Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №5 (117) → Герои для вечности

Герои для вечности

№5 (117) / 27 •марта• ‘15

Беседовала Светлана Ладина Мужество

•В этой теме:•

Мужество
Дорога, которой никто не ходил
Автор Ксения Кабанова

Так называется документальный фильм журналиста Анжелики Бриль, посвящённый подвигу солдата-пограничника Евгения Родионова, в конце XX века принявшего мученическую смерть за Христа, и подвигу его мамы.

Прежде, чем предложить вам сокращённую текстовую версию фильма «Герои для вечности», вышедшего в эфир НТВ в 2006 году, мы хотели бы познакомить вас с автором этого телевизионного проекта.

Анжелика Бриль – член Союза журналистов России. В телевизионной журналистике 25 лет. Работала шеф-редактором социальных и публицистических проектов федеральных телеканалов: Культура, НТВ, Россия, ТВ Центр. Автор более 150-ти документальных фильмов. В их числе: «Стена Ювенальной юстиции», «Холить, лелеять. Или: Ещё раз про любовь», «Константин Победоносцев. Хранитель Империи», «Тень Петра. Александр Меньшиков», «Борис Годунов. Царский шурин или царь?», «Терновый венец Патриарха Тихона» и другие. В настоящее время – руководитель пресс-службы Екатеринбургской епархии.

Анжелика, вы помните, когда впервые услышали о Евгении Родионове?

Сначала я увидела его портрет. Я тогда о нём самом ничего не знала. Первое, что я увидела в его взгляде – тишину и святость… Это было первое впечатление. А когда мне стала известна его история, я стала мысленно, молитвенно к нему обращаться. Дело в том, что мой брат, офицер ОМОНа Алексей Гончаров, погиб в Чечне. Мне сложно было с этим смириться, и поэтому я дерзнула обращаться к Жене как к человеку, который «должен» был меня утешить. И теперь я убеждена, что именно по его молитвам я пришла к пониманию, что в этом скорбном событии есть Божия воля. Я не переступала канонических границ – я никого не призывала молиться вместе со мной. Просто искренно ему верила, как верят святым.

Вы сами искали возможность сделать о Жене фильм, или она на вас, что называется, упала?

Она на меня именно упала. Я работала автором документального проекта на телеканале НТВ. И вот однажды мы отправились в Челябинск, но запланированная съёмка по каким-то причинам сорвалась, и мы своей съёмочной группой в пять человек стали усиленно искать «что-то»… В Челябинске я была знакома только со священником Игорем Шестаковым. Отец Игорь окормлял подростковый военно-патриотический клуб. Построить на этом весь фильм не получалось. Ребята в клубе оказались отличными, они, действительно, олицетворяли лучшую половину нашей молодёжи. Но не хватало какого-то зерна, из которого, я чувствовала, должно прорасти что-то более значимое.

На мысль навела девочка, сказавшая в интервью: «Как можно не любить страну, которая породила Александра Невского, Фёдора Ушакова, Александра Суворова, Георгия Жукова?» И тут я поняла! Героем фильма должен стать наш современник, человек, которого многие знают, – и для меня это был Женя Родионов.

А ещё мне очень хотелось познакомиться с женщиной, которая воспитала святого сына. Я позвонила Любови Васильевне, маме Жени. До этого она не давала телевизионных интервью. А тут почему-то согласилась.

И вот мы приехали в квартиру, где Любовь Васильевна вырастила своего сына. Знакомство с ней пролило свет на то, как Женя из простого парня стал героем.

В интервью мама Жени говорит, что от детей брошенных, лишённых связи поколений, родства, трудно ожидать героизма. Что такие ребята тоже погибают на войне – но герои рождаются только в семье.

Только семья может правильно воспитать. Женина мама часто рассказывала сыну о родных, погибших в Великой Отечественной войне. При всём этом сама Любовь Васильевна долгое время была убежденной коммунисткой, и уже после смерти сына придя в Церковь, она предполагала, что Господь наш Иисус Христос обязательно был бы коммунистом...

Главное, что, на мой взгляд, сделала эта женщина – воспитала Женю патриотом. Я убеждена, что между патриотизмом и святостью – прямая связь. Святость вырастает из патриотизма в том числе.

Вот что касается мамы – в фильме есть момент, когда она говорит о своих убеждениях, во времена Жениного детства далёких от Православия, и получается, что первым человеком, сказавшим, ещё в его детские годы: «Женя, сними крестик», – была мама.

Да, это была мама, которая потом везла его голову и крестик из Чечни в Подмосковье, на Родину. Господь к нам милостив, Он не даёт затвердевать, цементироваться нашим чувствам. Придя в Церковь, мы меняем свои представления, взгляды, убеждения – и слава Богу! Поэтому мама, говорившая: «Женя, сними крестик», – стала фактически ученицей Распятого Христа.

Сначала Женя своим подвигом засвидетельствовал, что можно и в наше время быть верным Христу даже до смерти, а потом мама явила такую силу духа русской женщины… Думаю, даже боевики, к которым она упорно и отважно ездила в поисках тела и отрезанной головы сына, не могли не поразиться и не восхититься этим.

Пожалуй, самое сильное впечатление я получила именно от того, что своими глазами увидела женщину, на которой так явственно исполнились слова Апостола: «Сила Божия в немощи совершается» (2 Кор. 12:9). То, что Любовь Васильевна рассказывала – причём, подтверждая это документально – не вмещалось в рамки нормы. Я вообще не понимала, как всё ЭТО можно было пережить, будучи слабой, одинокой женщиной. От одних поисков Жени в кругу басаевых, хайхороевых, докаумаровых и прочих боевиков, или от взгляда на обезглавленное тело сына, мне кажется, можно было просто сойти с ума, – но Господь её и сохранил, и укрепил. Господь её этими испытаниями переквасил в другого человека, настоящего воина Христова. У меня нет сомнений в том, что в пору этих испытаний (а Любовь Васильевна тогда считала себя неверующей), её сын Женя стал её молитвенным тылом, её защитником. И она не просто выдержала эти муки, но, претерпев их, переродилась. В любом патриоте есть страх Божий. Это мне сказал один духовный человек. В тогдашней маме Евгения, ещё далёкой от Православия, это чувство было.


В фильме «Герои для вечности» звучит песня Евгения Бунтова, посвящённая подвигу Евгения Родионова

Помни хорошенько, детям расскажи:
Родионов Женька в Подмосковье жил.
По заборам лазить парень обожал.
Только на Кавказе полыхнул пожар.

Слушай хорошенько да мотай на ус:
Пограничник Женька – не слабак, не трус.
Но свернула круто злой судьбы тропа –
где-то под Бамутом парень в плен попал!

В злобе и бессилье выл душман, как бес:
«Что тебе Россия, на тесёмке крест?!
По всему видать ведь – не твоя взяла.
Отрекись, солдатик, коли жизнь мила!

Ты своими брошен, Родиной забыт.
А боец хороший, пригодился бы...
Велика ль измена – посуди-ка сам?
Ваххабитов вера ближе к небесам...»

Что и сколько весит – непростой вопрос.
Шёл четвёртый месяц пыток и угроз.
В споре не на равных крепость для юнцов –
веры православной заповедь отцов!

Человек – мишенька, лишь курок взведи.
Пограничник Женька крест не снял с груди.
На чеченской псарне всё стерпел – за двух.
Видно, был у парня богатырский дух.

Думай хорошенько, из каких дорог
Родионов Женька выбор сделать смог.
И прошла сквозь шею вороная сталь...
Мученика Женю помянём, как встарь!

Дедовских традиций мудрость – не пустяк.
Нам хранить границы и Отчизны стяг.
Паренька простого каждый помнит пусть.
Воинством Христовым да воскреснет Русь!

Любовь Васильевна Родионова, мама солдата Жени Родионова:
Он уехал на летние каникулы к бабушкам. Уехал обычный ребёнок, как и все, а вернулся с крестиком. И когда я стала его спрашивать, он сказал: «Я с бабушками ходил в храм, мне это там дали, и я это буду носить». Для меня это был сильнейший удар, ведь я была членом партии. Я думала: «Значит, я – несостоявшаяся мать. В мой дом пришла беда». Это потом я поняла, что такое настоящая беда, как она пахнет, и какой она имеет цвет. А тогда для меня это была действительно трагедия. И моя задача была – переломить.

Первое время мама надеялась на то, что сына исправит армия, но и оттуда он присылал фотографии с крестом на груди. Служить Евгений Родионов попал в спецназ погранвойск. В тот призыв из четырёхсот новобранцев Озёрской учебки под Калининградом триста написали рапорты с просьбой отправить их в «горячие точки». Был среди них и Женя. Любовь Васильевна уговаривала сына, но ответ был твёрдым: «Мама, от судьбы ещё никто не ушёл. Я могу выйти на улицу, и меня задавит машина, а плен – это уж как повезёт».

Он не мечтал воевать, просто знал, что сейчас это нужно стране. После учебки Евгения Родионова распределили служить на чечено-ингушскую границу.

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Он мечтал стать поваром – самая мирная профессия на земле. У него не было мечты стать военным. Он вкусно готовил, ему это было дано.

В ночь с 13 на 14 февраля 1996 года Женя Родионов и ещё трое российских солдат – Саша Железнов, Игорь Яковлев и Андрей Трусов – заступили на дежурство на посту, лишённом простейших мер безопасности. А 16 февраля Любовь Васильевна получила телеграмму о том, что её сын – дезертир, и что командование части просит принять меры для его возвращения.

Через несколько часов мама Евгения была в Чечне. Здесь перед ней извинились и сказали, что сын захвачен в плен, когда его найдут – сообщат.

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Я искала сына девять месяцев – ровно столько, сколько мать вынашивает своего ребёнка. Было всё... Было три дня в подвале со страшными побоями, отчего у меня внутри отбито всё, что можно отбить, и сломан позвоночник. Было страшное ощущение, что это никогда не кончится, и что я не смогу это пережить. Были встречи с Гелаевым, Масхадовым, Хайхороевым, Доку Умаровым, Ширвани Басаевым. То есть, не осталось ни одного известного на тот момент боевика, у которого бы я не побывала. Передо мной стояла конкретная и ясная задача: найти своего сына... любого.

Боевики требовали выкуп, отправляли от одного к другому и писали такие письма: «Руслан, помоги ей найти сына. По разговору, он находится у вас. Хусейн».

«Ты вырастила борзого сына! – кричал ей в лицо бригадный чеченский генерал Хайхороев. – Нам нужны крепкие бойцы, но он не хотел подчиняться. Придёшь ещё раз – тебе конец! Не испытывай судьбу!».

Чтобы прокормить себя, Любовь Васильевна устроилась в генеральскую гостиницу – сутки работала, на следующие трое уходила в горы искать сына. И нашла – под Бамутом.

За его могилу боевики требовали выкуп, и она, не задумываясь, заложила свою квартиру в Москве.

Голову мученика матери вернули через месяц за отдельную плату.

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Я вышла из всех этих одиннадцати лет войны с опалённым сердцем, подранком, с совершенно рваной душой. И ещё с огромной благодарностью к Богу за то, что Он дал мне возможность вернуть честное имя сына, и не только его, но и трёх его солдат. За то, что Он провёл меня по минным полям, по растяжкам, за то, что Он дал возможность найти Женю, выкопать его и похоронить в родной земле. Я и сейчас не верю, что это со мной произошло. Мне всё время хочется себя ущипнуть – такое ощущение, что это настолько нереально... Что может быть ужаснее моей судьбы?

О том, какие Женя претерпел пытки, Любови Васильевне рассказал его убийца лично, в присутствии представителей ОБСЕ. Ребятам, захваченным в плен, ваххабиты сказали: «Снимите кресты и назовите себя мусульманами». Тех, кто отказался, мучили сто дней, подвешивая на цепях к потолку. Их зверски избивали и почти не кормили. От пленных требовали написать домой письма с просьбой о выкупе. Женя отказался – сказал, что у мамы больное сердце, она не выдержит. 23 мая 1996 года, в день рождения Евгения Родионова, ему отрезали голову...

...Изуродованные тела Жени и его товарищей были подняты со дна воронки, выбитой бомбой. Стоя на краю могилы, Любовь Васильевна скажет солдатам: «Если не будет крестика – это не он». Поздней ночью при свете фар армейского грузовика в каше из листьев и земли что-то блеснуло. «Крестик», – вырвалось у солдат, и тогда мать впервые потеряла сознание.

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Солдат погибает не тогда, когда его убивают. Он погибает тогда, когда его забывают. У нас был великий полководец – Дмитрий Донской. У него огромное количество побед, но он остался в истории не только как великий полководец. После боя он не бросил останки тысяч своих солдат в поле, а целую неделю захоранивал своих бойцов. Отсюда Дмитриевская суббота. Вот это и есть уважение к воину.

В письмах из учебки домой рядовой Евгений Родионов с гордостью писал: «Мама, я не просто солдат, я – пограничник». В его дневнике нашли стихи, безыскусные, но пронизанные настоящим достоинством:

Налейте полные бокалы.
Встать! Смирно! Русь, ты велика!
Я пью за наши идеалы,
За пограничные войска!

Мотивы поступков могут быть разными, мотивы пребывания на войне – тоже. Человек, который гордится своей армией, зная, что её гнобят и унижают, зная, что её всеми силами пытаются развалить, не может оказаться на войне случайно, а тем более – случайно отдать свою жизнь.

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Не бывает героев «из колбы», не бывает. Я таких не встречала. Если солдата не научили любить Родину, у него её нет. Если у него нет дома, если у него нет семьи, он не понимает этого слова. Такой солдат погибает так же, как и все другие, но совершить подвиг во имя Отечества своего… Отечество-то к нему оказалось неласково – как же можно за него погибать?

Бой на заснеженных высотах между Улус-Кертом и Сельментаузеном называют самым драматичным за всю историю Чечни. Когда 6-я рота псковских десантников отражала нападение двухтысячной банды боевиков, солдаты знали, что отступать нельзя – за спиной неприкрытый Дагестан. Сколько бед принесли бы туда Хаттаб и Басаев! Они могли обойти десантников, но развязали атаку, чтобы поднять дух своих боевиков. Последними словами нашего комбата, Марка Евтюхина, было: «Вызываю огонь на себя».

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Они погибли не за один час – они сражались почти сутки. А лёта из Москвы в Чечню – два часа. Помощь не пришла. И ссылаться на плохую погоду не позволю им прежде всего я. Потому что я в это время была в небе, в вертолёте, когда погибала эта рота. Наш вертолёт был обстрелян, но ссылаться на то, что была плохая погода – пока жива, никому не позволю. Погибшие бойцы – герои вроде бы вынужденные, но и у них был выбор. Они могли взять деньги и пропустить Хаттаба, но вопреки всему ребята оказались настоящими.

Кроме героев на войне бывают и предатели. Их меньше, но завиднее ли их участь, и что теперь чувствуют их матери? Солдаты, которые согласились с приказами одурманенных наркотиками боевиков, признали себя мусульманами; после им приказали мучить и расстреливать своих же пленных, а потом перед телекамерой предложили отказаться от родных матерей. «У меня нет матери, у меня есть только Аллах», – говорили они.

Что бы ни говорили сегодня об армии – именно благодаря ей мы не захлебнулись пока в наркотиках и прочей мерзости, которую навязывает нам враг. Этим парням приходится так тяжело, что нам и не снилось. Наверно, трудно служить делу, которое хают, порочат и называют битвой за нефтяную трубу. Но они знают: это не так. Знают и делают всё, чтобы мы могли мирно учиться, работать и воспитывать детей. Именно для этого они не откупились от армии, а пошли служить.

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
Я никогда груз, который мы собираем и отправляем нашим ребятам в «горячие точки», не называю гуманитарной помощью: это – людская доброта. Перевезено её уже тонны, мы уже даже не считаем, потому что было 34 поездки, один самолёт – это 30 тонн. Всё новенькое, всё хорошо упаковано. Потому что мы везём не милостыню, мы ребятам подарки везём – носки, перчатки, нижнее бельё, мыльно-рыльные принадлежности. Война – войной, а за чистотой они очень даже следят. И не важно, что именно школьники им собрали – важно, что дети пожелали в этом поучаствовать. Вот это и есть воспитание. Слова – словами, но если не будет живых примеров...

Родину надо защищать, как только можем, каждый на своём месте, потому что противник у нас не придуманный, а мы – не герои пира во время чумы. Мы, мирно живущие, выкуплены слишком дорогой ценой, и эту цену нам лучше не забывать. Ведь если бы нас не боялись, разве с нами стали бы воевать?

Евгений Родионов прожил 19 лет и в день своего рождения принял мученическую смерть. Недавно (год съёмок фильма – 2006 – прим. ред.) на месте его убиения чеченцы поставили крест. На нём надпись: «Здесь были казнены солдаты Александр Железнов, Андрей Трусов, Игорь Яковлев, Евгений Родионов весной 1996 года от Рождества Христова».

Любовь Васильевна, мама Жени Родионова:
На нательном крестике Жени нет ни золота, ни серебра. Женя делал его сам. Крестик остался под тельняшкой на теле, когда отрезали голову. На верёвочке бурые пятна – это следы крови. Когда говорят, что Женя выбрал смерть, никогда не соглашусь. Женя выбрал жизнь. Он любил жизнь, и он выбрал жизнь.

 
Жизнь прихода

Нельзя оскорбить Бога отказом

В подготовке материала принимали участие Олег Васюнин, Ольга Морозова, Ксения Кабанова

 
Мужество

Дорога, которой никто не ходил

Автор Ксения Кабанова

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс