Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №1 (90) → «На Союзе я оказался в атмосфере Евангельской проповеди»

«На Союзе я оказался в атмосфере Евангельской проповеди»

№1 (90) / 12 •января• ‘10

Ирина Пономарева ТК «Союз» – 5 лет

•В этой теме:•

ТК «Союз» – 5 лет
«Мы говорим о вечном»
Светлана Ладина ТК «Союз» – 5 лет
«У нас нет времени и сил на тщеславие»
Светлана Ладина

Для создания телевизионного сюжета необходима слаженная работа нескольких человек: оператора, видеоинженера, журналиста. Но именно глазами оператора мы смотрим на то или иное событие. 

В чем радости и сложности работы человека с телекамерой? Об этом нам поведал оператор телеканала «Союз» Евгений Шилов.

Евгений, расскажите, как и когда Вы оказались на «Союзе»?

Я работаю здесь дольше всех операторов — три с половиной года. Из молодых сотрудников — самый старый. Когда я сюда пришел, еще не думал о том, чтобы послужить Богу и Церкви, а просто хотел работать по профессии. Сейчас, конечно, осознаю, что Господь не случайно привел меня на «Союз» — именно здесь я стал верующим.

Школу я окончил плохо. И слава Богу, что не связался ни с какими дурными компаниями, а устроился работать на заводе. Но однажды задумался о том, что очень хотел бы заниматься чем-нибудь другим. А что мне нравится? Мне всегда нравилось смотреть кино! И я подумал, что мог бы работать, например, киномехаником в кинотеатре, и решил в кратчайшие сроки сменить профессию.

Друг помог мне найти училище (сейчас это лицей «Стиль»), где можно быстро выучиться на киномеханика. Учеба оказалась делом увлекательным. Практику я проходил на 41 канале (сейчас на такие съемки уже не поехал бы...). Когда пришло время выбирать место работы, я разместил в интернете свое резюме, но никаких предложений о работе не поступало. И тогда мой товарищ, работавший журналистом на «Союзе», привел меня сюда.

И началась стажировка — я ездил на съемки вместе с другими операторами, смотрел, учился. Какая-то техника была мне знакома, я мог легко освоить ее или даже сразу на ней работать, какая-то оказалась абсолютно новой, высокопрофессиональной — с такой я раньше не сталкивался. Первая съемка была очень волнительной, но прошла благополучно. Вот так я стал одним из операторов «Союза». Через несколько месяцев начались звонки с других телеканалов с предложениями работы — эти искушения длились около двух лет, но чем дальше, тем меньше возникало мыслей о том, чтобы уйти с «Союза».

Здесь совместились моя профессия, мое увлечение и служение Богу. Здесь я оказался в атмосфере Евангельской проповеди. Приходилось ездить по разным храмам, слушать проповеди самого Владыки Викентия, различных священников нашей епархии. У многих из них есть дар слова, они умеют зажечь в душе человека огонек веры.

Вот про огонек веры, пожалуйста, поподробнее.

Моя бабушка была мусульманкой, и окрестили меня только в 12 лет, после ее смерти. Мама привела меня в храм Петра и Павла в Первоуральске. Мотивация у нее была прагматическая, можно сказать, языческая: у меня были хронические заболевания, и мама хотела, чтобы я меньше болел. Ни в какую воскресную школу меня не водили. Именно после крещения в моей жизни начали появляться какие-то юношеские прегрешения, а потом и смертные грехи. В конце концов я бросил школу, был в отчаянном состоянии... Тогда я не понимал, почему это происходит, ведь я был благополучным ребенком, а жить мне не хотелось.

И, все-таки, интерес к христианству у меня был. Я помню, как на первом курсе нам показали нашумевший фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы», и я, абсолютно неверующий на тот момент человек, не носящий даже крестика, с большим состраданием смотрел этот фильм. Меня интересовала, притягивала Личность Христа.

Работая на Союзе, я получил ответы на многие волновавшие меня вопросы. Я снимал передачу «Читаем Евангелие вместе с Церковью» и, конечно, слушал то, что говорили в ней отец Петр Мангилев, отец Аркадий Логинов — известные пастыри, обладающие даром слова.

Мне часто приходилось снимать «Церковный календарь», при этом я за один раз выслушивал семь житий святых и семь проповедей священника. У меня возникло чувство, что человек это делает искренне, говорит от сердца. И каждый раз на записи «Календаря» отец Евгений Попиченко умел чем-то зацепить мое сознание.

А однажды к нам на практику пришла одна девушка, Анна, и она со мной как-то поделилась, что перед съемкой всегда мысленно благословляется. Она говорит так: «Господи, Боже мой, помоги мне потрудиться во славу Твою и во благо людям». Я эту фразу запомнил и стал ее про себя повторять, начал мысленно благословляться на съемку и возносить славу после нее, хотя бы кратко. Это очень помогает, ведь у оператора особенно напряженная работа: если журналист может сделать перерыв в работе, то оператору нужно снимать непрерывно.

У оператора особенно напряженная работа: если журналист может сделать перерыв в работе, то оператору нужно снимать непрерывно

Мне нужно было снимать, а я чувствовал, что еще ничего не умею, уверенности в себе нет (ее и сейчас во мне, правда, нет, и это хорошо). Обращение к Господу очень помогает. Весь жизненный ритм подчинен «Союзу», свободного времени почти нет, поэтому обязательно нужно уделять на съемках хотя бы какую-то частичку времени молитве, тому, чтобы послушать проповедь священника, услышать слова Евангелия, не просто посмотреть, а увидеть святые места. Кроме того, если съемка не проходит в суматохе, то есть время, чтобы действительно увидеть красоту. Объектив, видоискатель камеры порой мне даже помогает сосредоточиться на духовном восприятии образа, например, Божией Матери. Я вижу его крупно, я вижу, как воздух перед Ликом Пречистой колеблется от свечи... Это зрительное восприятие влияет на духовное состояние оператора. И тогда я чувствую, что счастлив в своей профессии. Это редкие минуты и секунды, может быть. Но они бывают — и слава Богу. А так работа на «Союзе» — это обычный каждодневный труд, который порой ничем не отличается от работы на заводе.

А нет ли у Вас в связи с этим ощущения, что Вы вкладываете себя во что-то временное, преходящее? Вышла передача один раз — и все, на этом ее жизнь закончена...

В Царствии Небесном культуры земной не будет. Как отец Андрей Кураев об этом говорит: культура — «костыли человечества», она дана человечеству в изгнании. Искусство не самодостаточно, не самоценно. Только то можно назвать культурой, что приводит человека ко Христу. Она важна только здесь, на земле, и то, что человек посмотрел передачу один раз и больше к ней не вернется — в этом нет ничего страшного, потому что после всеобщего воскресения культуры вообще не будет.

А, кроме того, это может помочь человеку, который пытается себя творчески реализовать, бороться с собственным тщеславием. Всегда же хочется снять что-то такое, что люди через 10 лет увидят и воскликнут: «Ах, как здорово!»

Меня иногда хвалят, но я понимаю, что тщеславие — та колючка, которую, как ни поверни, постоянно колется, как сказал преподобный Иоанн Лествичник. И бывает, что похвала и признание даже мешают. Вот недавно я пришел к мысли, что, наверное, так и надо работать: снял — получилось — слава Богу, отдал на монтаж — и можно даже не смотреть.

А Вы сами смотрите «Союз»?

Когда осенью я был в отпуске, то почти не бывал в Екатеринбурге, а общение с христианами у меня происходит именно здесь, оно почти полностью связано с «Союзом». В Первоуральске этого нет. Я хорошо отношусь к своим близким и друзьям, но часть из них вообще не христиане, часть — номинальные христиане, как многие, как 80 процентов населения страны, которые хотя и крещеные, но духовной жизни не ведут. И вот именно в отпуске, в отрыве от «Союза», я почувствовал, что наш телеканал мне нужен, и смотрел его, как обычный зритель.

У Вас есть любимая передача?

Да, «Уроки Православия». Отец Вячеслав Зайцев из храма Симеона Верхотурского на УНЦ сказал как-то, что программа «Уроки Православия» — это знак качества телеканала «Союз». Может быть, порой она сделана просто, но то, какие темы выбирает Ольга Валентиновна Баталова в своих передачах, то, как она об этом рассказывает и каких героев приглашает в программы — все это делает каждый выпуск очень интересным. Сейчас для каждой передачи создаются образы — вот, например, в программе с Петром Мамоновым Ольга Валентиновна использовала образ цветных витражей, складывающихся из разноцветных кусочков. Это интересно. Но даже раньше, когда на экране у нас были просто «говорящие головы в кадре», без всяких творческих находок, это были такие головы, что их можно было слушать и слушать.

Иногда мне интересно посмотреть «Новости», программу «Первосвятитель». Наш покойный Патриарх Алексий обладал даром слова, а ныне здравствующий Патриарх Кирилл — вообще Златоуст, как говорит отец Дмитрий. Ну, вот, это — что касается программ, которые делает"Союз«. А из программ сторонних производителей нравятся почти все передачи компании «Глас», ныне Детский образовательный канал «Радость моя». У них там все делается на высоком профессиональном уровне.

Сколько операторов работает на «Союзе»? И существует ли у вас «узкая специализация» — то есть, снимаете ли вы для конкретных передач или что дадут?

Специализации у нас пока нет, хотя, по идее, разделение должно быть. У нас работает четверо «выездных» операторов, и еще один — в студии. А снимать нужно много, особенно по выходным, так как на субботу и воскресенье выпадает много церковных праздников.

Вопрос чисто технический: а камера тяжелая?

И тяжелая, и дорогая. Вес аппаратуры — 20 килограммов. А стоимость всего комплекта — около полумиллиона рублей. Телевидение, на самом деле, очень затратная вещь, за несколько лет могут смениться поколения аппаратуры. Сейчас развивается телевидение высокой четкости, и за этим «Союзу» приходится успевать.

Вам случалось бывать на съемках за границей?

Пока нет. Я мечтаю поехать в Иерусалим. Правда, боюсь трудностей, которые там есть у оператора: приходится много снимать не со штатива, с руки, на бегу, в огромной толпе. На такие съемки обычно дают камеру поменьше и полегче, но я ее не очень люблю. Не у всех операторов наблюдается такая зависимость от техники, но мне лучше работать именно с той камерой, к которой я привык. Я ее даже наощупь могу отличить.

У Вас никогда не возникало желания учиться в семинарии?

Здесь можно вспомнить, опять же, слова отца Андрея Кураева: если у православного молодого человека когда-нибудь не возникала мысль пойти в семинарию и стать священником, то с ним что-то не в порядке. Так что — да, желание возникало. С другой стороны, я же понимаю, что это особое служение, избранничество Божие, а не работа. Архиерей постоянно на собраниях говорит об этом: даже если вас подняли в 3 часа ночи, вы должны быть готовы служить.

Ну, в этом смысле у оператора тоже такая работа: подняли — и служишь, тоже тяжело. Разве нет?

Да, тяжело иногда. С другой стороны, работа на заводе от звонка до звонка бывает еще тяжелее и утомительнее, а иметь ненормированный рабочий график — это даже интересно, рутины нет. Конечно, мне хотелось бы знать свое расписание на неделю, но обычно я узнаю его лишь накануне. И такой график, если человек пытается вести духовную жизнь, смиряет, он хотя бы отчасти напоминает послушание. Приходится подчиняться, иначе ты просто не будешь здесь работать. Я смирился со своим неустойчивым графиком... ну, почти.

Чем Вы занимаетесь в свободное время, когда оно все-таки выпадает?

Как вы уже поняли, свободного времени не так много. Когда бывает выходной, встречаюсь со своими друзьями. Больше всего в жизни меня интересует Господь наш Иисус Христос и некоторые мои близкие, Его творения.

Все остальное — работа на «Союзе», искусство, книги, фильмы — второстепенно, третьестепенно. Еще люблю читать святителя Игнатия (Брянчанинова). Святитель Игнатий на первый взгляд пишет сухо, и многие его труды посвящены монахам, то есть, это аскетическая проповедь. Но если душевные очи у человека откроются, то он сможет почувствовать, с какой сердечностью пишет этот святой. До моего сердца его слова дошли. Он не сухой, у него хороший язык, он в своих книгах дает, в основном, конкретные советы по духовной жизни, умеет своим словом утешить. Недавно я купил полное собрание его сочинений, и даже сейчас в своем рюкзачке вожу томик святителя Игнатия.

Вернемся снова к работе. Как создается сюжет? Один человек снимает, другой пишет текст, третий монтирует... Как вы понимаете друг друга?

Работа оператора — лишь заготовка, определенная стадия производства. Нужно уметь реализовать мысль режиссера, журналиста. Потом идет «гравировка», материал доводят до ума журналист и видеоинженер. В идеале на монтаже должен присутствовать и оператор, чтобы он мог участвовать в выборе кадров. Но так не получается, на это просто нет времени. И я часто бываю недоволен тем, что план, в который я, может быть, душу вложил, просто вырезается. Но это, опять же, полезно для смирения. А иногда за счет монтажа удается взглянуть на материал иначе. Иногда он получается даже лучше. Но это вопрос профессионализма, таланта и хорошего вкуса. У нас беда в «текучке» кадров. Я надеюсь, что это попущение Божие пройдет...

С чем связана «текучка» кадров?

Молодых зачастую не устраивает не очень высокая зарплата и церковная специфика. Хотелось бы, чтобы людей с психологией наемников было как можно меньше, а было бы как можно больше людей с психологией солдата, который верно служит. Вот сейчас грянул кризис — но, если человек даже в светской организации работает не только за деньги, но и за идею, он, несмотря на трудности, из фирмы своей не уйдет, и эта фирма, даст Бог, снова встанет на ноги, и такого сотрудника оценят.

Человек должен трудиться для Бога, тогда он будет и сотрудник хороший, и труд его будет во благо. Такие люди есть на «Союзе», за счет них и держится канал.

Вы тоже работаете «за идею»? Неужели никогда не хочется все бросить и сменить работу?

Я не заставляю себя идти на работу и не могу сказать, что я туда лечу. Конечно, бывает лень вставать, лень снимать одно и то же, но в целом мне моя работа нравится. В идеале я бы не хотел никуда уходить, я бы хотел на много десятков лет остаться работать здесь. Если бы мне лет семь назад сказали, что я буду работать на телевидении, я бы не поверил. У апостола Петра я прочитал: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией. Говорит ли кто, говори как слова Божии; служит ли кто, служи по силе, какую дает Бог, дабы во всем прославлялся Бог через Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков». (1Пет. 4: 10-11). И это можно отнести к работе любого христианина.

Откуда берутся творческие идеи? Я думаю, свыше, от Бога. Может быть, прозвучит пафосно, но мне кажется, это можно назвать словом «синергия» — взаимодействие Бога и человека. Наша личность сохраняется в творчестве, но Господь вдохновляет, без Него созидать невозможно. Это важная для меня мотивация работы здесь. Как и то, что мой труд кому-то полезен. На заре христианства Господь давал дары изгнания демонов, проповедничества, воскрешения; наши дары гораздо скромнее, но, тем не менее, нужно таланты не закапывать в землю, а реализовывать.

 
ТК «Союз» – 5 лет

«Мы пытаемся возродить в людях такие понятия как любовь, преданность и верность»

Евгений Алабушев

Героям передачи «Семья» на телеканале «Союз» приходится порой нелегко. 

 
ТК «Союз» – 5 лет

«Если уж смотреть телевизор, так телеканал «Союз»

Светлана Ладина

«Я читал Евангелие, „Лествицу“ и святителя Игнатия (Брянчанинова)», — обычно отвечает мне Стас Калегин, когда я с восторгом сообщаю ему о какой-нибудь новой книге. 

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс