Журнал «Православный вестник»

Журнал «Православный вестник»

Адрес: Екатеринбург, Сибирский тракт, 8-й км,
Свято-Пантелеимоновский приход
Екатеринбургской епархии РПЦ
Почтовый адрес: 620030, г. Екатеринбург, а/я 7
Телефон: (343) 254-65-50•


•Русская Православная Церковь
Московский Патриархат
Екатеринбургская епархия•

Главная → Статьи → Самое высокое звание — юнга

Самое высокое звание — юнга

Соловки. Холодом и солёным воздухом северного моря веет от этого слова. А ещё – ладаном, потому что в XV веке преподобными Савватием, Зосимой и Германом здесь был основан монастырь. Слышится в этом названии и поминальная молитва о тех, кто погиб в лагерях ОГПУ, и молитва, обращённая к мученикам соловецким. И видятся развевающиеся на ветру ленты бескозырок и гюйсы соловецких юнг.

Об этих отважных мальчишках мы и хотим вам рассказать.

Вот краткая историческая справка с интернет-сайта Соловецкого монастыря:
"После закрытия в 1939 году тюрьмы острова были переданы военным, и в 1940–1957 годах хозяином Соловков стал Учебный отряд Северного флота. Во время Великой Отечественной войны здесь готовили для ВМФ самых разных специалистов.

Одной из школ Учебного отряда в 1942–1945 годах стала школа юнг, в которой военному ремеслу обучались мальчики допризывного возраста.

За три выпуска школа подготовила более четырех тысяч рулевых, сигнальщиков, мотористов, радистов, боцманов, электриков, комендоров и акустиков.

После окончания школы соловецкие юнги, «мальчики с бантиками», честно и самоотверженно воевали на всех флотах и флотилиях, делили со взрослыми матросами и офицерами тяготы и лишения военного времени, не отступали перед смертельной опасностью.

Многие из них были награждены боевыми орденами и медалями. Один из них – юнга-радист Владимир Моисеенко – стал Героем Советского Союза.

Начиная с 1972 года, на Соловках регулярно, раз в пять лет, проходят встречи юнг-ветеранов".

Сейчас им – за 80. И профессии во взрослой послевоенной жизни у них были самые разные – как морские, так и далёкие от солёной стихии. Но всякий раз, приезжая на Соловки, они вновь становятся юнгами Северного флота.

А тем, кто живёт в Екатеринбурге, такая возможность представляется и в родном городе. Стоит только прийти в 47-ю гимназию, подняться на второй этаж и открыть дверь Музея соловецких юнг – его сегодняшние ветераны называют своим портом пожизненной приписки.

Этому уникальному музею – более 40 лет. А зародился он после поездки семиклассницы Наташи Татариновой вместе с отцом, юнгой первого набора, на Соловецкие острова. Это было в 1972 году. Девочка по возвращении рассказала об увиденном своим одноклассникам и учителям. Наташа принесла в школу военные вещи отца, откликнулись и его товарищи – и в школьной коллекции стали появляться новые раритеты. 18 января 1975 года состоялось официальное открытие школьного Музея соловецких юнг.

Обилие подлинных экспонатов, собранных здесь, сделает честь и государственному музею: фотографии соловецких юнг, письма с фронта, форма и личные вещи юных моряков, которым в 15-16 лет выпало защищать Родину... Это всё до такой степени настоящее, что надолго приковывает внимание и направляет мысли туда, в 1940-е, на острова в Онежском заливе Белого моря, где ровесники сегодняшних 9-классников становились юнгами Северного флота.

Но главное – в дни памятных дат в музее можно встретить их самих. Встретить и побеседовать.

Рассказывает юнга 2-го набора Константин Дмитриевич Смирнов:

В детстве я занимался в кружке в кинотеатре «Рот-фронт» и получил специальность киномеханика. В 1941 году (мне тогда исполнилось 13 лет) пошёл работать в кинотеатр "Октябрь". Позже, в связи с тяжёлым положением на фронте, поступил на 217-й завод, который выпускал приборы для авиации. Работал слесарем до 1943 года. А в 1943 году по путёвке комсомола и по зову души отправился на Соловки, в школу юнг Северного флота.

Монастырь был основным пунктом, где обучались многие специалисты – и мотористы, и радисты, и другие. Очень многие были отправлены в Савватьево – это около 30-ти километров от Соловецкого кремля. Там нашими предшественниками, первым набором юнг, был проделан титанический труд: на голом поле были выкопаны землянки. Представляете, дети в 15 лет, кроме учёбы, трудились, копали землянки, обустраивали их… Потом они в этих землянках жили.

Меня, со второго набора, направили в отделение рулевых тоже в Савватьево, в роту №1. Учились мы в церковном здании, где были классы, скажем так, с «тюремным профилем». Но это не тюремные камеры были, конечно, а кельи. В каждой двери были смотровые окошечки в виде сердца. И, когда мы занимались, за нами могли присматривать наши наставники.

Учились мы здорово! Учились морскому делу, вязать узлы. Учились понимать, что такое метрология, навигация.

В сентябре 1944 года нас направили на фронт. Я попал на Балтику, во 2-й дивизион морских охотников или, как их ещё называют, сторожевых катеров. Мы участвовали в охране водного района: выходили в плаванье, наблюдали, чтобы чужие корабли не приближались, искали подводные лодки и, если находили, то проводили бомбёжку глубинными бомбами. И, самое главное – высаживали десант для освобождения населённых пунктов.

Зимой в Ленинграде мы занимались строительством новых катеров для того, чтобы весной 1945 года снова выйти в плаванье. Это были катера, работающие на бензине, с американскими моторами "Packard".

В начале 1945 года мы отправились в порт и по пути высаживали десант. При обстреле с берега я получил ранение, попал в госпиталь, и до 1946 года провалялся там.

Но на этом моя жизнь не закончилась. Правда, образование у меня было пять классов – а где работать с пятью классами? Райком комсомола направил меня старшим пионервожатым в ту же школу, где я учился. Я организовывал ребят, обучал их обороне, военной подготовке, а вечером сам учился в школе. Окончил семь классов, потом техникум и институт. Работал руководителем сектора в облисполкоме, затем был назначен директором фабрики, выпускавшей пианино "Урал". Потом был направлен на 79-й завод, где работал начальником снабжения в течение почти 30-ти лет.

Вот так мы строили наше народное хозяйство, воспитывали молодёжь. Так проходила наша служба.

Рассказывает юнга 3-го набора Александр Дмитриевич Зверев:

Когда началась война, положение было очень тяжёлое, враг подошёл к Москве, и правительство обратилось к школьникам, чтобы заменить людей, которые ушли на фронт, на заводах и фабриках. И я в 14 лет стал на заводе токарем. Потом – инструментальный, там ракеты для "Катюш" выпускали. Работали мы по 12 часов. Два с половиной года я проработал и, когда узнал, что идёт набор в юнги, то пошёл в юнги третьего набора 1944 года добровольцем.

Когда набирали юнг, на Соловки прибыли тысячи три мальчишек. А набрать надо было две тысячи. Первыми брали детей партизан, детей с концлагерей, беспризорных… Так вот, прибыли три тысячи человек, и одну тысячу отправили обратно.

В школе юнг преподаватели сказали: "Кто будет учиться на тройки, на корабль не попадёт!" – и все учились на 4 и 5. Нас шлифовали здорово! С утра до вечера тренировки, занятия. На Соловках я получил специальность боцмана и был готов дальше защищать свою Родину.

У нас не было детства и юности. Но я считаю, что жизнь прожил не зря, не впустую она прошла. Конечно, трудно рассказать и описать всю войну. Прожили мы тяжёлую жизнь, и не верится, что мы победили. И душа болит – но не за нас, а за маленьких ребят – чтобы не было больше такой войны.

Рассказывает юнга 3-го набора Николай Васильевич Пермяков:

Образование у меня было – 5 классов. А в школе юнг условия приёма были такие: 6-7 классов – обязательно. Я пошёл в 19-ю школу к своему завучу, Василию Терентьевичу. Пришёл – он красит тумбочку. Я ему: "Василий Терентьич, дайте, я тумбочку покрашу". Он в ответ: "Николай, ты же не за этим пришёл. Что тебе надо?" – "Справку, что я окончил 6 классов!" – "Я вас всех троих братьев знаю, но никто у нас 6 классов не окончил ". Но справку всё-таки дал – спасибо ему, на всю жизнь я его запомнил.

 

Примечательные факты
Гимназия № 47, где действует музей соловецких юнг, находится в Екатеринбурге на улице Данилы Зверева. И это – не однофамилец одного из героев этой статьи. Это – его родной дед. Зверев Данила Кондратьевич — известный горщик (специалист по добыче самоцветных и цветных камней) Урала и России, прообраз Данилы-мастера из бажовских сказов.

 

С Сашей Зверевым мы оказались в одном наборе и сдружились уже тогда. Жизнь на Соловецких островах была очень трудная. Мы учились по 10-12 часов в сутки, а в остальное время охраняли склады питания и обмундирования, аэродром, плавсредства. Шла война, а немцы были от нас всего в 50 километрах. И юнги с того самого времени почувствовали, что они – защитники Родины. Непросто в таком небольшом возрасте считать себя защитником Отечества, но, удивительно, мы чувствовали это.

Вообще, по международным канонам дети воевать не должны, но нас готовили только к войне. Это, наверное, было очень правильно, потому что много матросов в трудные годы ушло в морскую пехоту, прекрасно воевали, и немцы их даже называли «чёрной смертью» – но с кораблей-то эти моряки ушли. И освободившиеся специальности нужно были прикрыть. Школа юнг взяла это на себя и подготовила первоклассных специалистов.

Когда мы учились, бывали ситуации, когда можно было погибнуть. У меня был такой момент, когда я работал под водой с изолирующим подводным аппаратом. Я плохо ещё знал эту работу. Получилось так, что я обмотался сигнальным концом и в какую-то минуту почувствовал, что выбраться не могу. Сперва решил – всё... Потом подумал: «Ну, есть же ещё святитель Николай, он – покровитель моряков!». И вот уже тогда сориентировался – нажал на байпас, набрал кислороду, мешок раздулся и поднял меня. Инструктор это увидел, понял, что случилось, меня подтянул… Я думаю, что спас меня тогда святитель Николай. И потом я неоднократно его молитвами спасался.

Школа юнг на Соловецких островах провела пять наборов – три военных и два послевоенных, а в октябре 1945 года вместе со всеми ребятами, преподавателями и руководством была переведена в Кронштадт.

Первоначальный приказ был от Николая Герасимовича Кузнецова, народного комиссара Военно-Морского Флота, адмирала Флота Советского Союза. Мы и сейчас его считаем своим крёстным отцом. Это по его приказу мы пришли на Соловецкие острова, получили там флотскую специальность и первое звание юнг Военно-Морского Флота, ушли на боевые корабли и достойно защищали своё Отечество.

Сейчас по нашим меркам удивляться приходится, что служат на флоте всего полтора года. Мы год учились, потом пришли на корабли, и только через 5 лет поняли, что мы – классные специалисты. Я 9 лет служил, Саша Зверев тоже 9, а другие наши юнги служили лет по 15, по 20 – командиры боевых кораблей. А адмиралы – вообще по 45 лет. 11 человек у нас было адмиралов, они служили на флоте всю жизнь. Соловецкими юнгами были и писатель Валентин Пикуль, и певец Борис Штоколов... И до сих пор, какое бы высокое положение у кого из нас ни было – каждый скажет: "Самое высокое звание – это юнга".

P.S.: Вот такую незабываемую встречу подарили нам майско-победные торжества 2014 года. И ничего тут больше говорить, наверное, не нужно. Только пожелать юнгам Северного флота, чтобы их морской поход по жизни был как можно более долгим, сопровождался Божиим благословением и привёл бы в ту Гавань, достичь которой желаем все мы. И низко поклониться.

 

Примечательные факты
В 1854 году соловецкие монахи дали отпор английскому флоту. Соловецким юнгам, обучавшимся на территории монастыря, рассказывали об этой боевой странице истории обители.

Вспоминает Николай Васильевич Пермяков:
– У переговорного камня два английских фрегата подошли к Соловкам, но пройти в бухту Благополучия им было невозможно, потому что они не знали фарватер. Настоятелю монастыря англичане предъявили свои требования: отыскать нескольких быков и перенести их на корабль. Настоятель отказался. Англичане обстреляли монастырь. Ни одного раненого или убитого не было. Ядра эти и сейчас находятся в стенах монастыря, так они там и застряли.

И два фрегата ушли ни с чем. Приблизиться было нельзя, потому что в монастырских башнях стояли пушки. Места были пристрелянные, и, если бы фрегаты подошли поближе, для них это была бы гибель.

Монахи Соловецкой обители умели сражаться. Был отдельный полк, который защищал Соловки. И если на севере все подобные монастыри были сожжены шведами, то на Соловецкие острова ни в войну, ни до этого вражеская нога не ступала. Этим и замечательны сейчас Соловки – можно сказать, жемчужина моря.

•Фоторепортаж•

 

•25 •декабря• 2014•

2013

2014

2015

•Январь• •Февраль• •Март• •Апрель• •Май• •Июнь• •Июль• •Август• •Сентябрь• •Октябрь• •Ноябрь• •Декабрь•
 

Яндекс.Виджеты

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

Все Виджеты Православного телеканала «Союз»

Яндекс.Виджеты Православного телеканала «Союз»

Православный вестник. PDF

Добавив на главную страницу Яндекса наши виджеты, Вы сможете оперативно узнавать об обновлении на нашем сайте.

добавить на Яндекс