мне казалось, как журналист я мог себе это позволить. Владыка тогда спокойно мне сказал: «Да выбрось ты эту заразу, на лучше яблочко съешь», — и бросил мне свое надкусанное яблоко. Я его поймал и думаю: что с ним делать? Выбрасывать как-то неудобно, бросил окурок и съел яблоко из вежливости. Говорят, у владыки очень цепкий взгляд и память, возможно, он тоже помнит эту историю, а может, и нет — сколько нас таких с окурками...

Через какое-то время я вернулся в журналистику, в одну газету, но она на моих глазах и при моем активном участии стала превращаться в бульварное чтиво, заточенное на рассказы о трагедяих, убийствах, смертях и сексе. Оставаться там было невмоготу, и я ушел. В то время читал много разной псевдодуховной литературы, слушал лекции, в основном, популярного направления нью-эйдж. Сначала казалось все ярким, интересным, но постепенно почувствовал, что все эти учения не более чем компиляция разных знаний, и искать нужно в другом направлении. Наверное, потому что первые духовные шажки уже были сделаны, мне захотелось обратиться в епархию: вдруг там журналист нужен? Дважды туда звонил и переносил встречу, не решался прийти. На третий раз даже дошел до улицы Крауля, почти до епархии, но не смог зайти — что-то меня не пускало, так и побрел по городу...

А когда, наконец, появился на собеседовании, меня отправили к отцу Алексию Кульбергу, будущему владыке Евгению, он тогда курировал работу пресс-службы. Сказали, как он благословит, так и будет. Попасть к батюшке можно, только отстояв огромную очередь на исповедь. Когда я подошел к нему и рассказал о себе, батюшка велел мне читать Евангелие и первую книгу «Флавиана» протоиерея Александра Торика. Через месяц я осилил все, что мне благословил отец Алексий, и снова с ним встретился. Мы посидели, пообщались, он меня познакомил с Анжеликой Михайловной Бриль, руководителем пресс-службы, и я приступил к работе.

Полное погружение

Поначалу было сложно вникать в церковные понятия, праздники, службы. Я редактировал новости Православной Службы Милосердия и статьи из «Православного вестника» для епархиального сайта, читал их и понимал: вот, кто реально занимается делом. До этого сектантские гуру, лекции которых я слушал, учили: «Прекрати стонать. Если у тебя все плохо, помогай старикам, детям, забудь о себе. Если у тебя есть любовь, дари ее своим ближним». Я не думаю, что цель всех гуру направить людей на путь добра, но иногда у них проскальзывают чисто христианские вещи. И мне тоже захотелось кому-то помогать. Одновременно, поскольку не хватало элементарных религиозных знаний, решил начать с огласительных бесед. При храме Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе как раз объявили новый набор на такие курсы, и неожиданно для меня там же оказалась Православная Служба Милосердия.

Вначале я не решался прийти — какой из меня милосердец? Где старики, инвалиды, и где я — разные планеты! К тому же, казалось, что в добровольцы идут те, у кого жизнь не сложилась, неудачники и старые девы. А потом был Царский крестный ход, и я от Службы Милосердия встал в группу сопровождения. На следующий день надо было помочь на территории храма, и в этом я тоже поучаствовал. И так постепенно влился в ряды добровольцев.

Не упустить главное

Анастасия Камшилова:
У меня с юности была установка на карьеру, независимость, самоутверждение, получение каких-то благ. Подростки обычно не знают, чего хотят от жизни, у меня было немного по-другому, знала, что пойду учиться на экономиста, после учебы строить карьеру в банке до руководителя, составила план на 20 лет вперед, получила специальность и на протяжении восьми лет поэтапно этот план реализовывала. В моем плане, как и у большинства девушек, конечно же, была семья. И она у меня была — сына Вадима я родила между сессиями, когда еще училась. Но через несколько лет поняла, что семья, которая у меня была, не вписывалась в мою картинку «идеальной семьи». И в итоге стала воспитывать сына самостоятельно. Свободное время от работы проводила на разных тусовках, презентациях и прочих мероприятиях, на которых я всегда чувствовала себя неуютно, стеснялась публичности, и в целом, казалось, что все это совсем не то, что мне нужно... В личной жизни была тишина, хотя подружки все время меня «пилили»: «О чем с тобой мужчине разговаривать? Об экономике и бизнес-процессах?».

Как-то раз, когда я приехала к бабушке в Невьянск, повидалась со своей крестной — у нее тогда была очень тяжелая личная ситуация, но благодаря воцерковлению все стало меняться в лучшую сторону, и, в первую очередь, она сама. Крестная тогда переживала за меня, рассказывала о Боге и ином пути в жизни, говорила, что единственное, о чем она жалеет — что сама поздно стала ходить в храм. Мне эти ее слова очень запомнились, и я стала переживать, что упускаю что-то важное. Крещена я была по старообрядческому обычаю, и мне следовало «докреститься». Пришла в наш храм в Невьянске. К крещению нужно было выучить молитвы «Символ веры» и «Отче наш», я учила-учила, но так ничего и не запомнила. В храме меня пристыдили, но приняли, и с тех пор я стала понемногу учить молитвы, знакомиться с духовной литературой. Но до воцерковления еще было далеко. Ходила в церковь только в Невьянске и очень редко — в другие храмы боялась заходить: вдруг что-то сделаю не так и меня осудят.

Подумал тогда, какие странные люди, наверное, все они матушки, в платочках такие — кто еще в нормальном уме и здравой памяти пойдет работать в воскресную школу? Только жена батюшки: батюшка — в церкви, матушка — на приходе. Там и увидел Настину фотографию, заприметил сразу.

Сильное впечатление на меня произвела встреча с отцом Иоанном из Среднеуральского женского монастыря. Пришла я к нему на исповедь, а до этого покурила, и батюшка это почувствовал. Сказал мне: «Курить — бесам кадить. Какое тебе причастие? Ты хоть понимаешь, что творишь? Приходишь на исповедь, грехи исповедуешь, хочешь принять Иисуса Христа, а сама куришь, с бесами дружбу водишь. Ты же девушка! Нет тебе причастия!». На следующий день все подошли к Чаше, а я — нет… Через несколько месяцев я поехала в Верхотурье и просила святых помочь мне с моей страстью — и они мне помогли. Эта история крепко засела в памяти, и с тех пор я пыталась выровняться духовно, найти свою дорогу, и не могла, пока не созрела для добровольчества.

Потребность помогать

Добровольчество я искала очень долго, просматривала объявления, но все они были об одном и том же — люди просили денег. А мне хотелось помогать существенно, то есть не просто деньгами, а делать какое-то конкретное дело. Однажды я поняла, что размышлять можно долго, а нужно что-то делать уже сейчас. Нашла в интернете сайт Православной Службы Милосердия, записалась на собеседование по детскому направлению — я очень сильно люблю детей, общения с малышами не хватало, поэтому решила пойти к деткам в детский дом. Собрание добровольцев по времени немного сместилось, и я «случайно» попала на встречу с прихожанами Успенского собора. После этой встречи мы пообщались с отцом Евгением Попиченко, и он благословил меня на новый путь — путь к Богу, а в добровольчестве на патронажное направление.

Сын Вадим стал ходить в воскресную школу, я стала приближаться к Богу — заниматься с катехизатором, моим помощником Светланой Леонтьевной. Директор воскресной школы Ольга Ивановна Слизина предложила мне вести кружок по творчеству в воскресной школе и иногда заменять педагога в младшем классе. Так постепенно я вошла в постоянный состав учителей. Моя жизнь стала светлой и радостной. Я была счастлива, что я могу хоть чем-то быть полезной. А с нового учебного года по благословлению отца Евгения я поступила в учительскую семинарию.

В это время у меня был небольшой опыт общения с особенными детками, я занималась творчеством с детьми в центре «Бонум» на Краснокамской. Сначала не знала, что делать, как у меня сложится эта работа, но четко понимала: раз меня туда пригласили, значит, там моя помощь нужна. Потом мне предложили стать координатором Патронажного направления.

Конечно, мне до сих пор сложно совмещать учебу в Учительской семинарии, воскресную школу, работу и координаторство — все время кажется, что где-то я не доделываю, не додаю, и совсем не достойна того, чем занимаюсь... Много нереализованных мыслей и идей сидят в голове, и надеюсь, что с Божей помощью в свое время я их воплощу. Служение Богу — для меня большая ответственность. Но и без этого я уже не представляю свою жизнь.

«Положись на волю Бога. Когда никого не будет рядом, расскажи Ему обо всем, что тебя волнует, чтобы только Он слышал тебя, и скажи: «Господи, да будет во всем воля Твоя».

Встреча

Евгений Камшилов:
Когда ходил на огласительные беседы, а они проводились в классе воскресной школы, то на стене увидел фото учителей. Подумал тогда, какие странные люди, наверное, все они матушки, в платочках такие — кто еще в нормальном уме и здравой памяти пойдет работать в воскресную школу? Только жена батюшки: батюшка — в церкви, матушка — на приходе. Там и увидел Настину фотографию, заприметил сразу.

А потом она мне позвонила как координатор Службы Милосердия, на адрес надо было сходить, прибраться, шкафы подвигать — я себе в телефоне ее так и записал: «Анастасия ПСМ». И как забыли про меня. Ждал-ждал, позвонил сам. Настя со мной очень вежливо поговорила, а мне интересно стало, со всеми она так вежливо разговаривает или только со мной? Вскоре у нас намечалась поездка добровольцев в Тарасково, и я спросил ее, стоит ли брать туда дочку? Я был уже женат, развелся, и растет дочка — на тот момент восьми лет. Настя ответила, что стоит — они с сыном тоже ездили, батюшка песни под гитару пел, играли в волейбол, сын приехал под впечатлением вообще! Еще раза четыре мы общались по телефону. А потом как-то сидели на собрании добровольцев, а напротив меня девушка со странно знакомым лицом что-то все говорила-говорила… И вдруг я понял, что это та самая «матушка» с фотографии из воскресной школы. Более того, похоже, это Настя-координатор, «Анастасия ПСМ»! Решил, что рано сразу подходить и лоб-в-лоб разговаривать. Что я ей скажу? «Разрешите вас пригласить на вечернюю молитву?» Нашел Настю в Одноклассниках для начала, зашел к ней на страничку, погляжу, чем человек в интернете живет; думал, что сделаю это инкогнито, но прокололся. И на следующий день увидел ее в «гостях» на своей страничке — в общем, попался. Надо было как-то реабилитироваться, написал ей, а она мне в ответ: «Вы, Евгений, меня пока не отвлекайте, пожалуйста, у меня сессия». Дождался, пока сессия закончится — встретились, пообщались.

Еще помню первую встречу «неженатиков» — клуба для тех, кто хочет создать семью, проводил ее центр защиты семьи «Колыбель» все в том же Успенском соборе. И на этой встрече матушка Ксения Кабанова рассказывала, как она до своего знакомства с супругом, отцом Георгием, молилась о муже — высоком, голубоглазом, светловолосом, любящем детей. Так у нее и получилось. А отец Евгений сидит рядом и улыбается. Думаю, работает, значит, молитва-то! После этого я тоже начал молиться: «Господи, если есть Твоя воля, дай мне жену: цвет волос — любой, но лучше русый, глаза — серые или голубые, как у меня, чтобы детей любила и православной была». Возраст обозначил, в общем, «анкету» заполнил, и в течение двух недель каждый день молился, без слез — это был серьезный разговор с Богом: если есть, мол, воля Твоя, то я готов. И тут — раз! — через две недели на собрании добровольцев ее и увидел. Начали с ней встречаться, и с каждым разом мои чувства к ней укрепляются. Никакого романтизма и игр гормонов, просто четкое понимание: вот моя девушка. И до сих пор ни разу у меня не было никаких сомнений. И все — гора с плеч, внутренние метания исчезли: нашел, кого всегда искал.

Совершенно случайно день нашего венчания совпал с днем памяти Петра и Февронии Муромских — 18 сентября, это второй день памяти, на него можно венчаться. Хочется верить, что в этом есть Промысел Божий. На таинство мы пригласили владыку Евгения не столько потому, что он был моим непосредственным руководителем, сколько потому, что он изменил мою жизнь и всегда относился очень по-человечески, помогал, когда было трудно. Задолго до этого я пообещал владыке, что позову его на наше венчание, он тогда ответил: «Договорились!». До последнего момента мы не были уверены, что он придет, и очень признательны, что владыка смог разделить нашу радость. Это не укладывается даже в голове, что архиерей был на нашем венчании — просто как гость, он был без облачения и молился в храме вместе со всеми, а совершал богослужение отец Евгений Попиченко. Друзья рассказывали, что во время венчания на хмуром сентябрьском небе в это время появилось солнце и заглянуло в храм через разрушенную крышу старинного Собора Успения Пресвятой Богородицы на ВИЗе, где мы находились. У нас есть фотография, на которой епископ Евгений смотрит на солнечное небо и улыбается. Спаси, Господи, всех, кто за нас с Настей молился в тот день!

...Как-то у отца Евгения Попиченко спросили: «Как понять, что Господь благословляет твой выбор спутника жизни, что это та самая половинка?». Батюшка ответил: «Когда будете стоять перед алтарем со свечами в руках, а вас будет венчать священник…». И я тогда, стоя у алтаря, подумал: вот оно — Господь нас благословляет! Надо всегда помнить об этом: мы не просто с Настей поженились, а Господь нас благословил. И сейчас наша задача не подвести Господа, не обидеть Его, не оскорбить своей жизнью, помнить, что Он — член нашей семьи и всегда стоит среди нас.

 

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс