Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №1 (113) → Иерей Николай Саушкин: Жизнь в другом измерении

Иерей Николай Саушкин: Жизнь в другом измерении

№1 (113) / 11 •декабря• ‘14

Беседовала Дина Искандарова Жизнь прихода

•В этой теме:•

Жизнь прихода
Протоиерей Евгений Попиченко: Все мы на службе у Пресвятой Богородицы
Беседовала Ксения Кабанова Жизнь прихода
Уроки дискомфорта
Ольга Баталова

Дорогой наш читатель! Если у вас нет привычки знакомиться с новым номером журнала, перелистывая его с конца, и вы читаете материалы по порядку, то из предыдущей статьи вы узнали о некоем юном алтарнике, который затем стал священнослужителем. Возможно, вам даже стало интересно, о ком идет речь. Мы готовы ответить на этот вопрос. Знакомьтесь: иерей Николай Саушкин, клирик собора в честь Успения Божией Матери.

Отец Николай, кем вы мечтали стать в детстве? Неужели сразу священником?

Почему-то я в детстве никем не мечтал стать. Кто-то хотел стать водителем, кто-то космонавтом. Я никем не хотел быть, и меня это даже несколько напрягало.

А в храм дорогу когда узнали?

Я помню, как моя бабушка разговаривала со мной, шестилетним, о Боге – что Он все видит, все знает; о том, что есть хорошо и плохо – это понятие греха было семечком веры.

С детства из-за проблем с речью меня таскали по всяким целительницам, которые «водичку нашептывали». Мама говорит, что у меня был врожденный диагноз — логоневроз. А когда я только начинал говорить, меня напугала собака. И мои родители, особо церковной жизнью не жившие, водили меня по всем врачам. Когда мне было лет восемь, мы попали к одной женщине, которая занималась нетрадиционной медициной. В ее практике было много оккультизма, в чем она несколько лет спустя публично раскаялась. Но она как раз и сказала, что нам нужно ходить в храм на исповедь, на Причастие. Вот так начался путь к Богу. Хождение в храм поначалу было вынужденно-регулярным. Но постепенно, кроме меня, исповедоваться и причащаться начали мама, бабушка, сестра моя старшая.

Не было ли мальчишеского внутреннего протеста, ведь часто детям становится в церкви скучно? И когда пришло желание не просто ходить в храм, но служить в нем?

Что касается протеста – почему-то такое бывало редко.

В 10 лет бабушка отдала меня в воскресную школу. И на одном из занятий батюшка рассказал о своем приходе к Богу. Я тогда задумался, что хочу как-нибудь так же. Захотел стать священником. На исповеди я поделился своей мечтой, и духовник сказал: «Молись Богу, чтобы у тебя это желание не пропало». Хотя я не совсем понимал, зачем это надо, но молился.

Однажды на Литургии меня осенило: почему все мальчики, которые учатся в воскресной школе, заходят в алтарь, помогают, а я нет? А я тоже хочу! Я попросил благословения, зашел в алтарь. Помню, что первые 5-10 минут просто стоял там, замерев: для меня это было другим измерением, другой воздух там был, таинственно и благодатно. Помаленьку стал обучаться службе. Так началась моя пономарская жизнь.

Как складывались отношения с одноклассниками?

По-разному. Было и такое, что одноклассники даже посмеивались, что я в воскресной школе учусь, пою в церковном хоре. И в старших классах тоже не было разделения моих взглядов.

Переживали?

В чем-то было обидно. Не сказать, что я сильно стеснялся. Но было странно, что я делаю дело правое, а меня не понимают, пытаются презирать. Я даже иногда применял силовые методы.

А родные как отреагировали на такой поворот в жизни?

Помню, папа был против того, что я постился (до 14 лет у меня был такой пост, что я не ел сладкое, лакомства какие-то). Но при этом папа всегда мне говорил: «Ты учись хорошо, потому что в семинарию глупые люди не поступают. Церкви ведь нужны умные, образованные люди». Это было стимулом для усердной учебы. Чтобы получать образование, а не отсиживать.

Открылась кафедра теологии в Российском профессионально-педагогическом университете. И я окончил этот университет, стал теологом.

А вторую свою половинку как нашли?

С Анастасией, моей будущей супругой, мы познакомились при подготовке к балу по случаю венчания наших друзей. Это было осенью 2008 года А после бала мы стали уже дружить по-настоящему, появилось чувство, что это тот человек, которого искал и с кем проживешь всю жизнь.

Что вы считаете важным в семейной жизни?

Если жить в Церкви, питать свою душу благодатью, которая дается в Таинствах, то, конечно, люди будут меньше смотреть на житейские проблемы, разъедающие семью, – что муж носки разбрасывает, что жена посуду вовремя не помыла. Это мелочи, которые бросаются в глаза, потому что мы над собой не бдим и при этом стараемся всех вокруг воспитать, ведь так удобней.

Конечно, глава семьи должен быть паровозом, который тянет вагончики.

Нехорошо, если жена не чувствует, что у мужа можно что-то спросить, посоветоваться. Знаете, бывает, что женщины советуются со священником по самым мелким вопросам. И священник уже говорит: вот у тебя есть муж, у него и спрашивай. Все же, доверие к мужу — неотъемлемая часть семьи.

Вспомните то время, когда в вашей семье появился ребенок – что изменилось, какие сложности возникли?

Конечно, появление ребенка в семье, особенно первого – это новая эпоха. Радость рождения родного человека, кровиночки. Но поначалу всем нам было непросто. Особенно в первый месяц, потому что Настя с Ваней после роддома отправились в больницу. Ване там наставили трехэтажные диагнозы, страшные просто. Настя в больнице никогда подолгу не лежала, а тут: целый день взаперти, в окошечки только посмотреть на своих родственников, да по телефону поговорить. Мы были этой ситуацией напуганы, боялись за жизнь Вани, да и Насте было очень тяжело психологически. Сразу после выписки мы крестили Ваню.

И потом, эти первые месяцы оказались довольно тяжелыми, потому что у нас были определенные привычки, уклад – ты делаешь так, как ты хочешь, как ты задумал, а тут уже есть ребенок, который по своему плану живет, у него свой сценарий.

Ване сейчас три года, у него появляется свой характер, это непростой возраст. И эти сложности надо преодолевать с минимальными потерями для нервов. Где-то нужно и жесткость проявить, а где-то ласку.

Нет ли разногласий в вопросах воспитания?

Ключевые моменты, конечно, должны решаться на берегу. А когда плывем, надо уже плыть вместе, согласованно. Если мы будем грести веслами в разные стороны, то к берегу будем дольше причаливать.

Отец Николай, недавно состоялось ваше рукоположение во диакона, затем в иерея. Как ваша семья восприняла эту новость? Сложно ли сейчас матушке Анастасии, ведь служение в церкви занимает немало времени?

Да, конечно, я знал, что служение священника требует большей отдачи людям, храму. Что я долгое время буду находиться вне дома. Перед рукоположением происходил семейный совет, не против ли супруга. И поддержка нужна была не только мне, но и жене. Наверное, у любой матушки бывает, и не однажды, такой период, когда она чувствует себя одинокой. В эти моменты нельзя дистанцироваться от семьи. И мы стараемся так строить график работы, чтобы наши выходные совпадали, чтобы максимум времени проводить вместе.

Помню еще, когда я стал диаконом, то осознал, что священником быть очень страшно, и до последнего момента меня не покидали такие мысли: «Да минует меня чаша сия. Но да будет воля Твоя». Хиротония — это ведь начало новой жизни. Появляются новые обязанности. Например, в отношении Святых Таин. Я привык причащаться из лжицы, а тут ты причащаешься Телом из рук, а Кровью из Чаши. Это особенный трепет. Ты даешь присягу с целованием креста и Евангелия. И ответственность эта очень велика. Что касается прихода, то необходимо следить, чтобы те Дары, которые ты даешь, принимались достойно. И на исповеди люди просят совета, и ты стараешься не наседать, не навязывать, ведь совет — это не наказ. И у человека есть право выбора. И если твой совет неверный, ты поведешь человека неправильно. Это на меня до сих пор наводит страх. Но тут вспоминаешь слова, которые говорятся при Таинстве Хиротонии: «Божественная благодать, всегда немощная врачующая и оскудевающая восполняющая…». И веришь этим словам.

 

•В других номерах:•

№5 (117) / 27 •марта• ‘15

Жизнь прихода

Нельзя оскорбить Бога отказом

В подготовке материала принимали участие Олег Васюнин, Ольга Морозова, Ксения Кабанова

№3 (115) / 15 •декабря• ‘14

Жизнь прихода

Богородице-Казанская

Авторы: Олег Васюнин, Ольга Морозова

№3 (111) / 31 •августа• ‘13

Жизнь прихода

Храму Целителя Пантелеимона исполнилось 20 лет!

«…Евфросинии, Матроны, Татианы, Екатерины, Сергия», – слышится из алтаря звонкий (ни с кем не спутаешь) голос игумена Димитрия (Байбакова). Когда вовремя Божественной литургии батюшка возглашает эту молитву об упокоении, давние прихожане понимают:

 
Жизнь прихода

Уроки дискомфорта

Ольга Баталова

 
Персона

Протоиерей Димитрий Смирнов: Перспективы у нас никакой, но надежда есть

Беседовала Светлана Ладина

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс