Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №3 (101) → Какая дебольшевизация нужна России?

Какая дебольшевизация нужна России?

№3 (101) / 28 •июня• ‘11

П.В. Мультатули Царские дни

•В этой теме:•

Царские дни
Три русские царевны
Подготовила к. и.н. Юлия Комлева

ОБ АВТОРЕ:


Петр Валентинович Мультатули – писатель, историк.


Автор книг:

  • «Забытая война. Россия и Германия  в   Первой Мировой войне»
  • «Господь да благословит решение  мое...». Император Николай II  во главе действующей армии и  заговор генералов»
  • «Строго посещает Господь нас  гневом своим... Император  Николай II и революции 1905-1907 гг.»
  • «Свидетельствуя о Христе до  смерти... Екатеринбургское  злодеяние 1918 года: новое расследование»
  • «Отречение, которого не было»

Автор документальных фильмов:

  • «Николай Второй. Сорванный триумф»,
  • «Царская Семья. Тайна быть счастливым»

Большевизм создал лжерелигию. Именно поэтому определенная часть общества так тяжело расстаётся с духовным наследием большевизма. Самое главное преступление большевизма – исковерканная душа народа.

Кляча российского либерализма издохла на дороге истории. Понимают это патриоты и демократы, коммунисты и националисты, республиканцы и монархисты, имперцы и конфедераты. Понимают это даже сами либералы. Последние еще пытаются говорить о «либерализме с человеческим лицом», но эти разговоры становятся все невнятнее и тише. Идея того, что построение пресловутого рынка для кучки олигархов стоит нищеты миллионов, оказалась несостоятельной.

Оказалось, что во время президентства В. В. Путина весьма непоследовательная и условная ориентация на «тысячелетние ценности» России вызвала массовый подъем в народе. Народ истосковался по сильному лидеру-патриоту, государственнику, неподкупному и справедливому. Именно этим объясняется первоначальная всенародная поддержка Владимира Путина. Стало очевидным, что если Путин воспользуется поддержкой народа, то рухнет десятками лет возводимая антинародная Система, предусматривающая закабаление страны кучкой «посвященных».

Система эта зародилась в феврале 1917 года, оформилась в октябре 17 го, развивалась все последующие десятилетия т. н. «советской власти» и была доведена до логического и оптимального завершения в 1991–1993 гг. По существу большевизм создал лжерелигию. Именно поэтому определенная часть общества так тяжело расстается с духовным наследием большевизма. Коммунистическая идеология заменила веру христиан в Спасителя и Его Небесное Царство верой коллективного недостижимого земного рая. В центре священной русской столицы в вавилонском зиккурате лежит не тело Владимира Ильича Ульянова, а фетиш одной из самых страшных лже-религий, воинствующего безбожия.

В 1977 году генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев объявил о создании «новой исторической общности – советский народ». В те годы уже во многом дискредитированная советская власть со своими «открытиями» вызывала в народе подтрунивание и насмешки. Но стоит признать, что во многом Брежнев был прав.

В середине 70 х гг. трудно было говорить о прежнем народе, жившем идеалами русской цивилизации. К тому времени подрастало уже второе поколение большей частью некрещеных людей, Церковь находилась в полузапрещенном состоянии, сотни тысяч храмов по всей России были закрыты, загажены или руинированы, в обществе процветали пьянство, показуха, зарождалась коррупция. Чем больше по телевизору выступал очередной генсек с очередными заклинаниями о преданности народа делу партии, тем больше в среде молодежи пользовались популярностью американские песни, джинсы и кроссовки.

Страна стремительно катилась вниз. Страна, но – не Система. Системе, как и всякому паразиту, было важно остаться у источника питания – даже ценой гибели объекта своего паразитизма. Поэтому она без труда сменила большевистские одежды на либеральные, когда поняла, что коммунистическая власть обречена. Но, несмотря на все усилия, Системе не удалось полностью сломить в народе дух православной цивилизации.

К 1991 году национальное и православное самосознание стало вызывать интерес у немалой части населения. Многие люди пошли в храмы, принялись изучать историю. Для Системы возникла реальная опасность, что перемены в СССР приведут не просто к падению коммунистического режима, но и к ее свержению, к возвращению России на тысячелетний путь развития, насильственно прерванный в феврале-октябре 1917 года. Системе было нужно наметить для народа новые ложные вехи. Так родился т. н. российский «либерализм».

На самом деле это был вовсе никакой не либерализм, а необольшевизм, облаченный в либеральные одежды. Бывшие секретари обкомов и редактор журнала «Коммунист» стали такими же яростными сторонниками рынка, как когда-то их предшественники исступленно бились за уничтожение частной собственности. Причем, в обоих случаях речь шла о тотальном грабеже народа в интересах Системы.

Стоит признать, что, поманив народ ценностями западного общества потребления, Система достигла своей цели. Наше общество второй раз не выдержало искушения достатком. В первый раз это было в феврале 1917 г., когда богатый и процветающий высший класс России, в лице представителей аристократии, дворянства, буржуазии и купечества, решил, что он может жить и процветать без Бога и Царя. Результатом этой гордыни стала гибель всего высшего класса России и обнищание народа, который попал в партийное рабство. Богатейшие русские капиталисты, столь щедро финансировавшие врагов монархии, умирали заграницей нищими.

Второй раз искушение пришло в 1991 г., когда советская элита и общество решили, что, капитулировав перед Западом, они будут жить «как там». Народ без сожаления отказывался от коммунистических догм, но вместо того, чтобы заменить их животворящим Словом Божиим, начал поклоняться западным божкам.

Набор этих божков, предлагаемых Системой, был на удивление похож на планы Гитлера, по которым образование русских должно было сводиться к умению «считать до десяти и постоянному навязыванию легкой музыки». Нацистский фюрер считал, что среди русского населения надо всячески поощрять секты, аборты и контрацепцию, а история должна была излагаться только немцами и с нацистских позиций. В 90 х гг. на нас тоже обрушились порнография, оккультизм, сектантство, воспеваемый культ насилия и жестокости. Все это поощрялось и создавалось Системой. В этом она находила полное понимание на Западе, и вовсе не потому, что ее представители были его «агентами».

Система находила взаимопонимание с Западом, потому что там она уже победила давно, по меньшей мере два столетия назад. Система и Запад не союзники, они – одно целое. Во всех многочисленных «измах», рожденных ХХ веком, либерализме, марксизме, коммунизме, социализме, фашизме – нет ничего своего, русского – все привнесено с Запада. Американский политолог С. Хантингтон открыто признавал, что «конфликт между либеральной демократией и марксизмом-ленинизмом был конфликтом идеологий, которые, невзирая на все различия, хотя бы внешне ставили одни и те же основные цели: свободу, равенство и братство. Россия традиционалистская, авторитарная, националистическая будет стремиться к совершенно иным целям. Западный демократ спокойно мог вести спор с советским марксистом. Но это будет немыслимо с русским националистом».

Коммунизм и большевизм вполне понятны для Запада, так как являются его порождением. Русская православная цивилизация вызывает на Западе ненависть и страх, так как эта цивилизация и Система – вещи несовместимые. Победа одной – означает гибель другой. Именно страх перед гибелью заставил партийную верхушку и западные правящие круги, забыв былые разногласия, поддержать друг друга в уничтожении великой страны. Именно поэтому Система не дала осудить КПСС как преступную организацию.

В целях сохранения своего господствующего положения и удержания народа в состоянии подчинения себе Система использует любые средства и любые методы. Одним из таких методов является сведение всех преступлений Системы к деятельности одного из ее представителей. Лучше всего это видно на примере Сталина, который стал поистине троянским конем Системы в патриотическом и даже православном сообществе.

Оговоримся, что речь главным образом пойдет не о конкретном Иосифе Виссарионовиче Джугашвили, скончавшемся вот уже почти 60 лет тому назад. Эта историческая фигура, как и всякая другая, должна быть объектом спокойного научного изучения историков и политологов. Речь пойдет о Сталине как о явлении, которое приобрело в нашем обществе свойства некоего божества, неважно, доброго или злого. Когда-то сам Сталин в гневе на своего сына Василия, позволившего себе какие-то вольности, воскликнул: «Ты думаешь, что ты – Сталин? Ты думаешь, я – Сталин? Вот, он – Сталин», – и с этими словами вождь показал на собственный портрет, висящий на стене. Вот об этом «портретном» Сталине и нужно говорить.

Мифологизированный образ Сталина чрезвычайно опасен сегодня, ибо реальный Сталин был, пожалуй, самым способным и самым творческим деятелем Системы. При этом будучи, безусловно, нанятым в 20 х гг. Системой для контроля над Россией, Сталин в какой-то момент попытался использовать саму Систему в целях упрочения своей личной власти и созданного им государства.

Для этих целей в определенные моменты ему требовался русский патриотизм. Объективные общественные законы неминуемо стали придавать сталинской квазиимперии великодержавные черты. Это могло со временем создать некоторые возможности для постепенного возвращения страны к ценностям Русского Мира, что было смертельно опасно для Системы. Поэтому Система, которая до этого прощала Сталину любые преступления, ликвидировала его, а затем и созданное им государство. Одновременно Система заклеймила Сталина, не просто как тирана, но как отступника от «ленинских принципов», то есть от принципов самой Системы.

Осуждение Сталина, активно начатое при Хрущеве, было скорректировано при Брежневе, но никогда полностью не отменено. Причины этого заключались в том, что Сталин стал использовать опасные для Системы понятия: русский народ, русский патриотизм, русский героизм. Более того, он в угоду своему властолюбию пошел пусть на ограниченные, но все же компромиссы с главным врагом Системы – Русской Православной Церковью.

Во время войны, ради собственного сохранения, Система была готова терпеть такой компромисс, но после войны – полупризнание Православия становилось для нее крайне опасным. Повторения такого в будущем Система более допустить не могла. Но Система не хотела и полностью отказываться от Сталина, ибо в таком случае народ начал бы искать ему замену.

Найти такую замену ни в Ленине, ни в дряхлеющих старцах из политбюро народ не смог бы, и тогда монархическое подсознание русского народа неминуемо обратило бы его к образу Божиего Помазанника – Царя. А это означало бы выход народа из-под гипноза Системы и освобождение от нее. Поэтому Система оставляла народу образ «красного царя», который, несмотря на все свои «грехи» перед Системой, все же был ее порождением.

Павел Рыженко. Пасха

Образ «красного царя» Сталина является сегодня одной из главных опасностей для нашего общественного сознания. Чем больше власть сегодня осуждает Сталина, тем больше находится у него поклонников. Причем, самое опасное, что этих поклонников и защитников Сталина становится больше и в православно-монархической среде. Даже некоторые священнослужители готовы признать самой идеальной политической системой «советскую власть + православизацию всей страны». Они говорят о Сталине как об «имперце», а о сталинском государстве как об империи. Вместе с песней «Так, за Царя, за Родину, за Веру», готовы петь «Выпьем за Родину, выпьем за Сталина».

Большинство этих людей искренни в своих заблуждениях. Они возмущены не столько тем, что осуждают Сталина, сколько тем, кто это делает и как делает. При этом такие люди не понимают, что и сталинизм, и т. н. «десталинизация» организованы одними и теми же представителями Системы и направлены на ослабление нашей Родины.

Восхваление Сталина так же, как и «десталинизация» призваны отвлечь наш народ от того, что происходит в нашей стране, втянуть общество в бесплодные дискуссии о том, «хорошим» или «плохим» был умерший 60 лет назад генералиссимус. Вместо установления истины, которая заключается только в православном осмыслении роли Сталина, нам предлагается война с его тенью.

Надо понять, что большевизм и сталинизм были посланы России в наказание за отступление и предательство законной исторической власти Государя Императора, которому на Святом Евангелии весь народ клялся быть верным «не за страх, а за совесть». Народ, который не захотел иметь над собой Божиего Помазанника, получил сурового и беспощадного правителя, в котором отобразилась вся страшная послереволюционная эпоха. Сталин был попущен Господом русскому народу для очищения и прозрения.

Опасность мифологизированного Сталина, «красного царя», заключается в том, что только его Система может с успехом использовать против образа Белого Царя. Ни Ленин, ни Троцкий, ни тем более божки демократии не способны увлечь за собой народ, настолько они отвратительны и безобразны. Вернуться к подлинному Сталину – невозможно. Он умер 60 лет тому назад, а вместе с ним умер его режим. Вернуться к «Сталину» мифическому можно, но это будет означать возвращение к богоборчеству, новому Гулагу и новому витку террора и междоусобице.

Подлинная монархия – вечна, ибо она не замыкается на конкретной личности, на тирании, а признает над собой только Бога и служит Ему и своему народу. Однако монархия требует от народа гораздо более высокого уровня духовного развития, чем республика или диктатура. Великий наш мыслитель И. А. Ильин писал: «Это есть великая иллюзия, что «легче всего» возвести на Престол законного Государя. Ибо законного Государя надо заслужить сердцем, волею и делами. Монархия не самый легкий и общедоступный вид государственности, а самый трудный, ибо душевно самый глубокий строй, духовно требующий от народа монархического правосознания».

Смолин. Патриарх Алексий I в Кремле у Сталина

Понять образ Белого Царя гораздо сложнее, чем образ красного лжецаря. Для невоцерковленного народа образ «эффективного менеджера» будет гораздо понятнее, чем образ Божиего Помазанника. Сталин – противостоит Императору Николаю II, в духовном плане они – несовместимы. Быть православным монархистом и сталинистом – невозможно. Сталин был лжецарем, его государство было лжеимперией. Мифический Сталин («хороший» или «плохой») – очередная ловушка Системы, оправдывающая большевизм. Особое внимание, которое наши правозащитники уделяют борьбе с проявлениями памяти о Сталине, не касаясь ни многочисленных памятников Ленину, ни улиц, названных в честь большевистских палачей, работают на образ «красного царя».

На этом фоне не менее абсурдной стала кампания по т. н. «десталинизации». Что хотели от «десталинизации» ее идеологи? Нейтрализации памяти о Сталине? Но у нас и так сегодня нет ни одного памятника Сталину, ни одной улицы, названной в его честь, ни одного села или города. Ну, разве что в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе есть его бюст. Давайте вынесем его оттуда и будем говорить, что войну мы выиграли с неизвестным верховным главнокомандующим.

Если под «десталинизацией» имелось ввиду осуждение сталинского периода как преступного, то опять-таки такое начинание кроме вреда ничего не принесет, так как у общества тут же возникнет закономерный вопрос: «А что, до Сталина у нас все было хорошо? Красный террор, заложники, убийство Царской Семьи, расказачивание, продразверстка, травля газами крестьян в тамбовских лесах? Это все было хорошо? Или за эти преступления несет ответственность тоже один Сталин?».

Кроме того, осуждение всего сталинского периода без разбора таит в себе вовлечение России в опасные геополитические омуты. Ведь годы правления Сталина – это не только история преступлений коммунистической партии, но и великий подвиг народа, это Великая Победа 1945 года, которая стала не просто военным торжеством СССР над нацистской Германией, но победой Русской цивилизации над коммунистической и нацистской.

Красная Армия, созданная «товарищем Троцким» и «товарищем Сталиным», была разгромлена в течение месяца-двух, эта армия сдала полстраны и допустила немцев под Москву и Ленинград. Отстаивали Родину, громили жестокого врага и входили в Берлин солдаты и офицеры другой, Советской армии, одетой в русские гимнастерки с погонами на плечах. Нацистский дракон был повержен не пятиконечной звездой, а «образом наших великих предков» под звуки «Славься» Глинки.

6 мая 1945 года, день святого Георгия Победоносца, совпал с Пасхой Христовой. Народ заполнил все немногочисленные храмы России. Молились все: молодые и старые, мужчины и женщины, гражданские и военные: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ!». В том победному году эти слова пасхального песнопения звучали с особым смыслом.

Для России это была победа над смертью духовной и физической, победа России над Совдепией. Лучшим доказательством этого стал тост Сталина за русский народ, который «является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза», у которого «имеется ясный ум, стойкий характер и терпение». Эти слова Сталина, который в 30 е годы говорил, что «история России есть история ее битья», и пасхальная молитва сотен тысяч русских людей по всей стране, тех самых людей, многие из которых еще недавно активно претворяли в жизнь «пятилетку безбожия», явственно свидетельствовали о том, что коммунизм в России не прошел.

9 мая 1945 года окончилась не только Великая Отечественная, но во многом, и Первая мировая война. Ибо все, что было приобретено СССР, должно было отойти к Царской России после победы над Германией. Таким образом, бездумное осуждение всего того периода как полностью «преступного», может лишить Россию ее исторических завоеваний.

Общественный совет по правам человека при Президенте РФ в лице С. Караганова поспешил отмежеваться от термина «десталинизация», обозначив свою инициативу как «детоталиризация». Несмотря на трудно произносимое название («детоталиризация») и далеко неоднозначное отношение к авторам проекта, следует указать на его неоспоримые достижения. Впервые призывается осудить не только сталинизм, но и большевизм в целом. Впервые делается заявление, что «история России началась не в 1917, что мы страна не Ленина и Сталина, а страна и народ Пушкина, Гоголя, Толстого, Пастернака, Чайковского, Суворова, Жукова, Королева, Солженицына, Сахарова, наконец, Екатерины II, Александра II, Столыпина, внесших огромный вклад в развитие и славу страны и ее культуры».

Подобное заявление – большой шаг вперед. Но вот дальше из документа не понятно, какими средствами и, главное, во имя чего будет достигнута эта «детоталиризация»? Вновь и вновь повторяются общие мертвые фразы о «модернизации сознания российского общества», об «обеспечении поддержки программы модернизации страны со стороны наиболее образованной и активной части населения», об «укреплении международного престижа страны» и т.п.

То есть, мы в который раз видим материалистический подход к духовной проблеме. Поэтому и методы решения «детоталиризации» предлагаются самые что ни на есть материалистические: поставить памятники, ввести дни памяти, открыть архивы, повысить размеры пенсий и пособий репрессированным и т. п. Методы борьбы с несогласными Совет при Президенте предлагает следующие: «принять официальное постановление о том, что публичные выступления государственных служащих любого ранга, содержащие отрицание или оправдание преступлений тоталитарного режима, несовместимы с пребыванием на государственной службе». То есть, для борьбы с тоталитаризмом предлагаются самые настоящие тоталитарные методы! Очевидно, что такая деятельность, кроме недовольства, в народе ничего не вызовет и приведет к совершенно обратным результатам.

В проекте ни слова не говорится о подвиге святой Царской Семьи, а ведь ее убийство положило начало террора, ознаменовало собой наступление эры беззакония. Конечно, 17 июля должно стать всероссийским Днем Покаяния. Но авторы проекта не понимают этого опять-таки в силу своего материалистического подхода к истории. Простое осуждение большевистских вождей ничего не даст. Нужно выработать механизм, делающий повторение большевизма невозможным. Нужно возвращение народа к ценностям Русского мира, прежде всего к Православию.

Архимандрит Константин (Зайцев) писал: «Восстановление Российской монархии не есть проблема политическая. Только духовное возрождение России может вернуть ее миру. Наша мысль должна обращаться не к политическим вождям, как бы велики ни были в прошлом их заслуги. Есть только один вождь, способный нам вернуть Россию – тот, который положил ее начало, в облике Святой Руси утвердив Российское великодержавие: Владимир Святой! Россию надо «крестить». Только наново крещенная Русь может снова стать Православным Царством. Другого пути восстановления Исторической России нет».

У нас большая часть людей, ходящих в храм, строят свои отношения с Богом по языческому принципу: Ты мне – я Тебе. Я ставлю свечку, а Ты мне даешь здоровье и т. д. Великая духовная традиция наших предков утеряна. Ген большевизма крепко засел в наших душах. Любой недостаток, любая ошибка в церковной жизни подается с радостью, словно речь идет о недостатке или ошибке врага. Постоянно осуждая священников и иерархов, мало кто задумывается, что, во первых, они вышли из нашего общества и являются его частью, а во вторых, что они молятся за нас, и уже хотя бы за это заслуживают нашего сочувствия и благодарности. У нас же все наоборот.

Определенная часть православного сообщества положительно относится к возможности революции в России. Разве это не ген большевизма? Неужели на примере ХХ века, цветных и цветочных революций, на примере взорванного мусульманского Востока еще не понятно, что после любой революции жить становится хуже, чем до нее? Неужели не понятно, что любую революцию делают проходимцы, а страдает за нее весь народ?

Сегодня противодействие идее революции воспринимается некоторыми, как любовь к власти. Но не власть любим мы, а свою Родину и свой народ. Что останется от них после очередного необольшевистского эксперимента? Для того, чтобы влиять на власть, надо меняться самим, нужно возвращаться к Богу. А без этого результат будет один и тот же: сотни тысяч трупов, разрушенная государственность, иноземная оккупация и расчленение страны. Наши предки говорили: Бог на Небе – Царь на земле. Преступления против Бога и Царя были самыми страшными преступлениями, потому что наш народ любил свою Родину и берег ее. Нынче – почему в нас нет этого?

Павел Рыженко. Фотография на память

Почему мы готовы оправдывать извергов, надругавшихся над нашей страной, над нашими обычаями, над нашей Верой, убивших нашего Царя и его детей, убивших и замучивших миллионы наших соотечественников?

Почему мы их оправдываем, находим слова о «целесообразности», «политической необходимости», «праве победителей»? Кто-нибудь из говорящих подобную чушь представлял когда-нибудь себя и свою семью спускающимися в подвал на расстрел? Кто-нибудь представлял себе черный «воронок», подъезжающий к его дому? Кто-нибудь видел себя в бараке под Магаданом, осужденным на 10 лет «без права переписки»? Да, Сталин был неосознанным мечом в руках Господа. Меч этот обрушился на виновных и безвинных, на палачей и жертв. Но мы не должны злорадствовать над свершившимся судом Божиим, даже над злодеями. Ибо сами должны молить Господа о том, чтобы в наступающих испытаниях не стать отступниками, не предать Веры Православной, не отступиться от России-Матушки.

Наши предки были сильны своим милосердием. Спаситель сказал: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф.5,7). Большевизм пытался вытравить из нас милосердие. Это и есть самое главное преступление большевизма – исковерканная душа народа. И для того, чтобы выправить нашу душу, мало осудить большевиков.

Надо суметь почувствовать сердцем и духом и расстрельный подвал, и «черный воронок», и калымский барак. Почувствовать и суметь сострадать людям. И как только мы все сможем представить это, тогда и произойдет самая главная и подлинная «дебольшевизация» и «десталинизация».

 

•В других номерах:•

№6 (118) / 3 •июля• ‘15

Царские дни

Равноапостольная Ольга: страдающая мать

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

№5 (117) / 27 •марта• ‘15

Царские дни

Императрица Елизавета Алексеевна: «Благотворитель, скромный не делами, а поведением»

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

№1 (113) / 11 •декабря• ‘14

Царские дни

Блаженны милостивые. Блаженны миротворцы

Статью подготовила Юлия Комлева, кандидат исторических наук

 
Царские дни

Три русские царевны

Подготовила к. и.н. Юлия Комлева

Этой статьей мы открываем рубрику, посвященную семье Царя-Страстотерпца Николая II. В ней мы попытаемся рассказать о каждом из членов святой Царской Семьи, память о которых в нашем случае будет приурочена к дням их рождения. Так, на июнь приходятся дни рождения сразу трех…

 
Храм-на-Крови

Величественный храм с молитвой в сердце

Беседовал Олег Васюнин

Интервью со старшим священником Храма-Памятника на Крови во имя Всех Святых, в Земле Российской просиявших, протоиереем Максимом Миняйло…

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс