Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

 
Главная → Номера → №3 (80) → Призвание – звонарь

Призвание – звонарь

№3 (80) / 12 •марта• ‘09

Ксения Возгривцева Профессия и призвание

Мы начинаем новый цикл материалов, посвященных определенным профессиям, церковным и мирским. 

Как христианин может реализовать таланты, данные ему Богом, в той или иной профессии и как он может духовно возрастать, неся определенное послушание. Первый рассказ посвящен профессии звонаря, а точнее сказать призванию. Мы беседуем с диаконом храма во имя св. Николая Чудотворца Димитрием Бажановым, руководителем курсов православных звонарей Екатеринбургской епархии, наставником большинства действующих звонарей.

Отец Димитрий, расскажите, когда и как появились звонари? Как менялась эта профессия в истории?

Назначение колокольного звона — призыв верующих к молитве. В первые века, когда на христианство были гонения, выполнять сигнальную функцию колокольный звон не мог, соответственно, и звонарей быть не могло. Предшественниками звонарей в те времена были лаосинакты, то есть народособиратели, которые тайно созывали верующих на богослужение. Первые робкие попытки использовать колокольный звон (благовест) перед богослужениями появились только в начале 7 века. Поэтому в 1 тысячелетии звонарей в современном понимании не было. Да и больших наборов колоколов поначалу не было: отливался большой колокол (по тем временам большим считался колокол весом 300-400 кг.), а затем на народные пожертвования к нему отливался колокол поменьше. Тут уже можно было исполнить праздничный трезвон.

Между Западом и Востоком в вопросах колокольного звона всегда были различия. В Европе звонари — уважаемые образованные люди, из среды которых выходили потом музыканты, или наоборот — музыкант становился звонарем. В России на колокольнях трудились церковные сторожа, пономари, инвалиды, отставные солдаты. Профессиональные звонари были, скорее, исключением. В основном храмы, обладающие хорошими наборами колоколов, звонаряпрофессионала не имели.

Только к 18 — 19 вв. можно говорить о подлинном расцвете звонарского искусства. А затем в условиях обмирщения культуры благодаря стараниям единиц удавалось сохранить, поддержать и продолжить звонарские традиции. Так, например, благодаря протоиерею Аристарху Израилеву (1817-1901) мы можем слышать сейчас дореволюционные звоны Ростова Великого.

Отец Аристарх, любивший пение, а также музыкальные инструменты, как-то получил в подарок неправильно настроенный камертон и, подтачивая, смог настроить его в тон. Более 40 лет о. Аристарх с увлечением изучал законы акустики. Он создал специальный прибор, с помощью которого стало возможным настраивать колокола в каком угодно требуемом тоне. За изобретение этого прибора Аристарх Александрович Израилев был избран в 1882 году членом Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете. В Вене, Филадельфии и Париже учеными обществами ему были присуждены почетные награды.

О. Аристарх настраивал колокола практически во всех крупных городах Российской империи. Благодаря его деятельности в России возродился интерес к колокольному церковному звону, прерванный из-за гонений на православие и духовенство в период правления Бирона. Он первым в России стал исполнять на колоколах различные мелодии, «не только старался своим теплым пастырским голосом проповедовать слово Божие, но и холодную медь заставил благозвучно вещать славу Божию».

После революции колокольный звон пережил самые настоящие гонения. Восстановление звонов в 60-70-е годы 20 века, когда власти разрешили звонить для иностранных экскурсий на звоннице Ростовского кремля, стало возможным благодаря записям, сделанным о. Аристархом. Постепенно началось возрождение колокольных звонов и по Золотому Кольцу, и по всей России.

А как на Урале происходило восстановление звонов?

В отличие от всей России, где к празднованию тысячелетия Крещения Руси массово стали восстанавливаться звоны, на Урале появились лишь первые робкие попытки. Хотя к этому времени даже начали отливаться большие колокола на металлургических предприятиях. Ведь за советское время основная масса колоколов была либо продана, либо уничтожена. В Екатеринбурге почти нигде не осталось старинных колоколов. На первых возрождающихся звонницах висели разные колокольчики весом от 10 до 90 килограммов, а большие колокола нужно было заказывать (в 1988 году были отлиты благовестники на заводе Уралмаш, конечно, их звук был далек от идеала, но само событие стало большой радостью).

И в это же время начинаются первые смелые торжественные звоны во все колокола. Огромную роль в возрождении звонов играли священнослужители, которые любили колокольный звон, но слышали его только в записях. В частности, таким вдохновенным любителем звона стал о. Тихон (Затекин) (ныне архимандрит Нижегородской епархии), который был пономарем и первым штатным звонарем Иоанно-Предтеченского собора. Когда же он стал игуменом Свято-Николаевского Верхотурского монастыря, фирма «Пятков и К°» отлила для монастыря один из первых наборов колоколов. Вот так потихонечку, осторожно, небольшими островками стали возрождаться первые после советских гонений звоны на Урале.

Появление звонаря и тогда, и сегодня зависит от настоятеля: если настоятель прихода заинтересован в том, чтобы был красивый звон, то он старается грамотно развесить колокола и подготовить специалиста. А если такой заинтересованности нет, то нет ни звона, ни постоянных звонарей.

Как люди приходят на колокольню?

Как правило, на колокольне случайные люди не задерживаются. Большинство приходящих — это верующие люди, которые желают послужить Богу колокольным звоном.

Наверное, в большинстве случаев это люди с развитым музыкальным вкусом. Если раньше на колокольню поднимались сторожа и дворники, то сегодня вряд ли кто-то будет просто так подниматься наверх.

Во-первых, колокола — это очень дорогой инструмент, и подпускать к ним непрофессионала опасно, так как треснувший колокол восстановлению не подлежит. И, во-вторых, неканоничный звон просто будет отпугивать людей, мешая их молитве. Если же на колокольне человеком, пытающимся жить духовной жизнью, совершается красивый звон, то этот звон помогает проповеди о Христе.

О. Димитрий, а как Вы стали звонарем?

Я пришел к вере в Бога примерно в 11 лет, через годдругой стал прислуживать в алтаре при Владыке Мелхиседеке, учился в воскресной школе. Мне очень нравились звоны, но на колокольню попасть было непросто. В конце 80-х годов Иоанно-Предтеченский собор входил в число пяти самых опасных храмов Советского Союза с точки зрения эффективности проповеди о Христе. Множество людей приходило в этот храм, постоянно совершались таинства, отпевания. Властям не хватало сил для антирелигиозной борьбы с этим храмом. Поэтому звоны совершались редко, нельзя было просто подняться наверх и потренироваться между службами. Пришлось следующим образом искать выход из ситуации: в загородном домике у моего прадеда оставались чугунные горшки, из которых я составил себе малую звонницу: четыре горшка стали маленькими трельными колоколами, два чуть побольше размером стали подзвонными, а благовест пришлось сделать из какого-то совершенно неблагозвучного алюминиевого ведра. Подвязал языки к ним и стал тренироваться, набивать руку.

И вот, наконец, в 1991 году мне был дан шанс позвонить на Ивановской колокольне. Стояли жуткие морозы, и в храме не оказалось ни одного желающего подняться наверх для звона на встречу Архиерея. А я все время рвался к колоколам, и меня отправили, особенно не рассчитывая на хороший звон. Поднялся я, волнуюсь, просчитываю темп и ритм — и выходит Владыка Мелхиседек. Он уже был пожилой, шел медленно от епархиального управления до собора. Эти три-четыре минуты, пока он шел, показались мне вечностью. Руки-ноги стали «отваливаться» от усталости; колокола там дореволюционные, большие кованные неудобные языки, звонить ими гораздо тяжелее, чем современными. Слава Богу, звон более-менее удался, и Владыка благословил меня на звонарство.

А с 1994 года по благословению Владыки Никона я стал штатным звонарем и начал готовить к звону ребят, которые хотели этим заниматься. С этого же года колокольня зазвонила по полному уставу: пять звонов на всенощном бдении, три звона на литургии, звоны на двунадесятые праздники (перезвоны на Погребение Плащаницы, Великое освящение воды и так далее), на венчания и отпевания. Это сейчас можно придумывать разные виды трезвонов, перенимать опыт других звонарских школ, а тогда главной задачей было — закрепить практику звона по уставу, который получил в 2000 году подтверждение Святейшего Патриарха Алексия II.

Как передается звонарское искусство, как звонарю стать профессионалом?

Раньше для подготовки хорошего звонаря требовалось от года до трех лет. Первые месяцы человек подметал колокольню, чистил колокола, подвязывал веревки, помогая звонарю. Уже на этом этапе все лишние люди отсеивались. Но если человек смиренно и с любовью выполнял послушания, перенося все трудности, то дальше в него можно было вкладывать силы, обучая звону.

Мне в этом смысле часто не везло: только приготовишь звонаря, вырастишь себе помощника, начнешь с ним разрабатывать ансамблевые звоны, как его то рукоположат и отправят куда-нибудь, то в армию заберут. И опять приходилось искать человека и учить его. Я очень рад тому, что у тех священников, которых я когдато учил звонить, колокольный звон не на последнем месте.

Когда же по благословению Владыки Викентия открылись Курсы православных звонарей, то подготовка звонарей стала, конечно, более эффективной. В России распространена древняя практика — «приходи, смотри, учись, делай как я». Звонарские курсы — редкое явление, наверное, по России насчитывается 15-20 звонарских школ. Курсы православных звонарей никем не финансируются и держатся на энтузиазме ребят-инструкторов, которые в свободное от основной деятельности время приходят в учебный колокольный класс и занимаются с новобранцами.

Но и здесь в большей степени успех обучения зависит от самого учащегося. Ошибочно думать, что обучение на курсах сделает из человека звонаря за короткий срок. Нет, нужно постоянно заниматься, тренироваться, и с помощью Божией через год-другой из человека может выйти хороший звонарь. Талант от Бога очень важен, хотя бывает, что упорным трудом человек быстрее осваивает звонарское искусство и многого добивается.

Время покажет, на что способны наши выпускники, но уже есть достаточно высокая оценка наших звонов представителями других школ.

Став звонарем, важно постоянно помнить, зачем это нужно! И нужно заболеть колокольным звоном в хорошем смысле слова: не важно, кто ты по профессии (среди звонарей есть студенты и преподаватели, дворники и плотники, бизнесмены, богословы и инженеры), каков твой возраст (есть люди от 14 до 70 лет).

Всех звонарей объединяет то, что они в дни церковных торжеств поднимаются на колокольню и с радостью ждут момента, когда можно будет звонить в колокола! Если такого чувства нет, если для человека звон в тягость, то это, конечно, не звонарь, а просто «временно проходящий послушание». Звонарство — это призвание, и призвание на всю жизнь.

В любой профессии необходимо постоянно совершенствоваться, а тем более это важно в творческих специальностях. Ведь звонарь может замкнуться в своих звонах, зациклиться на одних и тех же приемах. Какие существуют формы повышения квалификации для звонарей?

Действительно, звонарю нужно не только постоянно практиковаться, но и получать прилив новых идей, приемов звона, иначе пропадет «огонек». Обычно звонарь в одиночку или с напарником поднимается на колокольню, звонит, дует холодный ветер и может навалиться ощущение, что кроме самих звонарей эти труды никому не нужны.

На фестивалях и конкурсах колокольного звона происходит творческое общение звонарей, обмен опытом между разными школами звона. И звонарь видит, что он не один, что много людей также любят колокола, он перенимает какие-то приемы, совершенствует технику, делится впечатлениями. Кроме того, благодаря фестивалям из года в год все сильнее становится интерес к колокольному звону и в целом традициям русской культуры.

О. Димитрий, вы упомянули о том, что есть разные колокольные традиции, разные школы колокольного звона. В чем специфика уральской школы, если таковая уже сформировалась?

В плане преподавания мы до уровня школы еще не доросли. Другое дело, что уральские традиции колокольного звона уже сформировались: взять хотя бы наш способ звукоизвлечения при помощи палочки, к которой привязаны четыре трельных колокольчика.

В свое время я выдержал мощную критику со стороны некоторых ведущих звонарей в адрес этой палочки. Но она очень удобна. Например, ты стоишь наверху и минут сорок-пятьдесят ждешь приезда архиерея, чтобы встретить его звоном. Варежки-шубинки уже не спасают. И вот он едет! Нужно быстро начать звонить — хватаешь палочку, и сразу четыре колокольчика четко начинают звонить.

Из записок звонаря:
«Вечер, быстро стемнело. Наверху дует сильный ветер со снегом. Ветер такой силы, что нужно на нем «лежать», чтобы тебя назад не опрокинуло. Но он дует рывками. Только «ляжешь» на него, он прекращается и тебя кидает вперед. Мы мерзнем, но продолжаем смотреть в разные стороны, чтобы не пропустить машину с Владыкой и встретить его звоном.

Напарница носится от одной стороны колокольни к другой. Вот кажется, что сверху звонарю все должно быть видно — ничего подобного! Как ни смотри, все равно всего не увидишь. Вдруг сигнал по рации: «Давайте звоните!!!!». Мы грянули трезвон. Руки замерзли сразу, просто околели. И я деревянными пальцами держусь, жмурюсь от боли и думаю «как бы еще продержаться немножко». Звонили, пока из храма не высунулся диакон и не показал руками, что мол «заканчивайте, хватит уже!». О, ужас! Ждали с одной стороны, а оказалось, что Владыка оставил машину и пешочком тихонечко прошел в храм, и уже давно служба началась. Скорбно спускаемся вниз, ожидая поношений словесных. Надо же так напортачить».

Еще одна особенность — у нас звонят, сидя на скамеечке, а в европейской части России звонарь стоит на одной ноге, а другой нажимает на педали. Это не совсем удобно, так как при длительном звоне опорная нога устает.

Уральский звон богат разнообразными ритмическими рисунками, праздничен, торжественен и, по отзывам участников фестивалей, отличается от звонов других епархий.

Уральская школа дает возможность исполнять красивый звон в экстремальных погодных условиях. К тому же, если ты звонарь, ты должен уметь звонить везде, на любой колокольне.

Сегодня в большинстве случаев звонари — просто энтузиасты, которые из любви к колокольному делу, во славу Божию несут это служение и денег за звон не получают. Звонарей-профессионалов, которые сделали звонарство способом заработка денег, очень мало.

Да, у нас это и невозможно сегодня. Зарплата у звонарей мизерная — не то что семью, себя не прокормишь. Во всех приходах оплачивать труд звонарей и не получится пока, но я считаю, что в главных соборах города должны быть по- стоянные профессиональные ансамбли звонарей. Ведь им доверяются уникальные наборы колоколов. Взять хотя бы Храм-на-Крови, Свято-Троицкий кафедральный собор или строящийся Большой Златоуст.

Вот, например, в Храме-на-Крови, который является уникальной святыней православного мира, есть колокола весом три-пять тонн, поэтому там должна быть слаженная команда. Слава Богу, что есть люди, для которых звонарство является радостным послушанием. Но бывают дни, когда они просто заняты, и звона нет даже в праздники. Такого не должно быть. Было бы прекрасно, если бы к профессии звонаря начали относиться серьезно.

Еще одна тема, которую очень любят журналисты — звонари и звонарочки. Существует мнение, что женщины звонят более мягко, мелодично, а мужчины более резко. Есть ли разница на самом деле?

Женщина появляется на колокольне тогда, когда там нет мужчин. В любые трудные времена женщины приходили на помощь мужикам. Звонарочки — это явление, которое показывает, что не все у нас в стране хорошо. Женщина на колокольне — это исключение, а не правило (если не говорить о колокольнях женских монастырей). Хотя сегодня без них не обойтись.

Одно дело — летом позвонить на фестивале, а совсем другое дело — на холоде и на ветру звонить постоянно. Женщина может звонить на маленьких колоколах или на колоколах, которые удобно развешены, в ансамблевых звонах. А если колокола весят более тонны (вот на Большом Златоусте будет 16-ти тонный колокол), то звонить должны уже мужчины.

Мелодичность или резкость звона уже зависят от характера, темперамента человека и от личной одаренности.

С какими трудностями или опасностями звонари сталкиваются в своем деле?

Звездность — первый враг звонаря, хотя его подстерегают на колокольне еще и холод, высота, физические нагрузки. Звездность выражается в том, что звонарь начинает считать себя лучшим, поучать других, что, собственно, может произойти с человеком любой другой профессии.

Во время звона звонарь должен молиться, а не смотреть вниз и оценивать, кто и как его слушает. Ну и, кроме того, нужно еще и беречь уши, надевать наушники и не слушать тех, кто говорит, что колокольный звон никак на слух не влияет.

Еще одно из главных качеств звонаря — постоянство. Он не может опаздывать на звон, так как в идеале по звону люди могут часы сверять.

Также важно молиться, чтобы Господь послал тебе хорошего напарника, чтобы красиво звонить во все колокола. В ансамбле, как правило, сразу происходит разделение труда: один садится «за руль», то есть ведет основной рисунок, выстраивает композицию, а другой помогает на альтовых колоколах, но «за рулем» звонить уже не может, так как не получается одновременно звонить и руками, и ногами (трудности с координацией). Музыкантам решить эту проблему проще.

Кстати, наверняка в колокольный звон часто приходят музыканты. Много случаев Вы знаете, когда музыкант становится каноничным звонарем?

Это большая редкость, если только музыкант не воцерковленный. Как только он воцерковляется, и звон становится каноничным. Каноничный звон не мешает, но способствует молитве. Без этого музыканты могут пытаться на колоколах и джаз исполнять, и все, что угодно — звон для них будет лишь очередной сферой реализации музыкальных амбиций. Практика показывает, что лучшие звонари — это люди без музыкального образования, просто ребята из глубинки, хорошо чувствующие музыку.

Звон не развлекает, но призывает к молитве. Один звон — бодрый, быстрый — зовет всех на службу. Другой — торжественный и радостный — употребляется для крестного хода. Третий — печальный и постный — звонится на отпевании. Да, звонов много, но в идеале в каждом приходе должен сложиться и ансамбль звонарей, и индивидуальный стиль.

Из записок звонаря:
«Рождество Христово! Поднимаемся — а солнце уже садится за сосны. Прямо напротив колокольни ворота и главная дорога к храму, и, когда звонишь, видно, как люди идут в храм. Это здорово! Сразу понимаешь, для чего ты здесь, для чего трезвонят колокола. Полчаса звонить — дело нелегкое, и скоро руки начинают уставать. А люди все входят и входят в ворота. Дети бегут навстречу звону. Из храма вывалился народ. Двое мальчишек сначала наблюдают, как я нажимаю ногами на педали благовестов, потом начинают изображать, потом пускаются вприсядку. Рождество Христово!»

Вы любите повторять: «Звонари — это сила!». В чем сила звонарей?

Когда кто-то болеет — навещают, когда венчают звонаря — все слетаются звонить. С радостью делятся опытом и тянут дело по обучению новых звонарей. Когда люди ощущают себя командой, помогают друг другу, выручают — это действительно сила!

Из записок звонаря:
«Теперь, когда Господь дал мне возможность подниматься на колокольню и звонить, не могу уже представить жизни без колоколов. Теперь мне предельно ясно, что на коло-кольне у звонаря появляется возможность встретиться с собой, понять, на что способен. Колокольня стремится ввысь, звон зовет к Богу. И так хочется возрастать, чтобы в звоне слышалось: «Свят! Свят! Свят Господь Саваоф! Полны суть небеса и земля величия славы Твоея. Благовествуй, земле, радость велию! Хвалите небеса Божию славу!».

 

•В других номерах:•

№6 (83) / 12 •июня• ‘09

Профессия и призвание

Менеджер по персоналу: работа для людей

Галина Коршун

Рубрика «Профессия и призвание» выходит к читателям «ПВ» всего второй раз. Первый наш рассказ был о церковных звонарях (см. ПВ № 3 — 2009 г.). Сегодня разговор пойдет о светской профессии. 

 
Литературная страница

Торжество Православия

В. А. Никифоров-Волгин

Отец загадал мне мудреную загадку: — «Стоит мост на семь верст. У конца моста стоит яблоня — она пустила цвет на весь Божий свет».

 
Путь к Богу

Путь к богу — Ирина Саушкина

Ксения Возгривцева

Когда я приехала на интервью к Ирине Саушкиной, хозяйка сразу провела меня на кухню. На столе стоял красивейший пирог, чай… В доме — тишина.

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс