Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №6 (118) → Равноапостольная Ольга: страдающая мать

Равноапостольная Ольга: страдающая мать

№6 (118) / 3 •июля• ‘15

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук Царские дни

Святая равноапостольная княгиня Ольга издавна почитается Православной Церковью как духовная мать русского народа, благодаря которой началось его просвещение светом Христовой веры.

В образе первой русской правительницы причудливым способом переплелись такие ключевые женские роли как целомудренная девушка, любящая жена, скорбящая вдова, мудрая бабушка, добрая христианка и страдающая мать. И если в первых ролях святая княгиня нам хорошо известна ещё по школьным учебникам, то образ Ольги — несчастной матери своего единственного сына Святослава — зачастую оттесняется на второй план. Между тем, материнская любовь и молитва в образе святой княгини Ольги, которую летописец называет «русским познанием к Богу» и «началом нашего с Ним примирения», так же значимы, как богомудрость и целомудренность княгини.

Древнерусские летописцы засвидетельствовали значимость материнского страдания княгини Ольги за непослушное дитя, страдания несчастной матери, чья любовь к сыну, выражающаяся, прежде всего, в стремлении примирить его со Христом, осталась непонятой и осмеянной. В «Повести временных лет», самом раннем из дошедших до нас летописных сводов, под 955 годом записано: «Жила же Ольга вместе с сыном своим Святославом и учила его принять крещение, но он и не думал прислушаться к этому; но, если кто собирался креститься, то не запрещал, а только насмехался над тем. Ибо для неверующих вера христианская юродство есть... Ольга часто говорила: «Я познала Бога, сын мой, и радуюсь; если и ты познаешь — тоже станешь радоваться». Он же не внимал тому, говоря: «Как мне одному принять иную веру? А дружина моя станет насмехаться». Она же сказала ему: «Если ты крестишься, то и все сделают то же». Он же не послушался матери, продолжая жить по языческим обычаям… притом гневался на мать».

Следует отметить, что сказание о святой княгине Ольге, дошедшее до нас в летописных сводах, объединяет в себе сведения из нескольких источников. Самые ранние из них, повествующие о мести Ольги древлянам за смерть своего мужа, вероятно, были оставлены летописцем-язычником, писавшем ещё при князе Игоре. Другие сведения, в том числе о беседах матери с сыном по поводу принятия христианства, были включены летописцами-христианами по прошествии многих лет после обретения нетленных мощей Ольги. Разумеется, вложенные в уста княгини слова не стоит принимать буквально, но в них отразилась важность для древнерусских книжников XI-XII веков темы материнского страдания за детей, не желающих идти истинным путем, а также совершенно очевидный образ любимого, но непослушного сына как аллегория всего русского народа. В этом рассказе летописец рисует Ольгу духовной матерью своего народа, болеющую сердцем за то, чтобы привести его к Христовой вере. Та же летопись продолжает: «Однако, Ольга любила своего сына Святослава и говаривала: «Да будет воля Божия; если захочет Бог помиловать род мой и Землю Русскую, то вложит им в сердце то же желание обратиться к Богу, что даровал и мне». И, говоря так, молилась за сына и за людей всякую ночь и день, воспитывая сына до его возмужалости и до его совершеннолетия».

Материнская молитва Ольги о сыне — это также молитва духовной матери о русском народе. Завершая сказание об Ольге, «Повесть временных лет» сообщает о нетлении мощей княгини и утверждает её молитвенное заступление перед Богом за Русскую Землю: «Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она ведь сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи; были тогда люди загрязнены грехами, не омыты святым крещением. Эта же омылась в святой купели и сбросила с себя греховные одежды первого человека Адама, и облеклась в нового Адама, то есть в Христа. Она первая из русских вошла в Царство Небесное, её и восхваляют сыны русские — свою начинательницу, ибо и по смерти молится она Богу за Русь... Здесь же её все люди прославляют, видя, что она лежит много лет, не тронутая тлением».

В 1547 году княгиня Ольга, почитание которой как святой началось, вероятно, ещё в последней трети X века, была прославлена в лике равноапостольной — проповедовавшей Евангелие и обращавшей народ в христианскую веру наравне с апостолами. При этом большинство исследователей полагает, что непосредственно вслед за ней, скорее всего, не крестились ни её родственники, ни жители Киева, ни Пскова, откуда она, по одной из наиболее вероятных версий, была родом. В летописном рассказе нет сведений о каких-либо наставниках или единомышленниках Ольги в мирских или духовных делах. Собираясь возвращаться домой после визита в Константинополь, где, возможно, киевская княгиня и приняла святое Крещение, Ольга жалуется в разговоре с византийским Патриархом на своё человеческое одиночество: «Люди мои язычники и сын мой — да сохранит меня Бог от всякого зла».

Почему не воспользовалась она верховной властью для перемены веры в государственном масштабе, почему не настояла на крещении своих ближайших родственников? Автор одного из житий полагает, что княгиня не желала действовать насильно и перечить своему самодержавному сыну, оставляя всё на волю Божию и действуя лишь мягкими уговорами да молитвой: «Не переставала блаженная учить их, со слезами Господа моля, да познают Его, истинного Бога; и пророчески любомудрствовала, и плачущи говорила: «Бог милосердый по Своей милости, ведомыми Ему путями, Сам един Своим благоволением и щедротами может помиловать род мой и всех людей русских; и как захочет, обратит сердца их к разумению благочестия и во время благопотребно сподобит просвещения и совершенной веры».

Апостольство Ольги для русского народа заключается в проповеди христианства, в том, что она первая из русских людей вошла в Царство Небесное, тем самым указав дорогу остальным, и в том, что она и после своей смерти продолжает молиться Богу за Русь как её духовная мать.

Материнский характер апостольства княгини Ольги и мотив её первой проповеди, обращенной к сыну, были ещё глубже разработаны в житии, включённом в «Степенную книгу царского родословия» (вторая половина XVI века), авторство которой приписывают митрополиту Афанасию. «Ольга пребывала среди бесчисленного множества язычников, помрачённых тьмой идолопоклонничества, которые были, как дикие звери, — пишет он, — она одна среди них, сия благочестивая Ольга, верою светясь, глубокую тьму неверия отгоняя, как пресветлая звезда, идя перед солнцем, светлый день Православия русским людям предвещая. Все её старания были направлены на то, чтобы просветить людей своей верой Христовой. И сына своего, великого князя Святослава, много раз побуждала она креститься, да и всем людям с умилением говорила: «О, сыновья русские, послушайте меня, новопросвещённую, пусть будет вам понятно то, что вы и сами обо мне знаете, — что все годы свои я прожила во тьме неведения и не слышала ни от кого истинного слова Божия, возвещающего путь вечной жизни. Когда же я услышала от действительно знающих, тогда благодать Божия вселилась в сердце моё, и я без сомнения поняла, что воистину нет под солнцем иного имени, кроме Отца и Сына и Святого Духа, в Него я поверила, в Него крестилась, о Нём возвеселилось сердце моё и возрадовался язык мой, и все чувства плоти моей, и самый дух мой… Ради всего этого молю вас, поверьте в Сущего Бога, Которого я познала, приступите к Нему и просветитесь, и лица ваши не постыдятся».

Автор «Степенной книги» утверждает, что некоторые люди из окружения Ольги всё же восприняли из её уст слово Божие и крестились. Однако её сын, великий князь Святослав, «как зверь был по привычкам своим и нисколько не прислушивался к её словам, так же как и вельможи его и прочие люди». Ольга часто беседовала с сыном, говоря ему: «О, дорогое моё дитя!.. Не ослушайся меня, матери твоей. Знай, дитя моё, что тот, кто не покоряется родителям, так же как и учителей доброму наставлению, погибели себе ищет. Послушай меня, сынок, прими веру истинную и крестись, и спасён будешь. Не медли, сын мой, пока погибель тебя не застигла». Но эти слова, как ей казалось, она сеяла на воде. Святослав холодно отнесся к её увещеваниям и так и остался язычником, при этом ещё и гневался на мать. «Боголюбивая же и чадолюбивая Ольга, — продолжает агиограф, — суровость души его видя и безумные ответы слыша, но материнским чадолюбивым сердцем страдая за него, плакала много, непрекращающиеся источники слез испуская, к любимому ею Христу обратив взор, молилась, восклицая, как если бы Он был тут, она с Ним беседовала и говорила: «О, премилостивый Господи Боже мой, Иисусе Христе… отец и мать меня оставили, и супруга я лишилась; от него я прижила единственного сына, и тот непокорный и неверующий так же, как и народ языческий… Спаси меня от рода лукавого и от множества неверующих людей. И хоть они ушли от Твоей благодати, но Ты, Владыка, человеколюбия ради, не пренебреги ими, но посети их и вразуми, приведи их к познанию Себя. Как и меня, прежде отчуждённую, привел Ты к Своему достоянию, так же, Господи, и людей этих, болеющих неверием, исцели благоверием и к Себе обрати и привлеки, и пусть они, просвещённые когда-нибудь Тобою, прославят имя Твоё пресвятое». Ольгина молитва звучит здесь как предваряющая религиозное самоопределение русского народа и придаёт пророческий характер её апостольству.

Тяжелые испытания святой Ольги в земной жизни — вдовство и несчастливое материнство — покрываются радостью познания Христа. Автор «Степенной книги» вкладывает в уста Ольги следующие слова: «[Христа] же ради я благое дело сотворила, тьмы избежала, к свету притекла, прелесть оставила и истине присвоилась, бесов отреклась, Христу же обещалась; с Ним я радости и веселия здесь исполнилась; никогда до крещения я так не радовалась. А насколько больше будут радоваться любящие Бога с Самим Богом в Царствии Небесном! А ты, о сын мой желанный, если познаешь Бога и крестишься, такую же радость великую получишь и пользу, и всякое благо приобретёшь себе и тем, кто с тобой».

Самоотверженной материнской любви Ольги, её устремлённости к духовным ценностям, Божией премудрости и радости в Боге противопоставлена в летописном рассказе нацеленность Святослава на материальные блага. «Повесть временных лет» описывает его как отважного воина, ищущего, однако, богатства и славы в чужих землях и мало заботящегося об устройстве своей собственной. В тяжёлый год нападения печенегов на Русь Святослав находился в очередном походе, и уже престарелой Ольге пришлось взять на себя оборону столицы. Со своими внуками, в числе которых был и маленький Владимир, она укрылась в осаждённом Киеве, где люди изнемогали от голода и жажды. Когда осаду чудом удалось снять, киевляне отправили к Святославу послов со словами: «Ты, князь, ищешь чужой земли и о ней заботишься, а свою покинул, а нас чуть было не взяли печенеги, и мать твою, и детей твоих. Если не придёшь и не защитишь нас, то возьмут-таки нас. Неужели не жаль тебе своей отчины, старой матери, детей своих?». Святослав вернулся, жалея мать и детей, прогнал печенегов и установил мир.

Однако, уже в следующем году заявил матери и боярам: «Не любо мне сидеть в Киеве, хочу жить в Переяславце на Дунае — ибо там середина земли моей, туда стекаются все блага: из греческой земли — золото, паволоки, вина, различные плоды, из Чехии и из Венгрии — серебро и кони, из Руси же — меха и воск, мёд и рабы». В летописном рассказе страдающая и уже тяжелобольная Ольга отвечает ему: «Видишь — я больна; куда хочешь уйти от меня?.. Когда похоронишь меня, — отправляйся куда захочешь». Спустя три дня она скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын её, и внуки её, и все люди, и понесли, и похоронили её на выбранном месте, Ольга же завещала не совершать по ней тризны, так как имела при себе священника — тот и похоронил блаженную Ольгу».

На последней просьбе княгини не хоронить её по языческому обряду — довольно странной со стороны христианки — некоторые исследователи основывают версию о том, что Ольге под конец жизни вообще приходилось тайно исповедовать Христову веру. Возможно, конфронтация с христианством в этот период была настолько сильной, что великий князь не только гневался на свою мать, но и запретил ей явно отправлять православные обряды. У умирающей Ольги возникли опасения, что её суровый сын-язычник, враждовавший в это время с Византией, может похоронить её по торжественному языческому обряду — отсюда её последнее завещание. Кроме того, летопись даже не указывает места, где священник похоронил останки княгини: за фразой «и несъше, погребоша ю на месте...» следует пропуск.

Несмотря на всю свою и земную родительскую, и духовную любовь к сыну, несчастной матери так и не удалось привести его к истинной вере и пребывать с ним в единомыслии и радости о Боге. Впоследствии сбывается её пророчество о злой кончине Святослава: летописец сообщает, что «напал на него Куря, князь печенежский, и убили Святослава, и взяли голову его, и сделали чашу из черепа, оковав его, и пили из него». Но исполнилось и другое пророчество княгини Ольги — о крещении Земли Русской. Молитвенные труды и дела святой не пропали даром. Её внук Владимир, младший сын Святослава, спустя приблизительно двадцать лет после кончины Ольги принимает, по примеру бабки, христианство и делает его законом всего русского народа. Традиционной датой Крещения Руси считается 988 год, с которого ведет своё начало официальная история Русской Церкви. В ней образы святых равноапостольных княгини Ольги и князя Владимира, взаимно дополняя друг друга, воплощают материнское и оте-ческое начало русской духовной истории.


Литература:
1. Бедина Н. Н. Образ святой княгини Ольги в древнерусской книжной традиции (XII — XVI в.) // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 4 (30). С. 8 — 12.
2. Книга степенная царского родословия. Ч. I. М., 1775.
3. Малкова, Н. А. Святая княгиня Ольга как агиологический тип // Религиоведение, 2011, № 1, 25-31.
4. Повесть временных лет / подгот. текста, пер., ст. и коммент. Д. С. Лихачева; под ред. В. П. Адриановой-Перетц. СПб., 1999.
5. Рыбаков Б. А. Язычество древней Руси. Ч. 2. Гл. 7: Сказ о мудрой княгине Ольге; гл. 8: Противоборство язычества и христианства в X веке. М., 1987.

 

•В других номерах:•

№5 (117) / 27 •марта• ‘15

Царские дни

Императрица Елизавета Алексеевна: «Благотворитель, скромный не делами, а поведением»

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

№1 (113) / 11 •декабря• ‘14

Царские дни

Блаженны милостивые. Блаженны миротворцы

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

№4 (112) / 31 •декабря• ‘13

Царские дни

Александр II: мученическая смерть Освободителя

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

В заключительных номерах 2013 года, посвященного 400-летию восшествия на престол дома Романовых, мы продолжаем разговор о судьбах правителей из этой династии….

 
Колонка редактора

Протоиерей Евгений Попиченко. Духовная шпаргалка для женщин: как не пройти мимо счастья

Изначально Богом женщине дано много. И в первую очередь — способность любить, чуткое сердце, внимательность и интуиция. Она и Бога чувствует, и человека может понять. Если мы будем искать идеал женщины, то неизбежно придем к образу Пресвятой Богородицы, Которая всю свою любовь…

 
Люди и время

Три дороги бабушек из Бураново

Светлана Ладина

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс