Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №3 (115) → Мы снова стали родителями

Мы снова стали родителями

№3 (115) / 15 •декабря• ‘14

В подготовке материала принимали участие Светлана Кислова, Ксения Кабанова Милосердие

Есть семьи, которые мечтают усыновить ребенка. Они могут быть бездетными или уже воспитавшими своих детей. Их поступками могут двигать самые разные мотивы. А есть семьи, которые такая идея никогда не посещала. До поры – до времени...

Мы хотим познакомить вас с обычной, но при этом удивительной семьёй Вячеслава и Елены Афанасьевых. Сначала добровольцы, а потом сотрудники Православной Службы Милосердия, они постепенно готовились к одному из самых главных служений – стать приёмными родителями. Точнее, готовил их Господь, а они лишь внимательно прислушивались к Его воле.

Вячеслав: Наша семья родилась в 1991 году. Мой бывший одноклассник сказал, что у него на работе есть замечательная девушка. Она действительно оказалась необыкновенной. Через три месяца после знакомства мы поженились. Мне было тогда 25 лет, а Елене – на четыре года меньше. А через год после свадьбы появился на свет наш сын Игорь.

Елена: Родители наши не были воцерковлёнными христианами. Жили честно, порядочно, но без Бога. Поэтому и мы начинали нашу семейную жизнь, исходя из таких устоев. К сожалению, Бога мы не знали. Хотя однажды почему-то мы все вместе пошли и покрестились. Никакой глубокой веры у нас не было, поэтому крещение на нашей жизни никак не отразилось.

Путь к Богу начался через сына. Нам очень хотелось, чтобы Игорь научился играть на гитаре, поэтому мы отдали его в музыкальную школу. Педагог нам попался совершенно потрясающий. Добрейшей души человек Лилия Давзатовна оказалась крещёной и воцерковлённой женщиной. Между делом она просто начала разговаривать на тему веры. Рассказывала о себе, как она ходит в храм, потом принесла почитать какие-то книжки о христианстве. Одна из таких книг меня потрясла – это были «Мои посмертные приключения» Юлии Вознесенской. Потом дала почитать уже более серьёзную книгу «Отец Арсений» и подарила «Молитвенный щит православного христианина». Ведь у нас даже и молитвослова не было в то время. Она же рассказывала о Таинствах Церкви.

Что-то в душе ёкнуло после этих книг, после разговоров с Лилией Давзатовной. Что-то начало меняться, и появилось желание ходить в храм. А ведь прошло 10 лет после крещения. Ещё через некоторое время я начала готовиться к своей первой генеральной исповеди, уже серьёзно и осознанно. Стала сама приобретать и потихоньку осваивать духовную литературу.

Время добровольчества – прекрасное время. Узнаёшь, что в мире есть люди совершенно другие, которые воспринимают жизнь как-то по-особенному, которые готовы служить другим людям ради спасения своей души

Муж видел, что я читаю утреннее и вечернее правило, соблюдаю посты. Стал задавать вопросы: что ты делаешь, что читаешь, зачем? Исходя из своего маленького опыта, я рассказывала, объясняла. Потом мы стали вместе ходить в храм. А потом он и сам созрел до исповеди. После этого появилось чувство, что мы идем вместе по какой-то правильной дороге. Конечно, сын у нас уже вырос, в отношении его духовного воспитания и нашей молодости время было упущено. Но слава Богу, что мы вообще встали на этот путь.

Вячеслав: Удивительно, что все светлые мысли в первую очередь приходят в голову супруге. Всё-таки, она лучше меня – я не устаю это повторять. В какой-то момент она проговорила то, что я и сам чувствовал: нужно не только верить и заниматься своей духовной жизнью, но выразить веру в делах милосердия. Лена наткнулась на маленькое объявление в «Православной газете» о том, что требуются добровольцы помогать крестить деток в доме ребёнка.

Во время семейного ужина у нас состоялся разговор: «Ну что, будем добрыми делами заниматься?» – «Будем». Мы позвонили по указанному телефону в Службу Милосердия и пришли на собеседование добровольцев. В анкете Елена написала, что хотела бы помогать в направлении «Помощь детям», а я – в строительно-ремонтной бригаде, которая выезжала к подопечным и чего-нибудь им ремонтировала.

Нигде и никогда прежде я не встречал такого сообщества людей. И жизнь у них насыщенная… глубокая.

Елена: Меня как добровольца направили в специализированный Дом ребенка №5 в районе ЖБИ. Я собрала справки, хотя была совершенно не уверена, что у меня получится, что вообще пустят к детям. Приехала, познакомилась с главным врачом и смогла только сказать, что хочу заниматься с детьми. Это было настоящее добровольчество в свободное от основной работы время: каждую субботу, без пропусков, я приезжала в Дом ребенка и, если была возможность, выбиралась туда на неделе.

Теперь я понимаю, что этот шаг нужен был и для нас, и для деток. Однажды главврач спросила: «Лена, с каким ребёночком ты хотела бы заниматься?» А я думаю: «Кого Бог пошлет». Первой была трёхлетняя Наташа с тяжелейшим ДЦП. Я поняла, что нужно самообучаться: по вечерам смотрела, как делается массаж, какие занятия можно проводить с таким рёбенком. Иногда мы с девочкой просто гуляли, общались. Словом, я делала то, что делает обычная мама. Примерно через полгода Наташа начала ходить с поддержкой, стала более отзывчивой и спокойной с эмоциональной точки зрения.

Потом в моей жизни появилась Вика. Девочке нужно было пройти двухнедельную реабилитацию в НПЦ «Бонум». Ребёнок сложный, помимо ДЦП – серьёзные патологии. Требовалось постоянное сопровождение, без которого сироту не смогут взять на лечение. На семейном совете мы решили, что я возьму на работе отпуск и лягу с Викой в больницу. Первые дни она постоянно плакала и кричала. Родные и коллеги по работе меня всё пытали: «Зачем тебе это надо?». Ситуация действительно была экстремальной: из привычной зоны комфорта ты внезапно переносишься в больничную палату с чужим ребёнком в тяжелом состоянии.

После таких испытаний понимаешь, что душа приобретает определённые качества: и терпение, и смирение, и упование только на Бога и Пресвятую Богородицу – больше ни на кого. Держишь на ручках этого несчастного ребёнка: она плачет, руки ломит от усталости – а ты только непрестанно молишься, прося поддержки и помощи у Господа.

В такие моменты понимаешь, насколько Господь близок, как Он помогает. В комфортной жизни такого не почувствуешь и не осознаешь.

Супруг меня всеми силами поддерживал, проводил с нами времени, сколько мог, молился за нас. Для нашей семьи эта «командировка» была маленьким подвигом, школой перед сестринским служением.

Однажды я узнала, что Православная Служба Милосердия инициировала открытие сестринских постов в доме-интернате для детей с отклонениями в развитии, а потом – в детском онкоцентре. Меня эта тема очень заинтересовала, так как я уже была посвящена в сёстры милосердия и могла быть полезной. Тогда и пришла мысль перейти со своей работы в Службу Милосердия.

Вячеслав: Это был наш второй судьбоносный ужин, за которым принималось важное решение. Я видел сестёр милосердия, участвующих в разных мероприятиях Службы Милосердия. А потом мне посчастливилось быть несколько раз на посвящении в сестричество и на огласительных беседах. Стало понятно, что основа любой деятельности сестры – вера, что сестра милосердия должна помогать болящим укрепиться не столько физически, сколько духовно. Врачи поправят тело, а вот за болящую душу мало кто переживает. Поэтому принять решение о поступлении супруги в сёстры милосердия было нетрудно, мы были внутренне готовы сделать такой шаг. Для мужчин организовалось и братство. Так что все жизненные изменения произошли естественно. Кстати, именно в это время Елене на работе стали предлагать особо весомую зарплату, разные интересные должности. Руководство её не отпускало, всячески, как могли, уговаривали остаться. Но решение было прожито, выстрадано и принято.

Елена: В детский онкоцентр я сама, можно сказать, напросилась, едва понимая, насколько там тяжело: что детки умирают, что их мамы подолгу находятся в депрессии и унынии. Потребовалось время, чтобы понять нюансы этой жизни, вписаться, стать своей для мам и деток. Мамы тоже ко мне присматривались: «Что это за женщина непонятная в платке с крестом?» За 10 месяцев моего служения были детки, кто ушел из жизни, кто-то поправился и выписался, кто-то впервые по-настоящему встретился с Богом, примирился с Ним.

Для меня это время стало школой. Нужно было духовно укрепляться, чтобы видеть смерть детей и глаза матерей. Училась разговаривать с мамами и детьми, поддерживать их, находить слова, когда смерть рядом, так близко стоит… Только Господь даёт эти слова. Когда я ехала в больницу, то молилась, чтобы меня Господь укрепил и вразумил, что делать и как говорить. Многие мамы делились со мной сокровенным, относились ко мне не как к сотруднику больницы, а как к близкому человеку, который может помочь им и физически (посидеть с детками, чтобы мама могла ненадолго выйти из больницы), и духовно. Уже несколько месяцев как я там не работаю, но до сих пор некоторые мамочки звонят, чтобы поделиться радостями или горестями.

Вячеслав: Пока Лена трудилась в детском онкоцентре, я ездил по адресам, помогал по ремонту. Служба Милосердия запускала два новых проекта – Центр гуманитарной помощи населению и Кризисный центр. Казалось, ничто не предвещало изменений, но только Господь знает, когда и чему быть. Помню разговор с руководством: «Планируем поездку в поселок Октябрьский, нужно посмотреть дом, который благотворитель передаёт под православный детский приют».

С этого момента начался новый этап нашей жизни. Спустя какое-то время, после нескольких бесед с духовником, руководителями Службы Милосердия, нам с супругой стало понятно: события складываются так, что именно этот красивый, большой загородный дом станет нашим новым местом жизни и служения. И совсем скоро мы станем приёмными родителями и многодетной семьей!

Есть несколько типов приёма детей в семью – усыновление, опекунство и приёмная семья. Вячеслав и Елена выбрали третий вариант. Между приёмной семьей и органами опеки заключается договор, на основе которого детей передают в семью. Государство поддерживает родителей материально, то есть родители как бы нанимаются государством для заботы о детях.

Всё логично: сын наш вырос, наша семья должна была выйти на какой-то новый этап. Кто-то становится бабушкой и дедушкой, а мы – снова родителями

С этой мыслью, конечно, надо было сжиться, привыкнуть. Мы начали делать первые шаги в этом направлении: прошли обучение в Школе приёмных родителей, собрали массу документов и справок, съездили в командировку в Москву, чтобы посмотреть, как живёт православный детский приют отца Димитрия Смирнова. Параллельно велась большая работа по благоустройству будущего места. Хозяйство – дом и территория – большое. Работы много. Но с Божией помощью и с помощью добровольцев Службы Милосердия мы быстро подготовили дом к приезду детей.

Самым ответственным и непростым для нас стал этап посещения детских домов. Часто мы встречали детей, которые уже привыкли к такому состоянию, когда нет привязанности ни к папе, ни к маме, они почти никак не реагировали на наш приход. Они не знают, что такое любовь, не могут попросить её, не могут поделиться ею... страшно встречать деток, которые убиты детдомовской жизнью.

А наши детки нашли нас не иначе как с Божией помощью. Духовник благословил усиленно молиться и просить Бога, чтобы Он привел нас к нашим детям. На Вознесение Господне в Нижнем Тагиле мы познакомились с двумя братишками – Тимуром (2,5 года) и Русланом (4 года). Их привела соцработник и, показав на нас, уверенно сказала: «Вот ваши мама и папа». Меня поразило, что дети это быстро приняли как свершившийся факт и при расставании с нами очень сильно расстроились. На той первой встрече-знакомстве мы провели вместе два часа, сердце мое успокоилось, потому что дети оказались замечательные. Старший – Руслан – очень заботится о младшем – Тимуре, помогает ему. Если тот набедокурит, Руслан любовью и терпением покрывает промахи брата. Такое великодушие меня потрясло. Мы почувствовали, что ребята хотят любви, как и все люди на нашей планете, а этого они пока лишены.

Елена: Мы уже ждали, когда заберём домой Тимура и Руслана, как совершенно неожиданно пришло известие, что в семью можно взять и 5-летнего Арсения. С ним мы были хорошо знакомы. Малыш, никем не навещаемый, лежал в детском онкоцентре в Екатеринбурге. Он проходил серьёзное длительное лечение, а я как сестра милосердия ухаживала за ним, была его мамой. За время нахождения в больнице он был крещён. Выписали его с хорошими прогнозами. Выписали домой – а дома он оказался не нужен. Этим летом мама Арсюши была лишена родительских прав. А мы с радостью приняли решение взять его к себе. Так в нашей семье, через неделю после приезда Тимура и Руслана, появился ещё один сынок – Арсений.

Вячеслав: С ребятами я будто вернулся на много лет назад, когда наш сын был в таком возрасте. Но теперь мы многое знаем, глядим на жизнь по-другому, и очень хочется, конечно, не допускать ошибок, какие мы делали тогда. Важно укрепить в вере наших деток, чтобы потом им не страшно было, чтобы любые жизненные испытания они могли преодолевать, опираясь на твёрдую веру в Бога. Это основное, что нужно им дать.

Огромная благодарность тем, кто за нас молится. Опыта жизни в многодетной семье у нас нет, поэтому мы волнуемся, как всё получится!

Елена: Это всё так волнительно, трогательно… Что у нас теперь такая большая семья. Наш сын вырос, и бессонные ночи, детские болезни, игрушки, книжки – это уже забылось, поэтому сейчас приходится очень быстро учиться. Но мы понимаем, что, если Господь даёт детишек – значит, нам это нужно и по силам.

Вячеслав: Нам важно, что сын Игорь нас поддерживает в этом решении. Уверен, что Господь не оставит нас, и радости будет много. Радости неизбежны в таком деле, как и трудности. И очень хорошо, что у нас появилась удивительная возможность опять наблюдать за возрастанием маленьких человеков и самим возрастать.

Желаем Вячеславу и Елене оставаться чуткими к воле Божией в деле строительства их новой большой семьи. Помощи Божией и заступничества Пресвятой Богородицы!

 

•В других номерах:•

№11 (88) / 12 •ноября• ‘09

Милосердие

Бомж... Сам виноват?

Полина Митрофанова

«Тот, кто берет, принимает радость человеческую. Тот, кто дает, приемлет Божественную радость. Мы приемлем Божественную радость даянием».  Старец Паисий Святогорец

№5 (82) / 15 •мая• ‘09

Милосердие

Мы боимся слова «милосердие»

Олег Васюнин

Сегодня мы беседуем с Ларисой Николаевной Худяковой, учителем средней школы №165 Кировского района, руководителем волонтерского отряда «Истоки».

 

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс