Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №1 (104) → Необычная обычная Семья

Необычная обычная Семья

№1 (104) / 2 •марта• ‘12

Беседовала Ирина Пономарева Жизнь прихода

•В этой теме:•

Жизнь прихода
Священник Анатолий Куликов: «У нас одна надежда – на Господа и друг на друга»
Олег Васюнин, инженер-программист, постоянный автор рубрики «Жизнь прихода» Жизнь прихода
О том, что во главе угла
Беседовала Елена Макеева

Татьяна Владимировна Куликова
Окончила химический факультет УрГУ
Кандидат химических наук Старший научный сотрудник Института
металлургии Уральского отделения Российской Академии Наук

Лауреат губернаторской премии в номинации «За лучшую работу в области металлургии»
Участница многочисленных научных конференций, в том числе международных

Матушки – существа чрезвычайно загадочные. Никто о них толком ничего не знает, потому что они всегда скрываются в тени своих батюшек. Отсюда – разнообразные, порой смешные, а порой и грустные стереотипы о том, каковы же они, матушки. Кто-то ни в коем случае не хочет быть матушкой, потому что «это же значит всю жизнь сидеть с кучей детей, лишь изредка наблюдая дома загруженного многочисленными послушаниями мужа, и никакой карьеры и хобби», кто-то наоборот стремится выйти за семинариста, потому что жизнь матушки представляется в розовом свете – «священник всегда рядом, очень удобно обратиться за советом, а еще – он такой добрый и неземной, не грешит вовсе, и спастись с ним ничего не стоит».

Так каковы же матушки на самом деле? Об этом – наш сегодняшний разговор с супругой священника Анатолия Куликова, матушкой Татьяной.

Разрушение стереотипов началось уже с того, что мы встретились с матушкой Татьяной не где-нибудь в подсобном храмовом помещении, а в институте металлургии УрО РАН. Здесь ее, конечно же, зовут Татьяной Владимировной, а не матушкой Татьяной. Она – уважаемый сотрудник, руководитель аспирантов и студентов, изобретатель полезных для науки и промышленности вещей. И, конечно же, ходит она не в платочке и юбке до пят. Зато очень гостеприимно предлагает чай с кексиком и, по традиции всех интервьюируемых, поотказывавшись от печатания себя на всеобщее обозрение, смиренно соглашается пообщаться, с полной уверенностью, что жизнь ее настолько обычная и стандартная, что кто-то ошибся, выбрав ее для журнала. Причем, ошибся уже третий раз, потому что статьи про матушку Татьяну дважды (правда, давно) выходили в «Православном вестнике». А благословил матушку на интервью сам отец Анатолий, так что отказаться никак нельзя.

Татьяна Владимировна никогда не мечтала стать женой священника. Ей всегда казалось, что это очень ответственное служение, которого удостаиваются только избранные, в число которых она уж точно не входит. Обучаясь на химическом факультете УрГУ и проживая в комнате общежития с девушками, которые все как одна становились матушками, студентка Таня никак не думала, что и ее ждет та же участь. Между тем, не только она пошла по пути всех тех, кто жил в этой удивительной комнате, но и еще две студентки, заселившиеся вместо тех, кто вышел замуж, также стали женами священников. Итого шесть матушек: с химического факультета – матушки Наталья Зайцева, Лариса Канева, Наталья Яковлева, Татьяна Куликова, Дина Ильина, с биологического – матушка Наталья Лимонова.

Своего супруга Татьяна Владимировна встретила в храме великомученика и целителя Пантелеимона, а познакомилась с ним поближе в епархиальной православной библиотеке. Отец Анатолий Куликов был в те времена студентом лесотехнического института, играл на гитаре, пел «ланфрен-ланфра-лантатита», приводя в восторг студенток и лесотехнического института, и уральского университета.

Оба они уже несколько лет вели осознанную церковную жизнь и потому вскоре получили благословение на брак и обвенчались. 21 января – день свадьбы – они чтят и по сегодняшний день, всегда отмечая его большой, дружной компанией. Отец Анатолий неизменно дарит матушке розы, причем, год от года букет становится больше. В последние разы вся квартира превращалась в цветущий сад.

Судьбы матушек, вместе проживших свои юные годы, сложились очень по-разному. Кто-то пошел в аспирантуру и активно занимается научной деятельностью, кто-то посвятил себя приходу, кто-то семье. У матушки Татьяны долгое время не было детей, хотя подвиг материнства она считает самым высшим для женщины-христианки. Лишь после поездки в Дивеево, где матушка и батюшка всем сердцем молились о даровании им ребенка, Господь совершил это чудо из чудес – матушка родила сына Ваню.

Тогда она училась на последнем курсе аспирантуры и от счастья рождения ребенка хотела даже все бросить и посвятить себя семье, но отец Анатолий не благословил. Хорошо зная матушку, он понимал, что у нее очень деятельная натура, и сидеть дома ей будет тяжело, а главное, нужно развивать таланты, которые дал Господь – в данном случае это способность к научной работе. Она не стремилась к построению научной карьеры, но всегда трудилась по совести, а потому достигала больших успехов на этом поприще.

Заниматься с маленьким сыном стала помогать няня, а Татьяна Владимировна напряженно дописывала кандидатскую диссертацию. Защитилась и осталась в институте металлургии, где и работает по сей день. Начались постоянные командировки, конференции, научные доклады, ее заметили, оценили и пригласили руководить представительством на Урале одной крупной иностранной фирмы по производству научного оборудования.

Когда человек не привязывается страстно к какой-то деятельности, но выполняет ее по послушанию Богу, она становится по-настоящему успешной. И все-таки волнует вопрос: а в чем же здесь служение людям? Как занятие химией способствует спасению души?

– Однажды я с моими коллегами была на конференции в Казани. После заседаний всех желающих повезли в Раифский Богородицкий монастырь. Еду, а меня, как всегда, терзают сомнения: а тем ли я занимаюсь, нужно ли все это православной женщине? Дома муж и сын остаются часто одни.

Доехали до монастыря. Тут смотрю – идет по улице старенький монах в схиме, и весь народ просто ринулся к нему. Как я потом узнала, это был игумен Филарет (Златоустов) (в схиме отец Сергий), которого почитают в монастыре как старца.

Вокруг него сразу собирается так много народу, что не протолкнуться. Подхожу и я. И как-то он потихонечку отошел со мной в сторонку, я только собралась рот раскрыть и задать волнующий меня вопрос, как он сам начал говорить: «Я всю жизнь проработал вместе с Королёвым, я бывший физик-атомщик, профессор, тоже, как и ты, писал много научных работ. А сейчас вот совсем другие статьи пишу …», – и протягивает мне свою книгу по истории Раифского монастыря.

Как оказалось, со мной говорил выдающийся ученый Сергей Владимирович Златоустов, который 25 лет заведовал кафедрой по приборам и автоматам для летательных аппаратов КАИ. Опубликовал около 130 научных работ. Профессор Магдебургского технического университета. Читал лекции в Германии, Италии. То есть, человек почти всю жизнь посвятил науке, но это не помешало ему на исходе лет устремить свой взор в вечность. Поэтому я думаю, что если человек делает свое дело по совести, в этом и есть его служение Богу и ближним. И как-то все мои сомнения улеглись после этой замечательной встречи.

– «Ничего себе, – подумала я, – какие удивительные коллеги. Отправились вместе с матушкой в монастырь…». А как вообще складываются отношения на работе? Как сотрудники относятся к тому, что Татьяна Владимировна – матушка?

– Они относятся к этому спокойно и уважительно. Мне просто повезло с моими коллегами. Среда вокруг меня академическая: аспиранты, доценты, инженеры, профессора, академики… Это интеллигентные, образованные, добрейшие и честнейшие люди, удивительные собеседники. Ну и я, конечно, не сажусь с Библией вместо справочника по физике и не начинаю проповедовать. Божие – Богу, а кесарево – кесарю.

Как говорит один батюшка, не надо в общественной столовой вставать и петь громко «Отче наш». Когда я нахожусь в светской организации, то я живу по ее законам, я просто стараюсь хорошо выполнять свои обязанности, помогать, если кто-то попросит, свидетельствовать о Христе своим поведением, а не словами. Если нужно выполнить какую-то срочную работу, например, в воскресенье, то я не буду упираться и отказываться от нее, а возьму необходимую работу на дом и там доделаю.

Проповедовать делами – это касается вообще любого христианина, а не только матушки. Для меня миссионерство заключается в том, чтобы делать дело на совесть, уважать людей, которые рядом с тобой живут, обязательно помогать делом, словом и стяжать мир. Если будет мир, если ты не будешь плести интриг, сплетничать, то это будет самым лучшим способом показать людям христианство с лучшей стороны.

– И все-таки общение в светском кругу накладывает определенные ограничения, навязывает свои правила. Например, в свете принято следить за модой, вообще за своей внешностью, полагается разбираться в современном искусстве, уметь вести разговор ни о чем… Иными словами, уделять большое внимание душевной и телесной составляющей. Как это сочетается с верой? Может ли матушка следить за модой и стилем, за своей физической формой, позволять себе макияж, ходить в кино и театры?

– За модой я не слежу. Для меня важно, чтобы одежда была удобной и скромной, опять же, соответствовала ситуации. Я спокойно ношу брюки или даже одежду спортивного типа, когда, например, у меня многочасовой эксперимент, или я иду на каток или на горки с сыном, или еду в купе на верхней полке; могу надеть вечернее платье на торжественный прием; но, конечно, я не пойду в брючном костюме в храм. Что касается макияжа, то я думаю, он допустим в небольшом объеме. Отец Анатолий всегда помогает определить меру – если я переборщу и, например, очень ярко накрашу губы, то он скажет: «Ты мне напоминаешь покойника на отпевании». Что же касается физической формы, то матушка, как и все простые смертные, вполне может заниматься физкультурой. Раньше мы всей семьей бегали на стадионе вечерами, сейчас я занимаюсь спортом в силу своей занятости крайне редко, но абонемент в спортивный зал у меня есть.

В этом нет ничего предосудительного. Главное – для чего и с какой целью ты занимаешься спортом. Спорт – это труд, а труд – это инструмент для борьбы с ленью. В наше время люди почти не двигаются, у всех машины, сидячий образ жизни, а дома диван, телевизор или компьютер. И если ты час в сутки посвятишь прогулке до работы или пробежке на стадионе, а не компьютеру с его социальными сетями, то в этом нет ничего плохого.

Душевный уровень тоже имеет право на существование. Я очень люблю читать художественную литературу, особенно когда это интересное произведение, над которым можно подумать. Например, «Братья Карамазовы» Достоевского у меня идут «на ура», потому что там такая глубина, что можно копать и копать.

Раньше я любила «Анну Каренину» Толстого, раза три-четыре перечитывала, а тут совсем недавно взяла опять почитать книгу и поняла, что не мое это произведение, разонравилось. Там есть такой момент: Анна при смерти, и Алексей Александрович искренне прощает ей измену, принимает ее вместе с ее ребенком от Вронского, молится за сохранение ее жизни. Она же, выздоровев, опять уезжает со своим любовником.

Муж прощает Анну истинной христианской любовью, а она вторично предает его. Раньше я этому моменту не придавала особого значения, а ведь он является переломным в книге, самоубийство Анны – итог именно этого места в произведении.

Выбор в сторону греха, а значит, и зла, ведет в пропасть. Сейчас мне тяжело и грустно принимать это произведение. В последнее время моя настольная книга – «Несвятые святые» архимандрита Тихона. Я ее постоянно перечитываю, для поднятия настроения и укрепления веры очень помогает. Бывает, что я очень загружена работой и весь день проходит в напряжении, тогда вечером я могу позволить себе почитать и какой-нибудь светский журнал с историями интересных людей.

Бываем мы и в кино. Вместе с сыном ходим смотреть мультики, всей семьей иногда выбираемся на какой-нибудь фильм. Ходим мы и в театр, и на концерты. Например, недавно я была на концерте Дмитрия Маликова. Он нравится мне как пианист (на концерте было исполнено много классических произведений из его программы «PIANOMANIЯ classic»), как примерный семьянин, импонируют его интеллигентность, сдержанность, скромность.

– То есть, Вы не ведете затворнический образ жизни?

– Нет, я совсем не похожа на затворника. До этого надо дорасти или иметь определенный склад характера. Когда в семье ребенок, трудно быть затворником. Хотя мы любим быть дома, вместе заниматься домашними делами, быть друг с другом. Нам интересно быть вместе. Ведь мы очень редко видим нашего батюшку, он до позднего часа занят храмовыми и миссионерскими делами, постоянно общается с людьми не только в храме, но и за его пределами. Очень надеемся, что его дела будут способствовать укреплению нашей семьи и веры его паствы.

– Тут я все-таки не удержусь и задам приевшийся для матушек вопрос: а каково это – быть матушкой? Что скрывается за этим почетным званием?

– Быть женой священника – это очень ответственно. Окружающие смотрят на тебя, как на пример во всем, и нужно соответствовать этому званию. Но, в то же время, батюшка с матушкой – самая обычная семья. Многие думают, что матушка и батюшка – это идеал. Я и сама когда-то так думала – в студенчестве. А сейчас, находясь в браке уже 12 лет, я могу точно сказать, что мы подвержены таким же искушениям, что и все люди.

Правда, многие вопросы решаются у нас гораздо проще за счет того, что я могу согласиться, что это черное, хотя вижу его белым, и наоборот. Но это дело всякой верующей семьи, а не только семьи священнической. Всякий христианин должен уметь смириться и сказать: да, это именно так, как ты видишь. И на этом конфликт исчерпан.

И, конечно же, это лежит прежде всего на женщине. Но к такому смирению надо осознанно и целенаправленно идти. Просто нужно помнить, что семья – это самое главное. Для меня важно, чтобы в семье был мир, чтобы было уютно, а муж и сын были накормлены. И вообще семья – это еще много людей: и моя крестница, которая сейчас живет с нами, и родители, и друзья. Если с ними все мирно, то и на работе порядок, и вообще на душе спокойно.

– Матушки исповедуются своему батюшке?

– У меня был такой период в жизни, когда я исповедовалась отцу Анатолию – когда была на последних сроках беременности и в первые месяцы после родов. Тогда сложно было попасть в субботу в храм, и я исповедовалась дома. Отец Анатолий надевал епитрахиль и исповедовал меня. Но как только Ваня подрос, батюшка благословил ездить в храм.

Сейчас я бываю сразу в трех храмах: во-первых, это храм великомученика и целителя Пантелеимона, который для меня как дом родной, во-вторых, храм святителя Луки, где отец Анатолий служит, и еще один храм, куда я хожу исповедоваться к своему духовному отцу. У меня нет такого, чтобы я могла молиться только в одном храме.

– А батюшки кому исповедуются? И вообще, как часто это происходит? Ведь они всегда, когда служат Литургию, причащаются…

– Батюшки исповедуются часто. Отец Анатолий такого мирного устроения, что, если у него что-то на совести есть, а тут еще и служить надо, то он сразу бежит на исповедь. Буквально хватает первого попавшегося священника и исповедуется. Священники исповедуются друг другу, могут и тому, кто выше по чину, например, игумену.

– А как обстоят дела с воцерковлением Вашего сына? Для него церковная жизнь привычна и малоинтересна, или же он помогает отцу, алтарничает?

– Сын по большей части находится со мной. Связано это с расписанием батюшки: неограниченный рабочий день, суббота и воскресенье – самые загруженные дни, а у нас с Ваней как раз выходные, и мы их планируем обычно вдвоем. Когда же выходной у отца Анатолия – в понедельник – то мы на работе и на учебе. А с учетом того, что батюшка ведет на телеканале «Союз» передачу «Читаем Евангелие вместе с Церковью», то свободного времени у него вовсе не остается.

Домой он приходит настолько уставшим от общения, что может только тихо посидеть в уголочке, что-то почитать, помолиться, и мы стараемся его не трогать.

В первые годы супружества мне было очень сложно принять такой образ жизни – мы практически не пересекаемся. Даже отпуск зачастую не получается провести вместе, потому что я вынуждена планировать все заранее, а у священников отпуск внезапный и определяется в самый последний момент.

Так что девушка, мечтающая стать матушкой, должна отдавать себе в этом отчет – супруг будет полностью отдан служению. А если Господь даст детей, то дом будет полностью на женщине.

– Когда Вы все-таки можете провести отпуск вместе, то чем занимаетесь? Ездите в паломничества или, наоборот, отдыхаете от храма? Чем вообще занимаетесь в свободное время?

– Мы стараемся совместить приятное с полезным, отдых сопровождается посещением святых мест. И все-таки это случается очень редко. Единственный день в году, который мы однозначно проводим вместе, это 21 января, день свадьбы. Даже новый год мы не можем встретить совместно, не говоря уже о таких светских праздниках, как 8-е марта или 23-е февраля – мы их и не отмечаем никогда. А в этот день мы традиционно собираем большую компанию – приходит и мой научный руководитель, и наши студенческие с отцом Анатолием друзья.

Самая моя лучшая подруга – это матушка Наталья Лимонова, которая сейчас живет в другом городе, и потому видимся мы достаточно редко. Тем более, что в свои 32 года она ждет седьмого ребенка и полностью посвящает себя семье. Она рассказывает, что иногда за весь день у нее не находится времени, чтобы уделить хотя бы минутку себе, например, подойти к зеркалу и причесаться.

Вот это, я думаю, и есть первейшая добродетель для женщины-христианки – рождение и воспитание детей, полное самопожертвование. Я думаю, что крест материнства – это высшая награда от Бога.

– Возвращаясь к разговору о сыне…

– Конечно, есть определенная привычка к храму, которая мешает иногда по-настоящему заинтересоваться Православием, но с другой стороны, дети, чьи родители воцерковлены, гораздо счастливее обычных детей. Ваня умеет и любит молиться, старается соблюдать пост. Например, когда он гостит у бабушки, то все равно читает утреннее и вечернее молитвенное правило, хотя его никто не заставляет этого делать.

Что же касается поста, то в школе он, конечно, не начинает в столовой выяснять, почему ему дали мясо в среду, зато уже знает, что не все дело в еде: во время поста он не играет в компьютер, что является достаточно сложным аскетическим упражнением для нынешнего поколения. Я знаю, что он не обманет меня. Опять же, это не особенность семьи матушки с батюшкой, а особенность всякой православной семьи. Что же касается алтарничества, то в свои 9 лет он еще к этому не готов, а насильно его, конечно же, никто туда не гонит. У Вани такой темперамент, что ему надо проявлять активность, двигаться, он любит спорт, и выстаивать службу ему бывает тяжело. Мы стараемся не навязывать ему веру.

– А у Вас бывает охлаждение веры?

– Я думаю, что у всех случается маловерие, ведь мы так часто уповаем на себя. Полностью предать себя Богу – это «высший пилотаж», такого уровня святости нелегко достигнуть. Но если случится охлаждение веры, то надо молиться об умножении любви и укреплении веры.

Я часто прошу: «Господи, не оставь меня…». Еще раз повторю, что мы самая обычная семья, а матушка – самая обычная женщина, которая сталкивается со всеми теми трудностями, что и всякая верующая женщина.

Вот такая необычная обычная семья нам открылась. Матушка Татьяна оказалась перспективным ученым, очень общительным и открытым человеком, образованным и современным, окруженным множеством церковных и светских друзей, при этом любящей матерью и женой, что нередко для многих успешных в профессии женщин отходит на второй план.

Будем надеяться, что в следующих номерах журнала мы познакомимся и с другими матушками, чьи судьбы также уникальны, как уникальна судьба каждого человека, приходящего к вере и пытающегося понять и исполнить волю Божию.

 

•В других номерах:•

№5 (117) / 27 •марта• ‘15

Жизнь прихода

Нельзя оскорбить Бога отказом

В подготовке материала принимали участие Олег Васюнин, Ольга Морозова, Ксения Кабанова

№1 (113) / 11 •декабря• ‘14

Жизнь прихода

Протоиерей Евгений Попиченко: Все мы на службе у Пресвятой Богородицы

Беседовала Ксения Кабанова

№3 (115) / 15 •декабря• ‘14

Жизнь прихода

Богородице-Казанская

Авторы: Олег Васюнин, Ольга Морозова

 
Жизнь прихода

Священник Анатолий Куликов: «У нас одна надежда – на Господа и друг на друга»

Олег Васюнин, инженер-программист, постоянный автор рубрики «Жизнь прихода»

Как современный молодой человек, выросший в нерелигиозной среде, приходит в Церковь? Какие проблемы сегодня препятствуют строительству храма?

 
Жизнь прихода

О том, что во главе угла

Беседовала Елена Макеева

«Вот бабушки наши – они все достойны, чтобы о них писали. Как они ходят на службы, как они трудятся в храме… У меня так не получается в силу того, что занят коммерческой деятельностью, год назад открыл свое дело, которое сейчас надо развивать. До этого работал на Серовском металлургическом…

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс