Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №8 (120) → Ворота Старого города

Ворота Старого города

№8 (120) / 10 •февраля• ‘16

Беседовала Светлана Ладина Паломничество

Издревле ворота были важной частью любого города, и не удивительно, что они вошли в библейскую символику.

«Возмите врата, князи, ваша, и возмитеся врата вечная: и внидет Царь Славы», — взывает царь Давид в одном из своих псалмов. Он говорит о борьбе с грехом, этими вечными вратами: это их — страсти, помыслы — мы призваны взять в самом что ни на есть воинственном значении этого слова. Таким образом, взятие ворот — это символ власти над чем-либо.

Во Второзаконии мы читаем, что если какой-то мужчина или женщина будут поклоняться идолам или делать нечто другое, противное Богу, то последствия таковы: «Выведи их за ворота и побей камнями». Выход за ворота означал выход из общества людей, выход за пределы хранимого пространства.

В Иерусалиме времён Спасителя у римлян были ворота, ведущие за город, к Голгофе — Судные врата. Человек, которого вели на казнь, переступив этот порог, терял возможность подать апелляцию, после этого уже не рассматривались свидетельства в его защиту. И выражение «порог смертный» родом оттуда.

Кроме того, в воротах совершались сделки, обменивались деньги, платились пошлины.

Вы скажете –всё это было в древности, при чём тут современный мир? Какие ворота, если говорить об архитектурных сооружениях, сохранили своё значение? Ответ будет следующим: ворота старого Иерусалима.

О них нам расскажет человек, в жизни которого знание истории Святой Земли и любовь к её святыням соединились с православным вероисповеданием и любимым делом — жительница Иерусалима, гид паломнической службы «Радонеж» Анна Мусан-Леви. Мы предлагаем вашему вниманию печатную версию цикла программ, вышедших с её участием на телеканале «Союз».

Дамасские ворота

Рассказ о воротах города я бы начала с Дамасских ворот. Дело в том, что они самые древние в Иерусалиме, они стоят над историческими воротами времён Христа, на том же месте. Поскольку есть такое понятие как культурный слой, древние раскопки находятся ниже уровня современного города. Так же точно ворота времён Христа находятся ниже, но их можно увидеть: над ними каменная площадь, похожая на широкий мост, а уже на ней стоят ворота XVI века, которые построил султан Сулейман Великолепный, как и стены Старого города, — он был последним, кто их восстанавливал.

Как назывались Дамасские ворота во времена Христа, мы не знаем, но есть предположение, что так же, как называются они сегодня по-арабски: Баб-аль-Амуд — Ворота столба. Дело в том, что около этих ворот стоял столб — римская верста, от него рассчитывали расстояние до Дамаска, и, соответственно, дорога на Дамаск шла от этих ворот, отсюда их второе название. Также есть третье название — Сихемские ворота. Древний Сихем — это город в Самарии, связанный с праотцем Иаковом, а позднее также с Иисусом Навином. Около Сихема находится знаменитая гора Гаризим, которую, может быть, помнят те, кто читал и знает Ветхий Завет. Интересно, что в Иерусалиме почти все ворота имеют несколько названий.

Древние ворота — это не просто стена с аркой; обычно это прямоугольное здание, которое примыкает изнутри к стене. Есть вход в ворота, затем обязательно поворот налево, и есть выход из ворот в город. Так строили для того, чтобы во время войны защитники города могли бы в воротах встречать завоевателей и сражаться здесь с ними. Ворота в Иерусалиме (думаю, что и в других городах того времени) устроены так, чтобы вошедший воин вынужден был повернуть налево, и его было бы легче поразить в левую, незащищённую сторону.

Ну, а в наши дни в Дамасских воротах гостей ждут магазинчики с арабскими товарами — блестящими, восточными, очень красивыми. Также на этом месте меняют деньги уже 2 тысячи лет, если не больше: в воротах всегда были обменные пункты денег, и в Дамасских такой пункт есть до сих пор.

Пройдя через Дамасские ворота, оказываешься в мусульманском квартале города. Кругом рынок, продаются овощи, фрукты и всякие китайские вещи, как и везде. Всё это перемешано с какими-то чисто восточными товарами, продают специи и кофе.

Дальше улица раздваивается на две древние торговые улицы I — II веков — Кардо Максимус и Кардо Валентиус. Это римская традиция — в каждом городе должна была быть Кардо, торговая улица, где лавки, магазины, она обязательно была прямая, и от неё лучиками расходились жилые кварталы. Так же и до сих пор.

Благодаря этому паломники сами могут сориентироваться в городе, если гид им объяснит, что к чему. Левый рукав приведет к Стене Плача и дальше — к Сионским воротам. А если идти по правому рукаву, по правой улице всё время прямо, то через 10 — 15 минут будешь у Гроба Господня. Наши паломники, которые живут неподалёку от Дамасских ворот в Иерусалиме (там есть целый ряд паломнических арабских отелей), ночью ходят ко Гробу Господню этим путём. И, хотя это мусульманский квартал, ночью он превращается в христианский, потому что группы с батюшками во главе устремляются ко Гробу Господню на ночную литургию именно через Дамасские ворота.

Как сами жители квартала относятся к таким ночным метаморфозам? Есть ли какие-то правила, которые должны соблюдать христианские паломники в мусульманском квартале?

— Вы очень удивитесь, но никаких правил нет, отношение самое доброжелательное. К тому же, ночью все спят, это тоже важный момент, всё закрыто. Но в любом случае у нас нет столкновений между мусульманами и христианами на Святой Земле. Мусульмане и христиане живут испокон веков мирно.

А вот однажды, когда мы рано-рано утром были у Храма Гроба Господня и перекрестились, юноши, которые шли мимо, посчитали своим долгом плюнуть в нашу сторону. Они явно не собирались в нас попасть, но выразили своё отношение, что-то ритуальное в этом было.

— Это могли быть, скорее всего, религиозные иудеи. Есть радикально настроенные фанатичные молодые люди из числа верующих иудеев, которые такое себе позволяют, хотя раввины ругают их за это и говорят им, что это грех. Но я за всю свою практику видела, может быть, пару раз такие вот театральные выходки.

Что же касается Дамасских ворот, то самое потрясающее время, чтобы туда ходить — это когда у арабов бывает пост Рамадан. В это время Дамасские ворота превращаются в настоящую восточную сказку. Протягиваются гирлянды необычайной красоты, очень красивая иллюминация. Лампочки мелкие, как сетка, на довольно большой высоте — получается небо в искусственных звездочках. Над самими воротами — полумесяц, знак мусульман.

А перед воротами разворачивается потрясающий рынок. Вообще, там каждую пятницу большой рынок, но в Рамадан — особенно. Продается наш знаменитый напиток сахлаб — молочный кисель с добавлением экстракта орхидеи, щедро посыпанный орешками, корицей и кокосом. Это очень вкусно, и его продают горячим из огромных титанов. Это очень приятно вечером, в нашей иерусалимской прохладе. Здесь и всевозможные игрушки для детей, стоят они копейки, потому что считается, что детей обязательно нужно радовать в этот период. И, конечно же, жарят шашлыки, — но это уже не для нас, у нас в это время обычно идёт апостольский пост.

Так что для нас Дамасские ворота — это мир Востока, ислама, неповторимых арабских запахов пряностей, кофе, место взаимопроникновения вер и культур.

Цветочные ворота

Цветочные ворота находятся на совсем небольшом расстоянии от Дамасских, и тоже в северной стене города. Вообще, северная стена Иерусалима всегда была наиболее уязвимой, менее защищённой. Иерусалим, как писал о нём царь Давид, со всех сторон окружён горами. Помните? «Горы окрест Сиона, как Господь окрест боящихся Его». Так вот, именно с севера серьёзных гор нет. Поэтому с севера, как писал пророк Исаия, приходит зло. Именно с севера чаще всего нападали и ассирийцы, и вавилоняне, а намного позже рыцари-крестоносцы, которые взяли Иерусалим в 1099 году.

Название и история Цветочных ворот восходят к глубокой древности, ко временам ветхозаветного храма.

Мы с вами знаем из Евангелия, что в ветхозаветном храме было принято каждение. Захария, отец Иоанна Предтечи, как раз кадил, когда ему явился ангел и возвестил о предстоящем рождении сына. Каждение заключалось в том, что священник подходил к кадильному жертвеннику (в Евангелии он называется иногда алтарь кадильный — это специальный небольшой столик, на котором были разложены угли; стоял он перед завесой, перед входом во святая святых) и сыпал на этот жертвенник ладан. Так вот, этот ладан делали из определённых растений — и в Талмуде называется их число. Есть много легенд и преданий, связанных с рецептом изготовления этого ладана, который хранился в великой тайне. Этим занималась одна-единственная семья в Иерусалиме. Никто другой не должен был знать этот рецепт, чтобы язычники не могли его использовать и кадить своим богам ладаном, предназначенным только для ветхозаветного храма, только для Бога Живого.

Талмуд гласит, что за Цветочными воротами, снаружи города, располагался сад, где выращивались растения, из которых делался ладан для ветхозаветного иерусалимского храма. Отсюда и название Цветочные ворота. Рассказывают об одном из учеников раввина Акивы (это относится уже ко временам новозаветным). Когда раввин прогуливался с ним по лугу, тот, увидев какое-то растение, начал горько плакать. «Что случилось, почему ты плачешь?» Мальчик ответил: «Я увидел это растение и вспомнил, как мы с отцом делали ладан для храма». Отец к тому времени был уже убит римлянами. Он был из той самой семьи. И тогда раввин стал умолять мальчика открыть ему, что это за растение, чтобы хотя бы одно из них узнать. Однако, мальчик сказал, что он давал клятву и не может этого сделать. Через три дня он умер. Вот такое предание. Но мы не знаем, действительно ли было так — это не Священное Писание, это Талмуд, устное предание Ветхого Завета. Хотя многие из историй подлинные и действительно очень интересные.

У Цветочных ворот есть второе название — Рыбные, потому что в своё время возле них был рыбный рынок, он есть и до сих пор, уже много сотен лет. Войдя в Цветочные ворота, попадаешь, опять же, в мусульманский квартал, и там есть большой рыбный магазин, так что традиции у нас хранятся иногда столетиями. Ещё в Цветочных воротах всегда продают замечательные фрукты.

Гиды обычно Цветочными воротами не пользуются. Однако, я очень люблю водить через них паломников, потому что здесь идёт самый короткий путь к купели Вифезда и к месту Рождества Божией Матери. Но дорога эта извилистая, поэтому паломников всегда приходится предупреждать, что надо следить за гидом, чтобы не оказаться в ситуации известного героя из фильма «Бриллиантовая рука». Потому что, если они потеряются, то сами дорогу уже не найдут, особенно в этой нетуристической части города.

Большинство зданий в Старом городе XIV — XIX веков, однако, интересно, что в их стенах нередко хранятся фрагменты (арки, камни, окна, своды, даже фундаменты) построек двухтысячелетней давности — это видно по кладке. Таким образом, город вмещает в себя двухтысячелетнюю историю, историю разных завоевателей — каждый нёс свою культуру в Иерусалим. И всё это Иерусалим смог переработать и каким-то образом сохранить, даже внешне. Кроме того, паломники всегда обращают внимание, что на некоторых дверях и стенах есть мусульманский полумесяц, изображение Мекки и какая-то надпись на арабском. Это дома тех, кто совершил паломничество в Мекку, их называют «хаджи».

Ещё одно название Цветочных ворот — ворота Ирода, потому что при Ироде они перестраивались. Ирод обносил город третьей городской стеной, таким образом охватив очень большую территорию.

Через Цветочные ворота мы выходим прямо к улице, ведущей к Крестному пути Христа. Однако, уклоняемся налево, идём к купели Вифезда, где Господь исцелил расслабленного, там же, рядом, дом Иоакима и Анны. И, уже помолившись там, мы начинаем наше движение к Крестному пути.

Львиные ворота

Если мы пойдём налево от Цветочных ворот, то скоро обнаружим, что стена поворачивает направо и из северной превращается в восточную стену. А напротив мы увидим Масличную гору — гору Елеон. Восточная стена Иерусалима идёт вдоль Масличной горы. Таким образом, с востока Иерусалим защищён от Иудейской пустыни этой горой.

И между Елеоном и Старым городом, перед интересующей нас стеной, лежит Иосафатова долина, которую ещё называют долиной Страшного Суда. Согласно пророчествам пророка Захарии и пророка Иоиля, именно в этом месте будет происходить Страшный Суд. То есть, Второе Пришествие Господа будет здесь, на Масличной горе и, соответственно, Суд будет в Иосафатовой долине.

Восточная стена Старого города полностью сохранила своё направление и стоит на том же месте, где она стояла и во времена Христа Спасителя. Подтверждением этому служат исторические и археологические свидетельства, и просто здравый смысл. Иерусалим много раз разрушался за последние две тысячи лет, и много раз его стены отстраивались заново. Однако, из-за очень специфической топографии стена могла стоять только на этом месте и нигде больше.

В восточной стене города двое ворот. Одни — Львиные, о которых сейчас пойдёт речь, а другие — это знаменитые Золотые ворота, через которые Господь наш входил в Иерусалим (в Вербное воскресенье мы вспоминаем это событие) — но они замурованы.

Львиные ворота, как и все другие, имеют несколько названий. Древнее название их — Овечьи ворота. Правда, Овечьи ворота времён Христа стояли не совсем на этом месте, но где-то поблизости. Почему Овечьи? Вы знаете, что в ветхозаветном храме приносили в жертву овец. И перед жертвоприношением необходимо было овцу омыть. Для этого неподалеку от Овечьих ворот существовала специальная купель — бассейн, устроенный для омовения жертвенных животных. Купель Вифезда существует по сей день, и пройти к ней можно, естественно, через Овечьи ворота — они же ворота Львиные.

Второе название пристало к ним после XIV века, когда Иерусалим завоевали мамлюки и поместили над воротами знак царской власти — двух львов. Совершенно очаровательные львы, на мой взгляд, милые, не воинственные, хотя мамлюки были как раз наоборот — совсем не милые и очень жестокие. А львы очень симпатичные.

Ворота ещё имеют название Стефановы, согласно византийской традиции, которая ошибочно приписывала место побиения камнями архидиакона Стефана Иосафатовой долине. Это исторически неверно, потому что первомученик Стефан был побит камнями неподалёку от Дамасских ворот. В VII веке императрицей Евдокией там была устроена величественная базилика. Она очень мало успела простоять, персы её разрушили. Но мученическая смерть архидиакона Стефана была именно там, об этом есть исторические свидетельства.

А ворота назвали Стефановыми либо позже, во времена крестоносцев, которые иногда ошибочно определяли какие-то места, либо история была другой. Дело в том, что в Иосафатовой долине, действительно, стоит храм архидиакона Стефана. Нынешний храм новый и построен не так давно, уже в наше время. Но там есть раскопки древнего монастыря. Я пока нигде не могу найти точных сведений, и со многими православными гидами мы обсуждали, почему там стоит храм, и как это место связано с архидиаконом Стефаном. У меня есть предположение, что после побиения камнями он был там похоронен. Почему я так думаю? Потому что именно в Иосафатовой долине (напомню, её другое название — Кедронская, она разделяет Старый город и Масличную гору) как раз хоронили умерших. Хоронили ведь за городом, по иудейскому обряду. Так что это очень логично.

Львиные (Стефановы или Овечьи) ворота — единственные в Иерусалиме, к которым ведет очень крутой подъём. К Яффским воротам тоже идти в гору, но подъём более пологий. И здесь, особенно летом, приходится попотеть.

Войдя в ворота, мы сразу же оказываемся в очень интересной точке: слева от нас — вход на Храмовую гору. Храмовая гора — то место, где стоял ветхозаветный храм: первый — Соломонов, и второй — времён Христа. Там же стоял храм Ирода, который не называют третьим, но фактически он третий. Поскольку Ирод перестраивал храм, во времена Господа ещё велись строительные работы. Так вот, войдя в Львиные ворота, слева видишь проход на территорию Храмовой горы. Однако, этот проход для нас недоступен. Только для мусульман и только в пятницу, когда они идут на молитву к своей мечети. Для всех остальных вход на Храмовую гору находится с южной стороны города, через арку Робинсона, и, в принципе, посетить Храмовую гору можно.

Однако, это место крайнего напряжения. Чем ближе к Храмовой горе, тем больше чувствуется это напряжение. Лишь только войдя в Львиные ворота, сразу же видишь израильских солдат, которые там постоянно дежурят (хотя в других воротах их нет). Именно из-за того, что Храмовая гора очень близко, и могут быть какие-то провокации. Дело в том, что Храмовая гора — это место, которое свято для иудеев как место ветхозаветного храма. Оно свято для мусульман как второе место по значению после Мекки, потому что, по их верованиям, именно здесь было вознесение пророка Мухаммеда, когда он был взят на седьмое небо, и ему был показан рай. И также, по верованиям иудеев и мусульман, на этой горе находится краеугольный камень, с которого началось творение мира. Этот камень когда-то покрывал ветхозаветный храм, а сегодня его покрывает мусульманская часовня «Купол над Скалой» — тот самый знаменитый золотой купол, который вы видите на всех панорамах Иерусалима.

Что мы здесь обнаруживаем? Что купель Вифезда — в двух шагах, что она была близко к храму; священники могли из храма выходить через специальные ворота, которые были для этого устроены, и омывать животных. Кроме того, мы узнаём, что праведные Иоаким и Анна жили около Овечьих ворот, их дом возле купели Вифезда — место рождества Матери Божией — почитается с IV века. На сегодня от дома Иоакима и Анны осталась только подземная, пещерная часть, то есть, те комнаты, которые были вырублены в скале (всё, что было снаружи, естественно, не сохранилось). Эту территорию делят между собой католики и православные. У католиков это монастырь святой Анны. И православный монастырь праведных Иоакима и Анны находится здесь же.

То есть, войдя в Львиные ворота, мы попадаем сразу же к местам, связанным с Матерью Божией. Если же мы с вами через Львиные ворота выходим из города и спускаемся вниз, то попадаем в Гефсиманию, к гробнице Матери Божией. Таким образом, всё очень близко.

Для человека, который не живет в Иерусалиме и, может быть, раз в жизни там побывает, такое паломничество — это событие номер один, написанное на сердце золотыми письменами. Но, живя рядом с такими святынями, нет ли опасности привыкания к ним?

— Мы тоже люди, имеем определённую долю чувств, эмоций, которые иногда проявляются помимо нашей воли. Конечно, в эмоциональном плане, живя постоянно рядом и часто бывая у этих святынь, можешь иногда и не испытывать такого подъёма, который был, когда ты прикладывался к ним первый раз в жизни. Однако, мы здесь живём и проходим путь христианина точно такой же, как вы проходите в России, а кто-то — в Японии или Америке. У нас тоже бывают тяжёлые искушения, скорби, сложные обстоятельства. И когда ты в таком состоянии приходишь к святыням, то, конечно, помощь и утешение получаешь необыкновенные. То есть, милость Божия, которая изливается на человека у святых мест, настолько непропорциональна нашим грехам, настолько велика, что только благодарить можно Бога. Поэтому мы по своему недостоинству иногда можем и привыкать, но Господь нам не даёт так относиться к святыням, попуская какие-то искушения и испытания (или мы сами себе их попускаем). Когда бежим потом ко Гробу Господню или к Божией Матери, то получаем утешение и получаем почти такое же чувство, а может быть, и больше, чем то, когда приходили сюда первый раз в жизни.

Наверное, это можно сказать и о тех паломниках, которые часто бывают в Иерусалиме. И ведь никто не говорил, что хороши только определённые формы, некая экзальтация, слёзы и т.д. Наоборот, ценится трезвость.

— Да, совершенно верно. Святые отцы и опытные духовники нас учат, что на свои собственные слёзы особо обращать внимание не нужно. У всех людей это по-разному, у кого-то слёзы близко, у кого-то нет. Это всё очень субъективно. Другое дело, что Святая Земля и для нас, и для паломников, которые приезжают сюда регулярно, становится частью духовной жизни. Это трудно объяснить сразу. Конечно, человек может спасаться и у себя в храме в каком-нибудь малюсеньком селе, и даже без храма в определённых страшных обстоятельствах, как было при коммунистах. Но есть такой момент, что Святая Земля может стать частью твоей духовной жизни, и тогда, конечно, это очень много, очень большая поддержка, большая сила. Особенно богослужения на святых местах.

Львиными воротами, хотя ведут они формально всё в тот же Мусульманский квартал, пользуются христиане, стремящиеся на литургию к гробнице Божией Матери в Гефсиманию. Литургия начинается ежедневно в половине шестого или в половине седьмого утра (зависит от зимнего или летнего времени). И монахини румынки, монахини гречанки, благочестивые миряне, спеша рано утром (иногда в будний день, перед работой) в Гефсиманию, именно через эти ворота выходят из Старого города и идут на литургию к Царице Небесной.

Золотые ворота

«И сказал мне Господь: ворота сии будут затворены,
не отворятся, и никакой человек не войдет ими,
ибо Господь, Бог Израилев, вошел ими,
и они будут затворены»
.
(книга пророка Иезекииля, 44
глава, стих 2)

Продолжим прогулку вдоль восточной стены города. На практике осуществить её не так просто. Для того, чтобы идти вдоль стены, касаясь её рукой или просто на максимально близком расстоянии, нам придётся пробираться через мусульманское кладбище. И кладбище здесь, естественно, неспроста.

Золотые ворота стоят на своём историческом месте. Сегодня они закрыты, ими, действительно, никто не может пользоваться, и думается, что в ближайшем будущем тоже. Свою историю они начинают ещё от ветхозаветного храма. Во времена Господа и даже ещё более ранние от Золотых ворот шёл мост, который соединял старый город Иерусалим с Масличной горой. Этими воротами и этим мостом пользовались только священники, и притом раз в году. У евреев есть особый день — день очищения. На иврите он называется Йом Кипур. Бывает он обычно осенью, после еврейского Нового года.

Еврейский Новый год (Рош Ха-Шана) — праздник переходящий, соответственно, и Йом Кипур тоже. В день очищения весь израильский народ постится: 24 часа израильтяне не едят и не пьют, и просят у Бога прощения за все грехи, соделанные ими за год. И во времена, когда в Иерусалиме стоял ещё храм Бога Живого, в этот день совершалось особое жертвоприношение. Торжественная процессия священников выходила через Золотые ворота, шествовала по мосту и оказывалась на Масличной горе. Там был устроен специальный жертвенник. На нём приносилась в жертву всесожжения красная корова. Корова была оранжево-красной масти, без единого пятна и порока. И она полностью сжигалась, до пепла. Этот пепел смешивали с водой и брали пучок иссопа (иссоп — это растение, ореган сирийский, он у нас растёт даже в садах, и можно класть его в чай). Пучок иссопа использовали при окроплении народа пеплом красной коровы, смешанным с водой. Это считалось обрядом очищения. В самом же храме также совершалось особое богослужение. Как мы знаем, священник входил во Святая Святых единственный раз в году и просил у Бога прощения за грехи Израиля. Затем, выйдя, он возлагал руки на козла, которого потом по мосту, через Золотые ворота, изгоняли из храма — считалось, что козёл несёт на себе грехи народа. И его выгоняли на Елеон, в Иудейскую пустыню, на восток.

Отсюда пошло выражение «козёл отпущения»?

— Да, совершенно верно. Таким образом, эти ворота были нужны для особых целей. Пользовались ими только священники. За пределами Иерусалима, под стенами, в Иосафатовой долине, хоронили умерших (хоронить в черте города запрещалось). Мост был устроен таким образом, что имел три этажа. В связи с этим Иосиф Флавий писал: «Даже у самого смелого воина, если бы он посмотрел вниз, закружилась бы голова». То есть, мост был необычайной высоты. Это было сделано для того, чтобы священники могли пройти через кладбище, ведь им было запрещено прикасаться и приближаться к умершему телу. А тройной мост позволял им соблюдать ту чистоту, которая по закону Моисея была необходима.

Именно через этот мост вошёл в Иерусалим наш Спаситель, именно этими воротами. Это было предсказано заранее, об этом и пророк Захария сказал: «Радуйся, дочь Сиона! Вот Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице». И ожиданием этого входа Царя в Иерусалим в то время жили все люди. Только не ожидали, что Он войдёт — и не явит потом никакого чуда в том смысле, что не появится вдруг легион воинов, не свергнет римскую власть, не свергнет нечестивого царя, который в то время правил (очередной потомок Ирода). Они не ожидали, что Он придёт для того, чтобы принять на Себя позорную казнь. И не могли предположить воскресения. Поэтому вход Господень в Иерусалим для нас трагическое событие.

Слово «Иерусалим» на иврите женского рода. Поэтому пророк Исаия пишет, что Иерусалим — как невеста, которая уготована и ожидает прихода Жениха. Но, когда Жених пришел, она кричала: «Распни Его!» — и не признала Его. Поэтому Золотые ворота всегда вызывают чувство скорби, трепета, когда смотришь на них с Масличной горы — оттуда особенно хорошо их видно.

Нынешние ворота были построены в византийские времена, верхушка сделана в VIII веке, но фундамент тот самый, времён Господа Спасителя. А замурованы они были тоже в VIII веке мусульманскими правителями. С VII по XX век Иерусалим находился в руках мусульман, с небольшим перерывом на 200 лет, когда были крестоносцы. А в VIII веке были правители из рода Омейядов, они верили в то, что через эти ворота придет Царь, Спаситель, и очень боялись, что Он захватит власть, поэтому ворота замуровали.

Мало того, они устроили под ними кладбище. По какой причине — это вопрос очень интересный. К тому времени существовало еврейское кладбище на склоне Масличной горы в Иосафатовой долине. В самой же долине были христианские могилы времён Византийской империи, которая правила Иерусалимом с IV по VII век. И мусульмане переняли традицию (как правило, именно это они и делали — перенимали традиции у христиан и иудеев, наполняя их иногда своим, каким-то другим смыслом), — так вот, традиция эта говорила о том, что именно здесь будет Страшный Суд, всеобщее воскресение умерших. Таким образом, устроение здесь кладбища — это желание первыми встать на Суд, первыми приветствовать Царя.

У православных христиан (да и вообще у христиан) есть, скорее, особое покаянное чувство, когда мы думаем о Страшном Суде. Как один священник сказал: «Мы все осуждены, и надежда только на амнистию». А у иудеев и в какой-то степени у мусульман чувство совсем другое. Иудеи уверены, что они предстанут на Суд как истцы, как обвинители, а не как обвиняемые, что наконец-то они будут оправданы, а все прочие народы за то, что гнали их, за то, что приняли, как они полагают, «неправильного» Спасителя, то есть Христа, Господа нашего, будут наказаны. У евреев такое дерзновенное стремление встать первыми на Суд, получить оправдание, поэтому у них там огромное кладбище, и могилы там стоят до миллиона долларов.

А мусульмане устроили своё кладбище хитрым образом — прямо под стеной Старого города. Здесь две причины. Одна из них та, что просто не было другого места, уже всё занято. А во-вторых, есть предание о том, что они не хотели, чтобы Мессия пришел скоро — им всё-таки хотелось ещё поцарствовать, пожить спокойно — и, зная, что Он как священник не может идти через кладбище, решили таким образом преградить Ему путь. Вот такая лёгкая путаница была у них в головах, но, тем не менее, кладбище существует.

Так что страх перед Золотыми воротами у мусульман сохраняется до сих пор. Но зато им принадлежит право молитвы на Храмовой горе, а сама гора принадлежит общественной мусульманской организации «Вакф». Точнее, это место не является чьей-то частной собственностью, но контроль над ним принадлежит мусульманам. Соответственно, на Храмовой горе запрещено молиться кому бы то ни было кроме мусульман. Запрещено проносить какие бы то ни было предметы, связанные с религией: иудеям нельзя заходить туда в кипе или с молитвословом, а нашим священникам — с наперсным крестом, женщинам — с крестиком, который видно на груди и т.д. При входе на Храмовую гору стоит израильский охранник, который отбирает всё это. Ты можешь потом вернуться, сделав огромный круг, забрать свои вещи, но чаще всего люди бывают заранее предупреждены гидами, чтобы ничего подобного с собой не брали, даже в сумке. Нельзя пронести на Храмовую гору, например, свечи и т.п. Потому что считается: если представители других вероисповеданий помолятся там, то потом они могут сказать, что теперь эта гора принадлежит и им тоже (христианам или иудеям). Так что это не очень спокойное место, где нередко бывают стычки, возникают проблемы.

А дальше от Золотых ворот стена поворачивает на юг, и мы оказываемся у совершенно дивного места. Это вход в ветхозаветный храм. Тот самый, древний, которым входили Господь, Матерь Божия, апостолы и праведные Иоаким и Анна. Всё, что мы знаем о храме из Евангелия, было там. Сохранились ступени, по которым ходил и поднимался в храм Господь. Лестница, действительно, большая, высокая, в два пролёта. Был отдельный трёхарочный вход в храм и двухарочный выход из храма, так как народа в праздник бывало очень много. Это место называется «Раскопки второго храма» или Офель. Это археологический заповедник, и его можно посетить, паломники имеют такую возможность. Только там дорогой платный вход, — но это очень, конечно, интересно.

Но при этом остаётся центральная, главная святыня, важнее всех восьми ворот и всех археологических раскопок, вместе взятых — Храм Гроба Господня.

— Да, это так. Но вы будете удивлены, когда узнаете, что, если стоишь на Храмовой горе рядом с мечетью «Золотой купол», которая предположительно находится на месте ветхозаветного храма, то видишь, что слева от тебя, по прямой линии, — Гроб Господень, а справа, по той же прямой линии, — Масличная гора. Ты стоишь в точке, которая соединяет Ветхий Завет (Соломонов храм) и Новый Завет (Храм Гроба Господня). Это одна прямая линия — и дальше Масличная гора, где произойдёт Второе Пришествие Господа. Ты стоишь между настоящим, прошлым и будущим — на той оси, которую можно на самом деле продолжить. Вефиль* — Иерусалим — Хеврон** — своего рода духовная ось земли, как один из гидов её назвал. И как раз Гроб Господень, часовня «Золотой купол» и Масличная гора тоже лежат на одной линии. Ощущение потрясающее, там очень близко небо, и хочется вместе с апостолом Иоанном Богословом воскликнуть: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» Это ощущение того, что у Бога времени нет, и что Второе Пришествие одновременно и очень далеко, и очень близко. продолжение следует


* в Вефиле Авраам воздвиг жертвенник Богу, там же Иаков увидел во сне Господа и лестницу, по которой восходили и нисходили ангелы

** Хеврон - место захоронения патриархов Авраама, Исаака, Иакова и их жён; вблизи Хеврона праотцу Аврааму явилась Пресвятая Троица в виде Трёх Странников

 

•В других номерах:•

№7 (119) / 5 •октября• ‘15

Паломничество

Скажи мне, Господи, путь. Записки русского паломника о болгарском монастыре

Материал подготовила Марина Буханова, прихожанка и добровольный помощник монастыря во имя святого Георгия в Помории (Болгария)

№5 (117) / 27 •марта• ‘15

Паломничество

Пешком до Верхотурья

Рамиль Белалов, доброволец Православной Службы Милосердия

№1 (109) / 17 •апреля• ‘13

Паломничество

Тобольские заключенные

Елена Рысева

В разное время Тобольск удостаивался многих государственных титулов и красивых эпитетов: когда Ермаком была открыта дорога в Сибирь, Тобольск стали именовать «Ворота Азии», «Отец городов сибирских»; построенные в нём храмы дали повод называть его «Богоспасаемый град Тобольск»…

 

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс