Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №1 (90) → «У нас нет времени и сил на тщеславие»

«У нас нет времени и сил на тщеславие»

№1 (90) / 12 •января• ‘10

Светлана Ладина ТК «Союз» – 5 лет

•В этой теме:•

ТК «Союз» – 5 лет
«Мы говорим о вечном»
Светлана Ладина ТК «Союз» – 5 лет
«Нам есть на что надеяться»
Елена Макеева

Несколько лет назад корреспондент самарской газеты «Благовест» Антон Жоголев сделал замечательное интервью с директором телекомпании «Союз» Еленой Владимировной Костиной. 

Настолько замечательное, что мы решили не изобретать велосипед, а воспользоваться уже существующим материалом, дополнив его интересующими нас с точки зрения сегодняшнего дня вопросами. Результат такого совместного творчества мы и предлагаем вниманию наших читателей.

Елена Владимировна, расскажите о Вашем вхождении в журналистику.

Я потомственный журналист, моя мама работала ответственным секретарем газеты «За власть Советов», ставшей впоследствии «Областной газетой» в Екатеринбурге. Я с детства говорила: «Не знаю, кем я буду, но точно знаю, кем я ни за что не буду — я никогда не буду журналисткой! Это такая профессия, из-за которой в семье страдают дети: они допоздна остаются дома одни». С такой уверенностью я прожила довольно долго. Но... Сейчас у меня двое детей, которые, наверное, тоже несколько страдают от моего ненормированного рабочего графика, как в свое время страдала и я. Но все понимают значимость того православного дела, которым я занимаюсь, и стараются мне помогать.

А путь мой в журналистику был довольно гладок. Были публикации, потом учеба на факультете журналистики... Но это лишь внешнее. А судьбу мою решил один случай. Моя мама выиграла на каком-то конкурсе путевку в Международный Дом журналиста в Варне (Болгария) и взяла меня с собой. Там я познакомилась с журналистом эстонского радио Константином Дмитриевичем Любченко, и он стал моим «крестным отцом» в профессии журналиста. Но не только в профессии! Общение с ним заставило меня впервые задуматься о религии.

В Болгарии есть маленький городок, названия которого я уже не вспомню — там Любченко повел меня в храм святых Константина и Елены, предупредив: «Я покажу тебе то, что ты никогда не должна забывать». В том храме я впервые духовно встретилась со святой, чье имя ношу — Еленой! Сейчас я очень чту и люблю «свою» святую, но тогда я о ней почти ничего не знала...

Именно Константин Дмитриевич убедил меня заняться журналистикой. Когда я узнала о его смерти, то решила в память о нем взять журналистский псевдоним Костина (от его имени Константин). А вскоре вышла замуж за человека, который носил фамилию... Костин! Псевдоним вдруг слился с фамилией. С тех пор в моем имени-фамилии присутствуют имена сразу двух святых — Константина и Елены.

А как начался для Вас путь к осознанной вере?

Я не сразу начала воцерковляться. Да, я считала себя верующей, но было ощущение, что все это к моей жизни не имеет прямого отношения... До поры... К настоящей вере меня привело тяжелое потрясение.

Когда моему старшему сыну было пять лет, он заболел менингоэнцефалитом. Это тяжелейшее поражение головного мозга. Если при менингите поражается только оболочка головного мозга, то при менингоэнцефалите страдает само серое вещество... Ребенок три недели пролежал в реанимации, врачи мне предлагали отключить его от системы жизнеобеспечения. Сказали, что сделали все возможное, и не надо дальше мучить ребенка, так как надежд выжить у него нет никаких. А если он и выживет, то будет «как растение».

Я, конечно же, отказалась от такого страшного предложения. Сказала: пусть будет то, что будет. Оставалось одно — молиться! И тут я каждой клеточкой своего организма вдруг поняла, какое место в жизни человека должна занимать религия. Ситуация эта тянулась очень долго и сложно. Ребенок выжил, мы начали выкарабкиваться из последствий заболевания. Сейчас мой сын учится на четвертом курсе радиофака Уральского политехнического университета, это один из сложнейших факультетов вуза. Еще он окончил лингвистический колледж и неплохо владеет английским, немного занимается борьбой. Это вполне состоявшийся молодой человек, переживший многое в своей жизни. Вместе с ним и моим младшим сыном мы исповедуемся у одного духовника. Так что для меня это — большое утешение.

Как Вы пришли в телевизионную православную журналистику?

Раньше я была газетчиком. С телевидением не сталкивалась. И вот пришла мне в голову мысль сделать на «Союзе» телепередачу об истории. Предложила это отцу Димитрию, не особо надеясь, что программа может состояться. Но он дал «добро». И с апреля 2005 года я стала вести программу «Наследие», потом добавилась передача «Православная трапеза», которую мы делали с помощью сестер НовоТихвинского монастыря. Чуть позже отец Димитрий предложил мне занять должность руководителя отдела художественного вещания телеканала «Союз». А с 2006 года меня назначили директором телеканала.

Легко ли руководить телеканалом «Союз»? С какими проблемами Вы сталкиваетесь?

По существу функции генерального директора выполняет отец Димитрий (Байбаков). Как руководитель Информационно-издательского отдела епархии и как священнослужитель, он несет на своих плечах гигантскую ответственность за махину церковного медиа-холдинга, решает, в том числе, вопросы стратегического развития и финансовые.

Иногда люди видят только одну сторону игумена Димитрия: что он бывает жестким, критичным руководителем. Но порой не видят другой стороны — его самоотверженности в работе! Я общаюсь с ним уже достаточно для того, чтобы уверенно сказать: в душе он сохраняет священническую мягкость и понимание наших немощей. Он тратит колоссальное количество сил, чтобы наш телеканал светил людям, а мы ему помогаем.

Как директор, я обеспечиваю процесс наполнения контента канала, контролирую качество работы наших отделов, занимаюсь кадровыми вопросами и многим другим, поскольку у нас гораздо меньше работников, чем на других каналах, вещающих на такой огромной территории. В силу того, что мы идем по незнакомым тропам и решаем проблемы, которых никто не решал, мы создаем телевизионный продукт, аналогов которому в стране нет. Есть другие телеканалы, рассказывающие о Церкви, но у них взгляд на Церковь, скорее, снаружи церковной ограды, а не изнутри. Так что наш канал, в этом смысле — единственный. И этот новый продукт оказался интересен огромному количеству людей. Хотя мы прекрасно понимаем собственное несовершенство.

В чем, на Ваш взгляд, оно заключается?

Несовершенство телеканала «Союз» — это, прежде всего, несовершенство кадрового вопроса. За эти пять лет мы подрастили кадры, которые научились работать лучше, чем в начале нашего пути.

Безусловно, когда в одном лице сочетаются воцерковленность и профессионализм — это замечательно. Но такие совпадения очень редки по той простой причине, что у общества пока не было возможности вырастить достаточное количество таких кадров. Они появляются, но очень и очень постепенно.

Иногда светский журналист приходит в церковную журналистику, и ему настолько становится интересным то, что здесь происходит, что переворачиваются его представления о мироустройстве. Так начинается воцерковление человека. А в результате происходит и его становление как церковного журналиста.

Бывает, что воцерковленный человек, обладающий образным мышлением, имеющий определенные способности, приходит из другой профессии; но, понимая, какие задачи перед ним ставит Церковь, болея за это сердцем, он вписывается в процесс, учится у коллег и постепенно становится зрелым церковным журналистом. Так что ответ на вопрос, откуда берутся кадры, индивидуален каждый раз.

Но бывает, что кто-то застревает либо на том, либо на этом отрезке движения. Существуют люди, которые воцерковлены, которым все интересно на телевидении, но они не имеют необходимого потенциала, и потому, даже по прошествии времени и учебы у коллег, все равно не могут создать качественный продукт.

А бывают профессионалы, которые приходят со своими вымышленными, иллюзорными представлениями о Церкви, и так с ними и остаются: нет духовного роста, нет участия в Таинствах, и это все равно приводит к тому, что человек не может работать на канале.

За наши 5 лет работы бывало всякое. Бывало, что люди уходили на полпути, даже если им что-то удавалось. Уходили, в том числе, и по материальным причинам. Наши сотрудники получают не то что в разы, а порой на порядок меньше, чем на других каналах. Какие-то кадры мне было жаль терять. Но сейчас мы с удивлением обнаружили, что, практически, на всех екатеринбургских телеканалах работают наши бывшие сотрудники. А это значит, что они в состоянии на достойном для светского канала уровне снимать жизнь Церкви и рассказывать о ней.

Широко известен случай, когда отец Димитрий потребовал, чтобы журналисты приходили на работу в подобающей православным людям одежде, — в светских СМИ поднялась целая буря возмущения!

А ведь отец Димитрий потребовал самый минимум — чтобы женщины ходили в юбках, чтобы декольте у них не были столь «откровенными»... В светской журналистике не обращают на это должного внимания, но у нас без такого элементарного порядка просто нельзя. Начались возмущенные крики о том, что это «нарушение свободы» и пр.

Но если, например, врачи носят белые халаты — это же не считается нарушением их свободы! Если укладчики шпал носят оранжевую униформу, тоже все относятся к этому с пониманием. И в деловом мире есть такой термин, как дресс-код — это соответствие твоего делового облика тому месту, где ты работаешь. Это часть деловой этики. Представьте, на православном канале передачу будет вести женщина в короткой юбке или брюках, да еще с декольте!.. Как бы ни старалась она, эффект все равно будет отрицательный. Зрители будут оценивающе «коситься» на ведущую, и то, о чем она говорит, попросту не услышат.

Есть ли у вас на телеканале «узнаваемые» телеведущие?

Конечно, есть. Наверное, в телевизионной журналистике без этого не обойтись. Но у нас нет времени и сил на тщеславие. Однажды по этому поводу я на «летучке» вспомнила известную ситуацию, когда преподобный Серафим Саровский говорил сестрам Дивеевской обители, просившим у него благословения заниматься иконописью: «Матушки, лучше вам в огород! Там искушений меньше... Так что — в огород, в огород...» Такого «огорода» у нас предостаточно. Работы много, и когда исчерпываешь свой возможный ресурс и выходишь на невозможный, уже становится не до тщеславия.

Так кто же сегодня трудится в вашем телевизионном «огороде»? Кто делает ТК «Союз»?

В штате телеканала работает человек 70, но это без учета нашего московского корпункта, нашего сотрудника в Петербурге и, разумеется, без учета наших добровольных помощников из других епархий, а сегодня это порой — целые епархиальные телестудии. Нам часто помогают и верующие журналисты, живущие в самых разных уголках мира.

На ключевых постах телеканала сегодня работают глубоко и искренно верующие люди, обладающие приличным высшим образованием и стремящиеся повышать свой духовный и профессиональный уровень. И это наше достижение. Потому что сформировать такую команду, поверьте, нам было очень непросто. Среди сотрудников также есть выпускники или студенты Екатеринбургской духовной семинарии, а также люди, которые посещают различные курсы по повышению церковной грамотности. А вместе с тем, работники телеканала — обычные люди. Живущие в тех же условиях, что и среднестатистические граждане нашей страны. Потому мы так близки нашему зрителю, который чувствует в нас родственников. Большая часть наших сотрудников ездит на общественном транспорте.

Я помню времена, когда мы не имели возможности осуществлять ночные развозы наших журналистов, вынужденных работать до поздней ночи. И помню ситуации, когда мне самой приходилось, уже будучи директором, готовить еще две программы, и после этого ночью бежать домой пешком. У канала не было денег на бензин для таких ситуаций. И, когда бежишь по ночному городу, только и думаешь: «Господи, помилуй!». Я не говорю о том, что мы — герои, просто это было. Сегодня, благодаря пожертвованиям наших телезрителей, мы имеем возможность развезти людей ночью после работы по домам.

Я могу бесконечно говорить о людях, которые работают на телеканале, и все же глубоко уверена, что его, на самом деле, делаем не мы. В какие-то особые моменты мы переглядываемся и между собой говорим, что у нас есть Программный Директор, Он же Главный Режиссер и Главный Редактор — все с большой буквы. Потому что множество примеров подтверждают непостижимое действие Промысла Божия и Его помощь. И все наши усилия и трудности потом осознаются как уроки, которые даются для того, чтобы мы не возомнили себя делателями этого телеканала.

Расскажите, пожалуйста, о таких особых моментах.

Мне очень памятно, как мы заканчивали работу над фильмом «Земля греха и покаяния» (фильм рассказывает о местах убиения Царственных Страстотерпцев и уничтожения их останков, о храмах, возведенных на этой святой земле, об уральских святынях — прим. ред.). Тогда лично для меня сплелся клубок проблем, и я была близка к тяжелому унынию. У канала существовали серьезные финансовые трудности. Несколько месяцев не выплачивалась заработная плата, были большие задолженности перед партнерами, и даже мне, при огромной любви к каналу, сама возможность его существования представлялась порой невероятной.

Мои физические возможности, как мне тогда казалось, были на исходе. Фильм мы делали в основном по ночам, так как в течение дня была обычная нагрузка, которую с меня никто не снимал. А фильм делался по благословению, и для меня было делом чести его закончить. Тема была мне очень интересна, но ни у телеканала, ни у меня на тот момент, пожалуй, не было никакого внутреннего ресурса на осуществление такого проекта.

И вот днем в Екатеринбург была доставлена десница Иоанна Предтечи. У нас с коллегами не было возможности встретить святыню с крестным ходом. Но, увидев, что ее несут к храму Иоанна Предтечи, мы вышли в церковный двор. Я еще не увидела ковчежец, но благоухание уже неслось по двору. И вдруг почувствовалось предвкушение радости, облегчения, надежды. В церковном дворе просто было яблоку негде упасть, и мы поняли, что в храм не попадем ни при каких обстоятельствах; развернулись и ушли работать. Еще несколько попыток мы делали, но очередь ничуть не редела — ни в 2 часа ночи, ни в 4 утра. И только в 6-м часу утра, пробившись к самому входу, мы буквально чудом смогли пройти к святыне. И тогда ощущение непосильной ноши слетело с плеч.

До этого момента мы все спорили о названии фильма, потому что оно никак не рождалось. У нас были только черновые варианты, а до эфира оставались буквально часы. И, побывав у святыни и выйдя из храма, мы, не сговариваясь, посмотрели друг на друга, и название фильма было произнесено вслух: «Земля греха и покаяния».

Кроме того, в эту ночь снялась и еще одна, пусть бытовая, но проблема: а как я побегу ночью пешком? Мы проработали до 6-ти утра, когда уже пошел транспорт. А еще на следующий день сотрудники получили заработную плату, и канал рассчитался с партнерами.

У телеканала «Союз» существует живая обратная связь с телезрителями — они активно звонят и пишут письма. Поделитесь, пожалуйста, каким-нибудь откликом, наиболее запомнившимся Вам.

Бывают совершенно потрясающие письма. У меня на памяти письмо женщины, отец которой был атеистом, причем, критично настроенным по отношению к Церкви и не принимающим Бога в принципе. На седьмом десятке лет его парализовало, он не мог говорить, только мычал. Телевизор ему включали, как отвлекающую игрушку — иначе он просто не давал покоя никому из домашних, недовольство лежачего человека постоянно в чем-то выражалось. Переключая каналы, его родные наткнулись на телеканал «Союз» и с удивлением заметили, что папу наши передачи как-то успокаивают. Для них это стало решением чисто физической проблемы. Они создали ему возможность как можно дольше смотреть «Союз», и папа всем своим поведением показывал, что его это устраивает.

В конце концов, к нему ненадолго вернулась речь, и он попросил, чтобы его крестили. Священник крестил и причастил его на дому, а на следующий день этот человек отошел в мир иной. Человек пришел к Богу! И его дочь в письме рассказывает о том колоссальном впечатлении, какое эти события произвели на всю семью. После похорон отца они задумались над тем, что же на самом деле произошло. Их сердца были затронуты, их души были разбужены, они услышали зов Бога, обращенный к ним. Таких историй много. И для нас очень важен этот отклик людей.

Какие программы на телеканале «Союз» пользуются наибольшей популярностью у телезрителей?

Безусловно, программа «Архипастырь». Это когда наш Владыка в прямом эфире на протяжении двух часов отвечает на звонки телезрителей. Шквал звонков! Не все даже могут дозвониться... Владыка Викентий понимает значимость таких эфиров. При том большом храмовом строительстве, которое сегодня ведется, иногда у священства не хватает сил, чтобы донести до людей смысл Православия. До сих пор очень многое в вере подменяется обрядовыми вещами. И возможность услышать из уст Архипастыря самое главное о нашей вере очень дорога для многих людей.

Однажды в командировке, в поезде где-то под Смоленском я случайно встретилась с человеком, который смотрит телеканал «Союз». И он, не зная, где я работаю, рассказывал мне про программу «Архипастырь» с особенной радостью. Он сказал: «Эта передача помогает мне навести порядок в моих мозгах, в моем сердце. Раньше я думал про себя, что я православный человек, а когда я эту передачу послушал, то понял, что я еще язычник. И мне надо еще идти и идти к подлинному христианскому мировоззрению».

Наверное, очень благодатно работать в эфире со священниками?

По-разному бывает. Порой наши журналистские требования мешают батюшкам заниматься их работой. Иногда возникает некий «конфликт интересов». Конечно, когда мы им говорим: «Это же миссионерская деятельность!» — они идут нам навстречу. Но для некоторых это оборачивается неким тонким искушением.

Например, мы осуществляли прямую трансляцию из Свято-Троицкого кафедрального собора, когда встречали мощи святого благоверного Александра Невского, и попросили провести эту передачу иеромонаха Иеронима. Он пришел на эфир, очень хорошо провел передачу. Но после эфира, когда я благодарила его за эту замечательную работу, он признался, что все-таки хотел бы заниматься своим прямым делом и встречать святые мощи в храме, а не за микрофоном перед телекамерой...

Как удалось расширить вещание телеканала на 800 (!) городов России? С этим много сложностей возникает?

У нас нет специального отдела, который бы занимался распространением вещания по разным городам. Все 800 городов вышли на нас сами! Там есть региональное кабельное телевидение, и представители 800 коммерческих структур сами вышли на нас, заключили договоры. И это идет именно снизу! Телезрители требуют у руководителей телевизионных сетей включить и «Союз» в сетку вещания, бомбардируют их звонками... Руководители этих компаний справедливо посчитали, что православный канал для них будет рентабельным, привлечет новых телезрителей. Значит, на православное телевидение есть спрос! И с этим сегодня всем приходится считаться.

 
ТК «Союз» – 5 лет

«Мы говорим о вечном»

Светлана Ладина

Первопроходцам всегда тяжело. На них смотрят с недоумением и неудовольствием, и даже крутят пальцем у виска — мол, что спокойно не живется? Больше всех надо, что ли? 

 
ТК «Союз» – 5 лет

«Нам есть на что надеяться»

Елена Макеева

Мы беседуем с шеф-редактором программы «Новости ТК Союз», ведущим программы «Архипастырь» Ильей Юковым.

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс