Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №8 (120) → «Не бойтесь Соловков, там Христос близко»

«Не бойтесь Соловков, там Христос близко»

№8 (120) / 10 •февраля• ‘16

Вера Пыжьянова Преодоление

•В этой теме:•

Преодоление
Паруса духа или extrability
Евгений Камшилов Преодоление
Плоды послушания
Светлана Кислова, Ольга Морозова

Монастырь-крепость посреди бушующего Белого моря, далёкие и неприступные Соловецкие острова. Их пространство хранит в себе следы великих страданий и духовных исканий, поэтому паломническая поездка в эти святые места не похожа на другие. Работа души, сердца и ума здесь неизбежна. Это всегда внешнее испытание и внутренняя борьба с самим собой, попытка заглянуть в себя, что-то переоценить, осмыслить, осознать. И ощутить необыкновенную атмосферу севера, которой наполнены эти красивейшие края.

От суеты два шага до тоски,
И, видит Бог, я выдержать не смог...

Большая группа сотрудников и добровольцев Православной Службы Милосердия Екатеринбургской епархии собиралась на Соловки, как в экспедицию. Каждый брал не по одному рюкзаку — здесь была и общественная провизия, и тёплая одежда. Прогноз погоды обещал ветра, дожди и всего 4 градуса тепла в сентябре. Но самым страшным было ожидание. Ожидание того, как встретят Соловки, с какими трудностями, житейскими неудобствами придется столкнуться.

Души волновала и непростая судьба этих мест. Пока ехали в поезде, читали книгу Бориса Ширяева «Неугасимая лампада» о судьбах тысяч соловецких узников и жития местночтимых святых, рассматривали карту островов. Было важно заранее познакомиться с Соловками. Молились в дороге преподобным Савватию, Зосиме и Герману — первоначальникам cоловецким, просили их помощи и заступничества, чтобы справиться со всевозможными трудностями и не сломаться. Ведь в любой поездке в монастырь, имеющий многолетнюю историю, есть надежда на то, что именно здесь установятся духовные молитвенные связи, которые будут в дальнейшем поддерживать тебя всю жизнь.

Ещё два года назад они и не думали о том, чтобы поехать на Соловки. Когда были в Псково-Печерском монастыре, стояли на Святой горке и беседовали с архимандритом Филаретом, прежде келейником отца Иоанна (Крестьянкина), тот поинтересовался: «Куда в следующий раз направитесь?» И с огромным духовным переживанием и трепетом поделился, что недавно побывал в Соловецком монастыре. А после благословил на поездку туда и екатеринбургскую группу.

Слова архимандрита запали в душу, и в начале сентября 2015 года примерно тем же составом паломники выехали на Соловецкие острова. Позади были полтора суток в поезде «Екатеринбург — Москва», впереди — полдня до Кеми и ещё немного по холодному Белому морю до заветного Соловецкого архипелага. И, как бы удивительно это ни звучало, но на Ленинградском вокзале в Москве, буквально за пару часов до отправления поезда, им неожиданно повстречался... отец Филарет, который ждал поезд в родные Печоры! Батюшка ещё раз рассказал о монастыре, укрепил, поддержал, дал отеческие наставления...

Так, вновь благословлённые и радостные, три десятка паломников отправились на встречу с непознанным и таинственным островом, теперь уже по морю — как в середине XV века пришли сюда первые иноки. Всё говорило о том, что Господь благоволил путешествию. Во время отъезда на Урале шли дожди и было очень холодно. Такой же погоды ждали и от архипелага, но Соловки встретили радушно — безветренной, ясной и невероятно тёплой погодой — плюс 20 градусов! И это в сентябре, примерно в 160 километрах от Полярного круга! Значит, всё вовремя.

Впереди ждали непростые испытания. Противоречия эпох и человеческих судеб за многовековую историю страны сплелись на Соловках в прочный клубок: это духовный центр Руси и царская тюрьма, монастырские скиты и штрафные изоляторы первого советского лагеря особого назначения (СЛОН — родоначальник ГУЛАГа), посёлок из посеревших от времени бараков и растущие, как грибы после дождя, новые гостиницы и современный автотранспорт. А фоном служат редкой красоты природа и памятники средневековой инженерии. В этих противоречиях — суть Соловецкого архипелага.

И спорит сообразность куполов
С несообразным здесь: «Шестой барак»

Только вышли на берег, скинули многочисленные рюкзаки в паломнической гостинице и тут же — голодные, уставшие, но невероятно воодушевлённые — отправились на обзорную экскурсию по Свято-Преображенскому Соловецкому мужскому монастырю. Он сегодня одновременно и монашеская обитель, и музей.

Три часа потока цифр, исторических фактов и бесконечного восхищения! Ведь это действительно поражает: древние крепостные стены Кремля выложены из громадных гранитных валунов, вес которых достигает 14 тонн, а длина — пяти метров. Прикасаешься к ним — и словно ощущаешь вечность. С каким же смирением эти глыбы передвигали монахи, ведь даже просто жить в этих условиях — подвиг...

Утро второго дня началось с путешествия на соседний Заяцкий остров, где до сих пор сохранились древние лабиринты и небольшая Андреевская церковь. Сколько здесь всего интересного и вкусного! Попробовали морские водоросли — называются "морские огурцы", ягод насобирали. Уральские мужчины, забыв, что на дворе сентябрь, не удержались и искупались в холодном Белом море.

На другой день, чуть солнце встало, снова отправились пешком на пристань. Теперь путь лежал на Анзерский остров — к Голгофо-Распятскому и Свято-Троицкому скитам. Сели на кораблик, на палубу высыпали, только фотографировать начали, как издали туман пополз. Ещё пара минут — и вот уже весь горизонт затянуло. Да что там горизонт, дальше собственного носа ничего не видно! Стало зябко и холодно. Так в тумане все три часа пути и прошли. А на острове грибы на каждом шагу, и все хорошие, не червивые. Тут же сумка большая нашлась, насобирали столько, что на три дня хватило.

Но вот начался подъем на гору Голгофу: идти тяжко, устали, притихли. Побывали в часовне, где молился преподобный Иов Анзерский. И от неё открылся удивительный вид на Голгофо-Распятский скит. После молитвы всё встало на свои места: разговоры, грибы, ягоды ушли на второй план. Вот и подножие горы, с которой узников сбрасывали, вот озеро Банное, на дне которого нашли останки замученных лагерников, а вот берёза, ветви которой выросли в виде огромного креста в память о погибших в тифозном госпитале во времена СЛОНа. Словами не передать ощущения. Храм Распятия Христова, его иконы и атмосфера словно напоминают здесь и сейчас о крестных страданиях Спасителя. Тихо и молитвенно прошла лития у Поклонного Креста на месте обретения мощей архиепископа Воронежского и Задонского Петра (Зверева), погибшего от тифа в 1928 году. Затем отправились в обратный путь. Тяжело, молча. Сил душевных под конец дня уже совсем не было, но ноги сами в монастырь на вечернюю службу понесли: кого — просто постоять тихонечко, помолиться, кого — исповедоваться. Непростой день выдался...

С утра ждало ещё одно очень непростое место — Секирная гора. Здесь монахи основали Секиро-Вознесенский скит, который во времена СЛОНа служил штрафным изолятором для обречённых на смерть. Все уже были наслышаны о страшных издевательствах в карцере и про сбрасывание живых узников с огромной лестницы на горе — пытки, после которой шанса выжить не было… С вершины горы открывается неописуемой красоты вид. Смотришь и не можешь понять, как в таком прекрасном месте, глядя на всё это великолепие, люди могли мучить, калечить и убивать друг друга?..

Говорят, раньше тут было совсем тяжело находиться — столько людей погибло, столько крови пролито, — но сегодня уже другая атмосфера. Расстрельные ямы раскопаны, тела перезахоронены, кресты на общих могилах установлены, и постоянно кто-нибудь молится. Теперь здесь не так тревожно. Есть лишь тишина, которая заставляет задуматься.

Постояли у братских могил, у Поклонного Креста, в храме, где долгие годы был карцер и гибли люди. Трижды за последний час паломники возносили молитвы к Богу об упокоении душ усопших. И так предельно ясно стало, что замученные на Соловках люди были очень сильны духом, и у них есть чему поучиться. Ты за тридцать минут замёрз и устал, а они часами работали в холодной воде, на ветру, не доедая и не досыпая...

Посещение таких мест было, пожалуй, самым сложным. Каждый день нёс в себе какую-то новую информацию о творившихся здесь злодеяниях. И, если по дороге к острову или скиту паломники могли запросто общаться между собой, то во время поездки на Секирную гору все полчаса в автобусе не смолкала Иисусова молитва, и сердце отзывалось на каждое слово, словно сопереживало всему, что происходило здесь 85 лет назад.

И вечером снова говорили о новомучениках, о святости этих мест. О тех 25-ти процентах заключённых, которые попали сюда лишь потому, что не понравились советской власти, — о вчерашних школьниках, студентах, учёных, инженерах, литераторах, священниках, иностранцах. О тех, кто не потерял человеческий облик, держался сам и продолжал помогать другим даже в адских условиях лагеря.

В конверт письма не уложить ветра, шторма...
Нет, надо просто здесь пожить.

Насыщенные экскурсиями дни на Соловках пролетели стремительно. Тут и недели не хватит, чтобы всё обойти, увидеть и осмыслить. А ещё ведь нужно еду на дровяной печи приготовить, на все богослужения успеть, исповедаться, к Причастию подготовиться. Всё время пребывания на острове отец Евгений Попиченко, возглавлявший группу паломников, служил в алтаре. И как же радостно было слышать здесь, на краю земли, знакомый голос.

И вот пришла пора уезжать. Теплоход отчаливает, а на душе беспокойно: что-то недопоняли, не прочувствовали. И только в поезде вспоминали, как тихо было на Соловках, как нигде, тихо и спокойно. Тайными Соловки остались, непонятными. Ясно было одно: это место, где спасаются молитвой и тяжёлым трудом. Находясь там, ты учишься бороться со своими страстями и не бояться их, учишься преодолевать трудности, потому что там есть, у кого этому поучиться. Как подметил один художник: «Не бойтесь Соловков, там Христос близко».

Проведя на островах неделю, они возвращались домой с сердцами, переполненными впечатлениями, и ещё долго оценивали, переваривали, осмысливали увиденное, вновь и вновь мыслями возвращаясь в суровые северные места.

Впечатления участников паломничества

Протоиерей Евгений Попиченко, духовник Православной Службы Милосердия:
— Этот остров смиряет: своей красотой, величием, духовным объёмом, историей. На Соловки я поехал с настроем приобрести то, что сокрушает сердце, то, что я видел в отце Филарете, у которого воспоминание о Соловках вызывает благоговейный трепет.

Каждый раз, когда приезжаешь в новый монастырь, стараешься понять, почувствовать ниточками души, какой он. Так было и с Соловками. Я постоянно спрашивал об этом экскурсоводов, священников, наместника архимандрита Порфирия, но не получил от них однозначного ответа. И сам для себя его не нашёл, потому впечатления оказались огромные, невместимые, по крайней мере, с первого, со второго раза. Здесь нужно пожить хотя бы неделю, чтобы, с одной стороны, напитаться подвигом монахов и подвижников прежней истории, с другой — осознать подвиг новомучеников. Поэтому в опыте открытия для себя Соловков я точку не поставил, только запятую.

Самым сложным в поездке было не искать оправдания своих ожиданий от этих мест. Первые дни мы ходили и прислушивались к себе, к рассказам, к местам, где раньше был лагерь. И в какой-то момент пришло понимание, что не нужно самому ничего придумывать, нужно просто довериться Богу и попытаться быть здесь и сейчас, в настоящем.

Мы едем в монастырь за благодатью. Паломничество — это определённый страннический труд, отказ от комфортных условий жизни, к которым мы привыкли. И всегда есть надежда, что Господь поможет тебе через искушения и испытания увидеть себя с какой-то другой точки зрения, познать собственные немощи. Обычно открытия происходят не сразу, а спустя некоторое время, поэтому очень важно прислушиваться, присматриваться, пытаться понять, что Господь тебе раскрывает после посещения святых мест. И всегда, если время в паломничестве было правильно прожито, Господь дает уникальный опыт и открывает новые горизонты.

Олег Савин, староста Успенского братства:
— Человек должен морально созреть для Соловков. Когда встаёшь на их землю, задаёшь себе вопрос: а что лично ты здесь ощущаешь? Любое святое место не сразу открывается. Нужно побыть, пропитаться его духом, подружиться с сонмом местных святых. История Соловков кровавая, столько новомучеников прославлено здесь. Всё это нужно через себя пропустить, прочувствовать, проникнуться и прислушаться к себе. Для некоторых Соловки открываются уже после возвращения домой.

Вячеслав Афанасьев, член Успенского братства, приемный папа семи мальчиков в семейном доме «Радость моя»:
— Я читал, что насельники Соловков спасались трудом. Но объём работы, плоды их труда меня просто потрясли. Ведь всему этому уже полтысячи лет! Как строитель, могу понять, каких усилий это стоило, и тем более потрясло, как этим богатством распорядилась советская власть. Замучив здесь огромное количество людей, они вырубили весь лес, разворовали церковную утварь, а потом сожгли всё, что монахи создавали 400 лет. Мне не хватило времени, чтобы проникнуться этим местом. Даст Бог, снова поеду, и тогда уже сам пешком всё обойду.

Татьяна Ананьина, сестра милосердия, руководитель Службы помощи нуждающимся:
— Я была во многих монастырях, но вернуться хочу на Соловки, чтобы походить по острову, пожить в его монастырском ритме, ведь у каждого монастыря он особенный. Мы заметили, что монахи сторонятся туристов и паломников. Лишь однажды мне удалось пообщаться с одним из них в Анзерском скиту. Нужно было собрать на стол, чтобы накормить нашу огромную компанию, и мне пришло в голову попросить у монаха, что перебирал требы, кипятка для чая. Он стал для меня символом Соловков: общаясь, почти не смотрел в глаза, стоял поодаль и говорил тихо, кротко, с любовью.

Анна Гринько, майор полиции, координатор добровольцев семейного дома «Радость моя»:
— Обычно, когда едешь по святым местам, там оказывается всё легко и волшебно. А здесь напряжение витало в воздухе, невозможно было дышать полной грудью. Каждый день я благодарила Бога за то, что у нас было тепло и солнечно, потому что в промозглую погоду мне было бы гораздо тяжелее всё это переносить. И всё-таки хочется ехать в паломничество, несмотря на все бытовые трудности, неустроенность и лишения. В новых условиях виднее становятся твои недостатки и немощи. Это полезно — и смиряться, и принимать людей, и любить их такими, какие они есть.

Наталья Савина, помощник руководителя Службы по социальной работе:
— Правильно говорят: хочешь радоваться — езжай на Валаам, хочешь печалиться — езжай на Соловки. И как нам с погодой повезло, так и экскурсии выстроились удивительным образом: именно в той последовательности, в которой мы могли всё это постичь, постепенно, по мере тяжести самого места. Думаю, если ехать туда вновь, то уже очень маленькой компанией, чтобы тихо походить по дорожкам, искупаться в источнике. Там нужно больше молчать.


Справка
Соловецкий архипелаг расположен в 45 километрах к востоку от Поморского берега Белого моря на входе в Онежскую губу и включает шесть крупных островов. Площадь главного — Соловецкого — более 240 квадратных километров. Большая часть островов покрыта хвойными и лиственными лесами, более 500 озер с прекрасной питьевой водой полны рыбы. Благодаря микроклимату здесь благоприятные условия для развития многих видов растительного и животного мира. Это одно из немногих мест на земле, где можно встретить белуху с детёнышами.

Середина — вторая половина XV века — прибытие на Большой Соловецкий остров прп. Савватия и Германа, возникновение монашеского поселения под руководством прп. Зосимы.

1548 год — начало настоятельства св. игумена Филиппа (в миру - Феодора Колычева), интенсивного развития хозяйства Соловецкого монастыря, строительства дорог, каналов, гаваней и хозяйственных заведений.

1676 год — стрелецкие отряды берут измором монастырь и казнят руководителей восстания иноков, отказавшихся принять реформы патриарха Никона.

1920-1923 годы — ликвидация монастыря, организация совхоза, лагеря принудительных работ, создание Соловецкого лагеря особого назначения (СЛОН).

1939-1945 годы — территория острова передана Учебному отряду Северного Флота и школе юнг.

1990 год — возобновление деятельности Спасо-Преображенского ставропигиального мужского Соловецкого монастыря.

1992 год — возвращение святых мощей прп. Савватия, Зосимы и Германа, включение Соловецкого историко-культурного комплекса в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

2000 год — учреждение нового общецерковного праздника — Собора новомучеников и исповедников Соловецких (10/23 августа).

 
Колонка редактора

Протоиерей Евгений Попиченко. Преодоление: выбор между жизнью и смертью

Когда ребёнок приходит в этот мир, свою жизнь он начинает криком. С одной стороны — это физиологический процесс для раскрытия лёгких, с другой — это крик боли, печали, страдания. И совершенно не случайно Господь устроил, чтоб именно непростое прохождение родового пути было…

 
Преодоление

Паруса духа или extrability

Евгений Камшилов

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс